Дальше — хуже

Петр Орехин, gazeta.ru

Российская экономика может скатиться в глубокую рецессию в 2016 году.

В следующем году Россию с большой долей вероятности ждет продолжение рецессии. Но вариант с рецессией можно даже назвать удачным. Если прилетят настоящие «черные лебеди» — внешние и внутренние шоки, то нынешний кризис может оказаться легкой разминкой перед реальными проблемами.

Еврокомиссия присоединилась к числу тех, кто полагает, что и в следующем году в России будет продолжаться рецессия. Опубликованный в четверг, 5 ноября, новый прогноз предполагает, что в 2015 году ВВП России снизится на 3,7%, в 2016 году — на 0,5% (примерно такой же прогноз у российского ЦБ).

«Россия в 2015 году перешла в глубокую рецессию на фоне совокупного эффекта от падения цен на нефть и экономических санкций. Отрицательный рост, как ожидается, продлится в 2016 году в связи с расширением санкций и возобновлением снижения цен на нефть», — отмечается в сообщении ЕК.

Еврочиновники указывают также на то, что риски ухудшения прогноза связаны с затяжными геополитическими проблемами вокруг Украины. Это может привести к дальнейшему продлению санкций после начала 2016 года.

Впрочем, в России никто и не ждет того, что санкции отменят в ближайшее время, в большинстве сценариев они закладываются как неизменный фактор. В целом для России реализация прогноза ЕК будет не самым плохим сценарием. Экономика страны сегодня не «разорвана в клочья», но находится в очень уязвимом положении. Новый внешний или внутренний шок приведет к резкому углублению рецессии.

Наиболее явной и очевидной угрозой для нашей страны является новый виток снижения цен на нефть. Заместитель министра экономического развития Алексей Ведев говорит, что «консервативный сценарий» предполагает «траекторию снижения цен на нефть до $40 за баррель в 2016 году и сохранение их на этом уровне на 2018 год». «По нашим оценкам, такое снижение будет означать повторный шок для российской экономики — внешний шок, и потребуется еще дополнительное время для адаптации к этим новым условиям», — заявил он (цитата по агентству «Интерфакс»).

Но то, что Алексей Ведев назвал «повторным шоком», по большому счету шоком не является. Реализация этого сценария, по мнению ведомства, приведет к падению экономики в следующем году всего на 1%, инфляция составит 8,3%, а доллар будет стоить около 73 руб. Базовый вариант прогноза исходит из стоимости нефти в $50, росте ВВП в 0,7%, инфляции 6,4% и курсе в 63,3 руб. При этом оба сценария предполагают рост экономики в 2017–2018 годах.

Настоящим шоком для России станет падение котировок не до $40 за баррель, а до $20–30 (по словам первого зампреда ЦБ Дмитрия Тулина, Банк России просчитывал вариант падения цен значительно ниже $40).

По мнению Счетной палаты, есть риски более существенного, чем в консервативном варианте, снижения цен на нефть на мировом рынке.

«Возможное падение цен на нефть в отдельные месяцы планового периода ниже прогнозируемого уровня ($40 за баррель) может оказать более значительное негативное влияние на социально-экономическое развитие российской экономики, в том числе вызвать рост уровня инфляции и потребовать реализации комплекса экстренных мер (включая финансово-бюджетные) по стабилизации ситуации. Вариант указанного развития событий в предлагаемых материалах прогноза не рассматривается», — говорится в заключении аудиторов на проект федерального бюджета на 2016 год.

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института Минфина России, в интервью «Газете.Ru» отмечал, что в этом случае «на пике паники, курс может упасть и до 120 руб. за доллар, а потом стабилизируется на уровне около 100 руб.».

Если нефтяные котировки задержатся на минимумах достаточно продолжительное время (два-три квартала), то еще один виток не ослабления (как в случае с падением нефтяных котировок до $40), а девальвации рубля приведет к разрушительным последствиям. Вновь резко подорожает импорт, что приведет к снижению спроса на него, а значит, сократятся объем розничной торговли (за девять месяцев 2015 года он уже рухнул на 5%, здесь и далее данные Росстата) и инвестиции, в значительной степени завязанные на зарубежное оборудование и технологии (за январь — сентябрь капвложения сократились почти на 6%).

Инфляция неизбежно вернется в двузначную зону, реальные доходы и зарплаты граждан вновь просядут (за январь — сентябрь этого года реальная зарплата россиян уже снизилась на 9%, реальные располагаемые денежные доходы упали на 3,3%). Увеличится количество бедных (людей с доходами ниже прожиточного минимума). Прошлогоднее двукратное падение цен на нефть привело к тому, что численность бедных в первом полугодии этого года выросла на 2,8 млн человек и составила 21,7 млн человек.

