Лукашенко в телевизоре хочет выглядеть хозяином, а не кандидатом

Александр Класковский, Naviny.by

Вместо выступления кандидата Александра Лукашенко белорусское государственное телевидение показало 16 сентября криминальную передачу «Зона X». Сам кандидат в это время находился отнюдь не в зоне Х, а в Сочи.

Понятно, там, на черноморском берегу предстоит важная встреча с Владимиром Путиным. Но избирательное законодательство позволяет показывать и запись выступления.

Так что проблема здесь явно не техническая. Почему же кандидатскую квоту агитации через телевизор действующий руководитель государства решил не использовать? Поставил в игнор, если говорить эвфемизмом оппозиции, которой законодательно запретили агитировать за бойкот выборов.


Эфира у президента и так навалом

Чтобы понять специфику белорусского телевидения, стоит обратиться к данным мониторинга, проведенного Белорусской ассоциацией журналистов.

Например, в вечерней информационной программе «Панорама» первого канала БТ в период с 17 по 28 августа главе государства было отведено более 78% времени, потенциальным кандидатам в президенты — 0,5%.

Лукашенко в телевизоре хочет выглядеть хозяином, а не кандидатом

Интересно, что официальный результат, с которым Александр Лукашенко обычно побеждает на выборах, — в районе 80%, близок к доле времени, которое отдают ему в «Панораме».

К слову, недавно обнародованные данные Информационно-аналитического центра при Администрации президента, согласно которым главе государства доверяют 76,6% избирателей, косвенно свидетельствуют о том, что наверху решили не играть в «европейский результат» и оформить бессменному президенту очередную «элегантную победу» с традиционной красивой цифрой.

Для сравнения: рейтинг доверия Лукашенко по данным июньского опроса, проведенного раздражающим белорусские власти и потому зарегистрированным в Вильнюсе НИСЭПИ, гораздо скромнее — 49%.

Да, и не надо путать этот показатель с электоральным рейтингом по закрытому вопросу (грубо говоря, из набора персон, как в избирательном бюллетене). Последний по версии НИСЭПИ еще ниже — 38,6%.

Остальную арифметику (или химию?) прикиньте сами.


Не хочется выглядеть «одним из»

Таким образом, и без жалкой квоты у официального лидера телеэфира навалом. Но не стоит думать, что по этой причине Лукашенко брезгует крохами.

Принципиальная разница в том, что «Панорама» и другая официальная хроника рисуют его полновластным хозяином страны. А специальный предвыборный эфир сразу опускает могучего правителя до статуса одного из соискателей главной должности.

Выступить в этой роли означает заронить в голову обывателя вредные мысли о политической конкуренции, сомнения в незаменимости действующего главы государства. Созданная же Лукашенко система реальной конкуренции за власть не предусматривает. Мы видим лишь ее имитацию при помощи отфильтрованных как-будто-соперников действующего президента в избирательном бюллетене.

Причем проект бюллетеня явно был на какой-то стадии отредактирован. В него не вписался экономист Виктор Терещенко, при том что имел давнюю репутацию спарринг-партнера властей. К подписям за выдвижение Терещенко подошли по всей строгости закона, и этого оказалось достаточно, чтобы выявить зашкаливающую фальсификацию. Вопрос о качестве подписей, собранных другими претендентами, остался в тени.

Возможно, для спарринг-партнера экономист в очках и с мудреными графиками оказался слишком рискованной фигурой на фоне экономического завала. А вдруг электорат поверит, что этот человек знает рецепт благосостояния?


Экономика: красивые тезисы были и раньше

Между тем именно экономическая часть предвыборной программы Лукашенко оказалась самой проработанной и формально прогрессивной, если сравнивать с явно популистскими программами остальных кандидатов. Те наобещали избирателям много всяких благ и льгот неизвестно за счет чего.

Впрочем, отчего бы и не наобещать, если знаешь, что президентского кресла тебе не видать как собственных ушей и выполнять ничего не придется. Действующий же президент, напротив, сулит «эмиссию денег в строгом соответствии с потребностью экономики». Проще говоря, намерен сдерживать аппетиты предприятий и населения.

Да уж, Лукашенко и сам вволю грешил популизмом, давал отмашку на бешеные кредиты госсектору и надувание зарплат перед выборами, но капитально обжегся на обещании обеспечить к 2015 году средний заработок в тысячу долларов. Ныне он у белорусов лишь в районе 400, при том что к предыдущим выборам было достигнуто сакральное всем-по-500.

Да, можно списывать облом на внешние факторы (что в программе Лукашенко и звучит: «Не мы провоцировали мировой экономический кризис… Но все это ударило по нам, ударило больно и неожиданно»).

