Лукашенко примеряет ситуацию со свергнутыми диктаторами на себя

Валерий Карбалевич, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Все прошлые выступления Александра Лукашенко в ООН и на других международных форумах определялись антизападной (и прежде всего - антиамериканской) риторикой. Поскольку Запад - главный критик белорусского режима, то борьба с этим врагом была его идеологическим кредо.

Можно было ожидать, что на этот раз антизападная риторика будет приглушена. В том числе и по той причине, что сейчас официальный Минск стремится нормализовать отношения с ЕС и США. И потому, что от их позиции зависит выделение Беларуси нового кредита МВФ. Не случайно Александр Лукашенко в субботу, 26 сентября, встретился с директором-распорядителем Международного валютного фонда Кристин Лагард. То есть вопрос для белорусского руководителя очень актуален.

Тем не менее, в выступлении Лукашенко прозвучала резкая критика Запада, прежде всего США. Но стоит обратить внимание на два момента.

Во-первых, ни одна страна не была названа конкретно. Только из контекста можно было догадаться, кто имеется в виду.

Во-вторых, Лукашенко подверг критике Запад прежде всего за его политику на Ближнем Востоке. Если руководитель Беларуси говорил об Украине, то обвинял неких анонимных "сильных мира сего".

Критика Лукашенко Запада за его политику на Ближнем Востоке происходила в довольно жестких выражениях. "Пример открытого политического хамства, лжи и преступлений против человечности - на поверхности", - говорил он. При этом в одну кучу смешаны и война в Ираке, и события в Тунисе, Ливии, Сирии. Хотя это совершенно разные конфликты. Если режим Саддама Хусейна в Ираке был свергнут американцами в результате военной операции, то в других арабских странах ситуация развивалась иначе. В Тунисе произошла классическая народная революция без всякого иностранного вмешательства. Гражданская война в Ливии и Ираке началась под сильным влиянием других арабских стран, в первую очередь, Саудовской Аравии. Запад вмешался значительно позже.

Зачем Лукашенко ссориться с Западом из-за стран, которые далеко от Беларуси, и конфликтов, которые непосредственного влияния на нее не имеют?

Прежде всего, Лукашенко по своей политической природе - популист. И этот свой стиль он распространяет на международную политику. Он понимает, что антиамериканизм - довольно распространенное в мире явление, особенно среди стран Азии, Африки и Латинской Америки, которые доминируют в ООН. И поэтому белорусский лидер стремится понравиться большинству.

Затем, и это главное, Лукашенко примеряет ситуацию со свергнутыми диктаторами на себя. Для него любая власть абсолютно сакральная, поэтому отстранение от власти руководителя - святотатство, страшное преступление. Вот он и возмущается:

Зачем убили президента Ирака?.. Распяли президента Каддафи... Рванул в Сирию. Спрашивается: зачем? Зачем вы убиваете людей? Зачем свергать действующего президента? Чем он вам не угодил?


Диктаторов жалко больше, чем народы. Это искренний крик души. Ранее он так же защищал Слободана Милошевича и Курманбека Бакиева.

Наконец, Лукашенко стремится навязать миру свое представление о правах человека. Мол, "каждый народ, каждая страна имеет право на выбор своего пути развития" со своими политическими правилами. Он говорит, что в Беларуси нет голода и нищеты, дискриминации по национальным, религиозным признакам, существует социально-политическая стабильность. "Именно это и есть демократия, а не то, что пытаются насадить нам наши западные учителя", - заявляет Лукашенко.

Именно об этом он говорил и на встрече с руководством ООН. Поскольку в этой организации большинство стран имеют проблемы с правами человека, то Лукашенко ведет себя уверенно. Он там - среди своих.

Новости по теме

Новости других СМИ