Председатель Счетной палаты России Татьяна Голикова, выступая 27 октября в Совфеде, подчеркнула, что «столь значительного количества населения с доходами ниже прожиточного минимума не наблюдали с 2006 года». По базовому прогнозу Минэкономразвития, к 2018 году количество граждан, которые будут находиться за чертой бедности, будет составлять 18,4 млн человек. Новый нефтяной шок может легко увеличить число бедных до 30–40 млн человек, что вернет Россию не в 2006-й, а в начало нулевых годов двадцать первого века.

В итоге рецессия может оказаться значительно глубже, чем в этом году (текущий прогноз Минэкономразвития – минус 3,9%), и 7,8% спада 2009 года будут вполне реальным ориентиром.

Предсказать сейчас, что именно может вызвать новый нефтяной шок, невозможно. Имеющийся набор факторов (избыток нефти на рынке, возвращение иранской нефти, продажа сырья из американских резервов, удешевление технологий добычи нефти на сланцах и пр.) хорошо известен и вряд ли может вызвать катастрофу. Заставить котировки упасть до $35–40 они могут, но для $20 нужны настоящие «черные лебеди».

Нассим Талеб, автор теории «черных лебедей», пояснял, что «Черный лебедь» (он пишет именно с большой буквы) — это событие, обладающее следующими тремя характеристиками. Во-первых, оно аномально, потому что ничто в прошлом его не предвещало. Во-вторых, оно обладает огромной силой воздействия. В-третьих, человеческая природа заставляет придумывать объяснения случившемуся после того, как оно случилось, делая событие, сначала воспринятое как сюрприз, объяснимым и предсказуемым.

Учитывая такие характеристики, вряд ли стоит гадать о том, что за птички могут прилететь на нефтяной рынок.

Может быть, достаточно будет лишь совпадения сразу нескольких факторов из существующего набора. В то же время необязательно, что «черные лебеди» принесут России проблемы вроде $20 за баррель. Вполне вероятно, что, напротив, это будет настоящая удача.

Наиболее негативное воздействие на мир оказывают военные конфликты. Сейчас существует сразу несколько потенциально опасных зон, которые могут привести к войне, в которую могут быть втянуты большие страны. Прежде всего, это Сирия и весь Ближний Восток, где за лидерство борются Россия, США и нефтяные монархии Персидского залива. Вторая точка напряжения – это Украина. Третья – Южно-Китайское море, за господство в котором спорят Китай и США с союзниками.

Даже временное приостановление трафика через Ормузский пролив, через который идет поток ближневосточной нефти, или Южно-Китайское море и Малаккский пролив, пропускающий четверть мировой торговли товарами и нефтью, а также обеспечивающий примерно 60% внешней торговли Китая, неизбежно приведет к взлету цен на энергоносители, а заодно и другие сырьевые товары. Тогда $100 за баррель вернутся очень быстро.

В то же время участие России в военном конфликте с Западом — это новые санкции, в том числе и нефтяное эмбарго, которое по степени негативного воздействия на экономику равнозначно (или сильнее) падению котировок до $20. Даже без эмбарго война может привести к экономической катастрофе. Например, Всемирный банк ожидает в этом году на Украине, на территории которой военные действия идут более года, спад ВВП на 12% (без учета Крыма).

Менее ужасным кажется сценарий нового мирового финансового кризиса. Но последствия предыдущей бури 2007–2009 годов мир расхлебывает до сих пор (аналитики Goldman Sachs вообще уверены, что мы до сих пор находимся в третьей фазе этого кризиса) . Откуда могут прийти проблемы?

Например, из Китая с его закредитованными компаниями и регионами, замедляющейся экономикой и пузырями на фондовом рынке и рынке недвижимости.

Сами китайцы ищут проблемы в другом месте. Глава комиссии по регулированию банковской деятельности Китая Мин Ляо недавно заявил, что в течение ближайших пяти лет мир столкнется с очередным финансовым кризисом. «Причина заключается в том, что большинство проблем, сопутствующих финансовому кризису 2008 года, остались нерешенными», — уверен он.

«Вероятно, что случится новый кризис, но трудно определить, где он разразится», — считает Мин Ляо.

Другая горячая финансовая точка — Евросоюз. Греция — это проблема, но не беда. Ключевые экономики региона — Италия и Франция — имеют госдолг в 132,3 и 95,5% ВВП соответственно (примерно по 2,1 трлн евро, по данным Евростата) и экономику, находящуюся в состоянии перманентной рецессии с эпизодическими выходами в плюсовую зону. Невозможно также до конца оценить последствия возможного выхода Великобритании из ЕС, если жители страны выскажутся на референдуме за такой шаг.

России также стоит просить небеса о том, чтобы в ближайшие годы не сучилось природных катаклизмов, аналогичных засухе 2010 года. Тогда из-за природного фактора производство сельхозпродукции в стране упало на 11,3%.

В условиях внутреннего эмбарго на импорт продуктов питания такое падение сродни катастрофе.

Впрочем, повторим, что «черные лебеди» всегда прилетают неожиданно. Война, засуха, революция или финансовый кризис — эти события всем хорошо знакомы, но предугадать, что станет спусковым крючком, невозможно.

Новости по теме

Новости других СМИ