Реформы: Лукашенко не хочет сам себе копать яму

Александр Класковский, naviny.by

На Западе президент после переизбрания обычно охотнее идет на непопулярные реформы, потому что второй срок в демократиях — как правило, и последний, терять нечего. А вот Александру Лукашенко терять есть что.

Недавно оформленный пятый срок правления, видимо, не кажется бессменному президенту Беларуси последним. Да и в любом случае он не хочет своими руками хоронить так тщательно отстроенную авторитарную систему, основанную на административной экономике.

Программные выступления Александра Лукашенко после выборов 11 октября оказались даже более ретроградными, чем можно было ожидать, зная его консерватизм.


Помощник президента выступает «поперек батьки»

Выступая 30 октября в Минске на оперативном сборе командного состава Вооруженных сил, официальный лидер заявил: «Мы находимся в непростой ситуации, поэтому подменить реальную работу в экономике на некие реформы, в том числе радикального характера, на реформы, которые абсолютно неприемлемы, вообще неприемлемы, а особенно в кризисный период, не получится».

Итак, кризис здесь используется как дополнительный аргумент против реформ. Хотя здравый смысл подсказывает обратное: коль прежняя экономическая модель не работает, ее следует менять.

Можно также вспомнить, что белорусские власти бездарно упустили комфортное для реформ время нефтяного офшора в середине прошлого десятилетия. Шальные деньги (которые давала, в частности, колоссальная маржа нефтепереработки) были пущены на проедание, ледовые дворцы, агрогородки и тротуарную плитку.

Возвращения подобной благодати теперь ожидать глупо. Если же представить, что каким-то чудом проблемы рассосутся — нефть резко подорожает, залежалая продукция гигантов отечественной индустрии станет уходить на экспорт со свистом, — то реформ от руководства Беларуси тем более не дождешься.

Но проблемы не рассосутся. Чем дольше тянуть резину, тем болезненнее будет процесс давно назревших преобразований. В этом пытаются убедить Лукашенко мыслящие по-рыночному люди из окружения.

Скажем, помощник президента Кирилл Рудый, который в свое время стажировался в Чикаго, в недавнем выступлении на научной конференции в столичном «Президент-отеле» камня на камне не оставил от идеологии ручного управления экономикой — той самой идеологии, на которую уповает его непосредственный шеф.

Показательно, что за такую крамолу последний не выгоняет Рудого и иже с ним. Можно было бы даже предположить, что Лукашенко негласно поощряет дискуссию о рыночных преобразованиях, чтобы подготовить общество к непопулярным мерам.


«Расписать поштучно каждый трактор»

Впрочем, иллюзии, что наверху вот-вот решатся на экономическую перестройку, были и раньше — например, в контексте кризиса 2011 года.

Но в какой-то момент президент сам выходит на трибуну и дает прогрессистам такой отлуп, что ежу становится понятно: при нынешнем правителе реформ белорусам не видать.

Так, в ноябре 2011 года Лукашенко в пух и прах разбил «рыночную экономику Мясниковича — Румаса» (Михаил Мясникович был тогда главой правительства, а Сергей Румас — его заместителем).

При этом президент особо стыдил премьера: «Вы-то человек опытный, ладно, пару молодых резвых ребят у вас в правительстве, но вы-то прекрасно понимаете, что особенно в нашей ситуации очень часто нам приходилось раньше и придется впредь вручную регулировать некоторые процессы».

В итоге до сегодняшнего дня вручную регулируется почти все. На совещании 20 октября нынешнего года Лукашенко вновь апеллировал к чудодейственной, как ему кажется, силе ручного управления: «…Расписать поштучно, если хотите, беру в кавычки, каждый трактор, автомобиль, каждый килограмм мяса и молока, определить, куда мы их будем поставлять, кто ответственный, и контроль ежеквартально, по некоторым позициям — ежемесячно».

На том же совещании руководитель Беларуси признался: «Некоторые говорят: есть кредит доверия и надо провести непопулярные меры, причем очень быстро…» Но тут же категорически отказался «резать по живому».

