Белорусские врачи десятилетиями пересаживали пациентам "ворованые" органы

"Наш дом"

Более трех месяцев прошло со дня восторженных реляций о проведенных в нашей стране операциях по пересадке сердца. Мол, и мы, белорусы, не лыком шиты.

Из уст главы государства прозвучало:

- Мы гордимся тем, что белорусская трансплантология развивается поистине революционными темпами, каждый год осваивает уникальные операции по пересадке органов и тканей, возвращая многим людям радость, веру и надежду. Выполненная вами трансплантация сердца — настоящий научный подвиг, выдающийся прорыв в отечественном здравоохранении, свидетельствующий о мировом уровне его развития.

Не знаю, кого высший чиновник государства подразумевал под словом "мы". Лично я гордости за отечественную трансплантологию не испытываю.

О каком научном и трудовом подвиге, о каком выдающемся прорыве в отечественном здравоохранении идет речь? Операции по пересадке сердца разработаны еще в прошлом веке и вовсе не белорусскими медиками. Проводятся подобные операции во многих странах.

Белорусские специалисты лишь добросовестно изучили методики, разработанные иностранцами, поработали в Вильнюсе, Берлине, Праге под руководством зарубежных ассов и повторили в своей стране.

Да, валюта на обучение белорусских медиков потрачена не зря: учились наши специалисты у иностранных коллег добросовестно. Но называть добросовестное обучение навыкам работы научным и трудовым подвигом (?!)

Главного кардиохирурга Беларуси, доктора медицинских наук, профессора, академика белорусской академии наук Юрия Островского через месяц после успешной операции выдвинули в члены-корреспонденты Национальной академии наук. По всей видимости, заслуженно: более четырех тысяч операций, книга "Хирургия сердца", разработка искусственного клапана сердца… Только вот информации в Интернете о научных разработках главного кардиохирурга в области трансплантации сердца не обнаружил.

Видимо, я не очень продвинутый пользователь всемирной паутины.

Юрий Островский называет белорусский Закон о трансплантации органов и тканей одним из самых прогрессивных в СНГ…

Позволю себе не согласиться с медицинским светилом. Пересадка органов (почек) проводится в Беларуси четыре десятка лет. И лишь в апреле 2009 года впервые назвали тех, у кого позаимствовали почку. То были родители. Все остальные пересаженные органы, включая сердца, пересадка которых названа "выдающимся прорывом в отечественном здравоохранении", — ворованые.
Именно по этой причине не испытываю гордости за отечественную трансплантологию.

Для пересадки годны лишь органы, взятые у живого человека. Исключение составляет почка, но и для нее время изъятия из трупа ограничено 20-ю минутами после остановки сердца. Подготовка же к операции по трансплантации занимает значительно больше времени. Следовательно, и в этом случае операцию по изыманию органа начинают проводить, пока тот, у кого изымают почку, еще жив.

Эра трансплантации внесла существенное изменение в многотысячелетнее понятие "смерть". Человек разумный считается ныне умершим уже при смерти разума, то есть головного мозга.

Но душа-то еще в теле! Сердце, легкие и другие органы, как подключенные к аппаратам, так и функционирующие самостоятельно, работать продолжают.

Придумали такую трактовку смерти лоббисты трансплантологии. Человек, душа которого покинет тело лишь после остановки сердца, хирургов, изымающих органы, не интересует.

Возмущаться, протестовать против данного определения смерти на современном этапе развития человечества, по всей видимости, бесполезно. Очень уж большие деньги стоят за столь негуманной формулировкой. Отмечу только, что в эпоху трансплантологии бороться до последнего мгновения за жизнь молодых пациентов, получивших в ДТП травму головы, медики не будут. Во всяком случае, врачи белорусские. (Старики для изъятия органов и костного мозга не годятся.)

Наши эскулапы вопросы госпитализации и выписки из больницы, призыва под ружье решают не по клиническим показаниям, а по указаниям милиции и прочих т.н. правоохранительных органов.

Оказавшись в избирательной комиссии, результат волеизъявления избирателей белорусские медики объявляют тот, который предписали власть имущие.

Это не голословное обвинение. Несколько лет назад начальник главного военного госпиталя, в звании полковника, из рук в руки сдал меня, старшего офицера, "жандармам" Центрального РУВД столицы. Едва оклемавшегося седого кавторанга прямо из реанимационного отделения повезли на очередную отсидку в Окрестинский спецприемник.

Бедолаги Минска и Бреста, сердца которых 12 февраля, 26 марта, 7 апреля 2009 года по биологическим показателям оказались пригодными к пересадке, полагаю, были обречены. Трансплантологи, во имя "выдающегося прорыва в отечественном здравоохранении", по-бандитски выкрали из их тел сердца.

История, в виде легенды, сохранила имя Человека (пишу с большой буквы), который ради спасения других сам вырвал из своей груди сердце. Звали героя - Данко.