Однако оправдания слабоваты (вообще когда харизматичный вождь начинает оправдываться, как школяр у доски, это априори пиаровский проигрыш).

И уж никак сетования на проклятую глобализацию не наполнят кошелек. Между тем даже по данным Белстата (которые многим представляются ну очень оптимистичными) реальные располагаемые денежные доходы населения Беларуси в январе — июле 2015 года снизились на 5,1% к уровню января — июля 2014 года.

Наконец, глобализацию не отменишь директивой, мировые цены на нефть не подвластны указам. А потому нужно приспосабливаться к мировой экономике, нечто менять в исчерпавшей ресурс «уникальной белорусской модели развития».

Чувствуется, что написание экономической части программы Лукашенко было отдано на откуп современно мыслящим специалистам. Ее тезисы впечатлили даже либерального экономиста Ярослава Романчука.

Я бы не обольщался. Ведь уже были довольно прогрессивные документы вроде директивы о поддержке предпринимательства (ее, кстати, Лукашенко пообещал на IV Всебелорусском народном собрании перед выборами 2010 года). Но предприниматели и сегодня стонут.

Формально белорусское законодательство стало проще, гибче для ведения бизнеса, привлечения инвесторов (продвинулись на столько-то строчек в таких-то глобальных рейтингах). Но потом вдруг у одного инвестора именем революции отбирают шоколадные фабрики, другого сажают в тюрьму с довольно туманной мотивацией — и зарубежные денежные мешки снова дают себе зарок обходить Беларусь стороной.

Какие-то реформы после 11 октября начнутся, иначе не получить новых кредитов. Но велика вероятность, что будут эти преобразования идти с большим скрипом и раз за разом торпедироваться волюнтаристскими решениями типа «заморозить цены» или ободрать, посадить плохого инвестора.


Свобода? Держите карман шире

Тем более призрачны надежды на политическую либерализацию. Политолог Юрий Чаусов явно поторопился с выводом, что своей программой Лукашенко перехватил-де у оппозиции концепцию свободы.

Да ничего он не перехватил. Действительно, корень «свобод-» встречается в программе восемь раз. Но в сугубо специфическом контексте. Имеется в виду свобода от иноземного порабощения (синоним независимости). Да, и еще в одном месте речь идет о перспективе «свободной купли-продажи акций предприятий всех форм собственности».

Причем в программе утверждается, что свободную и суверенную Беларусь мы уже построили. Короче, свободы уже и так навалом, нечего вас баловать.

Если же серьезно, то в тексте — ни слова о политических свободах, развитии гражданского общества, раскрепощении СМИ и прочих базовых вещах, без которых вести речь о свободной стране смешно.

Да и свобода как синоним независимости в нашем случае под большим вопросом: Москва в любой момент может прикрыть краник и поставить на колени.

И программное обещание, что «наша страна никогда не будет втянута в чужие войны и конфликты», блекнет на фоне того, как Кремль выкручивает руки со своей авиабазой.

Да, политтехнологи, похоже, посоветовали вкрапить в текст слово «свобода», чтобы слегка спутать карты и оппонентам режима.

Но в своих живых речах Лукашенко практически не употребляет этого чуждого ему слова. А о реформах говорит обычно с нескрываемым раздражением. Недавно он отчитывал за реформаторские предложения премьера Андрея Кобякова. И вы думаете, теперь глава государства вдруг перековался?

Кстати, появись он на экране с лозунгами свободы, зритель просто выпал бы в осадок от когнитивного диссонанса.


Либерализм претит системе

Вообще от программы Лукашенко веет не либерализмом, а консерватизмом. Лейтмотив — «прежде всего мы должны защитить то, что уже создано».

Но белорусская модель на советской базе анахронична, ее нужно менять. Или наверху собираются до последнего защищать любовно сконструированную авторитарную систему, комфортную лишь для тех, кто у кормила власти, поскольку механизм смены элит, политической конкуренции заблокирован?

Вообще свобода — это вызов для системы Лукашенко. Он хорошо помнит, как горбачевская перестройка, когда люди захмелели от свободы, развеяла страх перед коммунистическим режимом и привела к его краху. И потому наверху так нервничают даже когда лишь слегка имитируют либерализацию для Запада.

Другое дело, что масса белорусов пока слабо знает свободу на вкус.

Да, а на теледебаты, которые покажут 3 октября, Лукашенко тоже, скорее всего, не придет. Зачем ему, полновластному хозяину страны, даже формально, даже 60 минут выглядеть «одним из»?

Новости по теме

Новости других СМИ