Речь перед военными 30 октября была проникнута тем же нафталинным духом. Лукашенко не мог обойти вопрос реформирования экономики, но свел его к тому, что «реформа сегодня в одном — надо произвести качественный товар, который мы умеем производить, и продать его за хорошие деньги».

Короче, очередная сентенция в духе «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным».

Заметим также, что президент противопоставляет реформам «реальную работу в экономике». Но ведь как раз без преобразований эта работа все больше напоминает сизифов труд.


Бесполезно стегать дохлую лошадь

Ретроградные пассажи белорусского руководителя отнюдь не выглядят сенсацией, но пикантность ситуации в том, что Минск просит кредит у МВФ. А в фонде, наученные опытом 2009–2010 годов, когда дали Беларуси кредит, но реформ не дождались, требуют, чтобы сейчас власти на самом высоком уровне продекларировали приверженность политике реформ и последовательной макроэкономической политике.

Проще говоря, МВФ ожидает, что за реформы подпишется лично Лукашенко. Но пока он, как видим, громит «радикалов-рыночников» и согласен лишь «совершенствовать» да «развивать» заехавшую в тупик отечественную экономическую модель.

Какое тут развитие? Согласно свежему прогнозу Всемирного банка, к концу нынешнего года снижение ВВП Беларуси составит 3,5%, в 2016 году падение составит 0,5% и лишь в 2017-м вероятен слабый, до 1% рост. Это намного ниже темпов роста мировой экономики, а значит, Беларусь будет и впредь сползать в аутсайдеры.

Между тем проведение структурных реформ, по оценкам независимых экономистов, уже в ближайшее время могло бы дать дополнительный годовой рост в пару процентов. Это все равно меньше, чем у чихающей ныне экономики Китая, но хоть что-то.

Однако более вероятно, что белорусский президент попытается до последнего консервировать экономическую модель а-ля «совок».


Боясь потерять власть, можно потерять Беларусь

При том что Лукашенко реформ не хочет, процесс переговоров с МВФ запущен, правительство подготовило план преобразований, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

По его мнению, власть, рассчитывая подписать программу с МВФ, «в реальности не собирается ее выполнять».

Возможна ли некая белорусская перестройка при Лукашенко? Ну, если только представить «совершенно фантастические на сегодня сценарии, когда народ выйдет на улицы», говорит аналитик. Пока же массы не протестуют, на реформы нынешний режим не пойдет, считает Карбалевич.

Между тем в сентябре Лукашенко встретился в Нью-Йорке с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард. И вряд ли держал перед ней столь же обскурантистскую речь, как перед людьми в погонах в Доме офицеров 30 октября.

Напротив, логично предположить, что высокий гость, который всегда старается говорить то, что по душе его высокопоставленным визави, пытался обаять госпожу директора не только букетом цветов (как подчеркнул Лукашенко, европейских, а не американских), но и широтой обещаний.

Поверит ли многоопытная мадам Лагард очередным обещаниям Минска? Экономист Леонид Злотников в комментарии для Naviny.by отметил, что в МВФ не питают иллюзий относительно белорусской ситуации, однако фонд «не всегда поступает в соответствии с логикой экономики, иногда там принимаются политические решения».

В частности, подчеркнул собеседник, большой вес среди учредителей МВФ имеют Соединенные Штаты. И в этом конкретном случае, допускает эксперт, может сработать нынешний интерес Вашингтона нормализовать отношения с Беларусью.

Хотя все равно вероятность, что кредит дадут, невысока, резюмировал Злотников.

Стоит добавить, что параллельно Минск ведет переговоры о кредите с Евразийским фондом стабилизации и развития, которым де-факто управляет Москва. Здесь шансы получить деньги выше, но и условия могут оказаться жестче.

Речь не о процентной ставке, а о требованиях политических уступок. Например, Кремль, используя тяжелое экономическое положение Беларуси, может поставить ее руководство на колени в вопросе размещения своей авиабазы.

Но даже если от базы повезет отбиться, петля зависимости от Москвы будет сжиматься все туже.

Лукашенко отвергает реформы, потому что боится потерять систему единоличной власти. Однако в итоге можно потерять Беларусь.

Новости по теме

Новости других СМИ