Граждане, сердца которых продлили жизнь другим людям, подвиг не совершали. Скорее всего они, действительно, умирали. Налетевшие коршунами белорусские трансплантологи, воспользовавшись беспомощным состоянием пациентов больницы, разодрали им груди и вырвали сердца. Сделали это, даже не пытаясь выяснить волю наследников тела (родных и близких), получить согласие на изъятие сердца умирающего.

О погибших под скальпелем трансплантологов в своем поздравлении глава государства не упомянул. Судя по публикациям СМИ, и те, кому внедрили чужие сердца, не выразили слов благодарности своим донорам.

Не обнаружил в СМИ и слов благодарности ни тем, у кого взяли органы, ни их родным и близким, как от двух десятков человек, которым "пришили" чужую печень, так от сотни тех, кому "заменили" почку.

Обществу неизвестны ни имена людей, растерзанных на органы, ни возраст, ни пол. Не будет у них памятной надписи на надгробье о смерти во имя спасения жизни других.

Белорусские трансплантологи убивают человека, как палачи преступника в камере смертников. Отличие только в том, что Володарка скрывает местонахождение могилы убиенного, а трансплантологи скрывают местонахождение органов убитого.

Кража — это тайное похищение (статья 205 УК).

С трактовкой смерти человека, как смерти его мозга, в принципе можно согласиться. Нужны только гарантии порядочности врачей. Но о какой порядочности трансплантологов Республиканского научно-практического центра "Кардиология" можно говорить после осуждения четырех врачей этого центра за взятки и злоупотребления и освобождения самого Юрия Островского от должности заместителя директора центра.

Законы с течением времени меняются. В бытность автора депутатом парламента (1996 год) была попытка внесения изменений и в Закон о трансплантации.

Парламентские дебаты по законопроекту были бурными. Камнем преткновения стала норма, допускающая в критической ситуации изъятие органа без согласия родственников. Но четвертьвековая (на тот момент) статистика пересадки органов не зафиксировала ни одного случая получения согласия родственников. Все пересаженные почки были ворованные.

Овальный зал явно криминальную норму не утвердил. Закон отправили на подпись главе государства. Каково же было мое возмущение, когда ознакомившись с текстом законодательного акта, отправленного секретариатом, я обнаружил в нем отклоненную парламентариями норму о допустимости изъятия органов без согласия родственников как принятую.

О какой порядочности трансплантологов после этого можно говорить! Их лоббисты не гнушаются ни чем.

О преступных деяниях письменно сообщил главе государства. Закон подписан не был. Но и к уголовной ответственности за подделку парламентского акта никого не привлекли. Зато вскорости разогнали Верховный Совет (13-го созыва). Выгнали "нехороших" депутатов и сформировали Палату представителей из депутатов "хороших". Таких, которые уже через неделю приняли закон о трансплантации, в котором о получении согласия родственников на изъятие органов даже не упоминается.

Полная вседозволенность, прикрытая фиговым листком недопущения забора органов, если у руководителя клиники, которая производит изъятие, нет письменного несогласия на это от находящегося без сознания пациента, доставленного в данное лечебное учреждение, или от его родственников.

Лечебных учреждений, имеющих лицензию на изъятие у умирающих органов для пересадки, в Беларуси более 40. Согласно закону каждый гражданин, не желающий в случае получения травмы головы быть расчлененным на органы, должен в каждую из этих сорока клиник представить нотариально заверенное несогласие уйти в мир иной разукомплектованным.

Но в какую клинику отвезет скорая — известно только Господу Богу.

А нотариально заверенное несогласие на расчленение — поскольку просто заявление может "затеряться". Хотя и это не дает гарантию, ведь количество лицензий на разукомплектование умирающего может "вдруг" увеличиться.

Лоббисты трансплантологии называют такой подход презумпцией согласия. Что означает: каждый человек в Беларуси, начиная с только что родившегося несмышленыша, заранее согласен на принудительное изъятие из своего тела органов, тканей и костного мозга.

Вывод автора: белорусский закон о трансплантации не есть прогрессивный. Закон — криминальный. Как любой иной нормативный акт, не предусматривающий гласности и прозрачности.

Закон — антигуманный, поскольку тайные деяния трансплантологов, по сути, грабеж находящегося при смерти человека.

Грабеж, поскольку органы у умирающего конфискуются.

Конфискуются без компенсации. Хотя бы в виде организации за счет гоcударства похорон донора и установление надгробья.

Валерий Щукин, правозащитник

поделиться

Новости по теме

    Очередь на почку – 2,5 года. Для своих – бесплатно

    Республиканский научно-практический центр трансплантации органов и тканей в Минске за два года провел 150 операций пересадки печени. Трансплантация органов проводится также в Бресте и Гомеле. Всего в Беларуси сделано 70 операций по пересадке сердцаподробности

Новости партнёров