Если российский рубль продолжит укрепляться, вернется ли доллар по 15—16 тысяч?

Настасья Занько, onliner.by

Как завязан белорусский рубль с российским? Выгодна ли дедолларизация стране? Стоит ли белорусам ждать единой валюты с Казахстаном и Россией? Onliner.by задал финансовым аналитикам самые животрепещущие вопросы от посетителей нашего форума.

— Наши читатели не совсем понимают, раз белорусский рубль привязали к корзине из трех валют, то почему он так сильно зависит от российского?

— В корзине валют есть свои нюансы. Дело в том, что с начала нынешнего года Нацбанк установил долю российского рубля в корзине валют в 40%. На доллар США и евро приходится по 30% соответственно, — отмечает эксперт-аналитик официального партнера компании «ТелеТрейд» в Беларуси Михаил Грачев. — Поэтому динамика изменения белорусского рубля высоко коррелируется именно с российским рублем. Расчет курса белорусской валюты к российской через паритет цен на одни и те же товары в России и в Беларуси дает цифру примерно RUR/BYR 270—280. Эту цифру, собственно, мы и видим сейчас в таблице курса валют Нацбанка. Курс остальных валют формируется в соответствии с рыночными факторами.

— Если российский рубль будет дальше укрепляться, то стоит ли ждать возврата к июльскому курсу, когда доллар стоил 15—16 тысяч?

— В целом экономика России и цены на нефть в сентябре текущего года показывают пусть и минимальный, но рост. При условии, что эта тенденция сохранится, можно говорить, что курс российской валюты, соответственно и белорусской, будет укрепляться, — уверен Михаил Грачев.

— Второй вопрос, который волнует наших читателей, — это дедолларизация экономики. Сейчас правительство сократило число легальных операций с валютой. И это сразу же вызвало множество вопросов. К примеру, визовым центрам даже пришлось приостановить работу, туристические компании пострадали. Какая выгода стране от дедолларизации?

— Ясно, что полностью от расчетов в валюте Беларусь отказаться не может. Все экспортно-импортные договора, контракты и операции заключаются и проводятся в иностранной валюте, — считает Михаил Грачев. — Выйти из доллара при проведении некоторых операций возможно. Например, сделки с Китайской Народной Республикой, Россией или Казахстаном могут проводиться в юанях, российском рубле или тенге соответственно. Это снизит риски, нельзя быть завязанным в расчетах на одной валюте.

Что касается внутренних расчетов, то здесь понятие «дедолларизация» относится больше к сбережениям граждан. Ведь расчеты в инвалюте между физическими и юридическими лицами запрещены законодательно, за исключением некоторых случаев. Белорусы используют иностранную валюту в качестве инструмента сохранения сбережений и при совершении более-менее крупных покупок. А это подрывает доверие к национальной валюте, что негативно сказывается на экономике страны. Здесь задача Нацбанка и правительства страны — повысить качество сбережения средств в белорусских рублях и развитие внутреннего рынка с расчетами в национальной валюте. Это и будет самым важным шагом к дедолларизации экономики.

— Существует версия, что при таком количестве кризисов в Казахстане, России и Беларуси выход якобы один — единая валюта. Мол, «алтын» всех спасет. Насколько это реальный выход?

— В идеале условная валюта будет обеспечена активами всего ЕАЭС. Мировые рыночные колебания не будут беспокоить внутренний рынок экономического объединения, если расчеты внутри проводить через тот же «алтын», — считает Михаил Грачев. — При этом национальные валюты — рубли и тенге — останутся дееспособными на внутреннем рынке.

— Единая валюта — это вершина экономической интеграции, — объясняет московский аналитик ГК «ТелеТрейд» Александр Егоров. — И с этой точки зрения необходима высокая гармонизация законодательства, фискальной и бюджетной политики, не говоря о единых принципах функционирования в области монетарной политики. Необходимо решение о едином эмиссионном центре, принципах управления наднациональным регулятором, а также нужно решить целый блок технических вопросов по состыковке платежных систем.

На текущий момент идея быстрого перехода на единую валюту — это скорее утопия. Только к 2025—2030 годам страны ЕАЭС могут реально перейти на расчеты только в национальных валютах без участия доллара США. И успешная реализация этого решения создаст предпосылки для следующего этапа.
Если не провести серьезную подготовительную работу, включая структурные реформы экономики, которая может потребовать десятилетия, переход на единую валюту приведет к неравноправному партнерству. И в конечном счете окажется обременительным для всех участников и не даст никаких преимуществ на мировой арене.

Новости по теме

Новости других СМИ