Лукашенко - "аномалия", которая решила стать правилом

Виталий Цыганков, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Когда в 1994 году Лукашенко был избран на пост президента, я, как и большинство людей тогда, был уверен, что это ненадолго.

И комическая (на тот момент) фигура Лукашенко, и сама политическая атмосфера, казалось, только подтверждали мою (и общую) мысль. Если бы кто сказал, что Беларусь увидит пять президентских инаугурации бывшего руководителя совхоза, на него посмотрели бы как на сумасшедшего.

Редактор газеты «Свобода» Игорь Герменчук говорил мне - «После Луки будет Зенон. Ну, а потом уже я". В том Верховном Совете действительно, как шутили, каждый четвертый планировал стать президентом.

В моем окружении помню только одного человека - это Жанна Литвина - которая сразу говорила обратное: «Виталичек, это надолго, лет на 10 минимум».

Я пытался спорить с ней даже не эмоциями, а политическим анализом. «Вот в мае 95-го выберут новый парламент, и Лукашенко же с ним никак не уживется. Он обязательно наделает нечто такое, за что депутаты и номенклатура его сбросит».

И, в принципе, я был прав - действия Лукашенко привели в ноябре 96-го к войне с парламентом и Конституционным Судом, началу процедуры импичмента. Только победил в той войне Лукашенко. Хотя все могло реально сложиться по-другому.

Это был последний момент, когда все могло сложиться по-другому.

Избрание Лукашенко в 1994-м казалось странной, но временной аномалией на пути Беларуси к свободе, демократии и национального Возрождения. Даже участники его команды считали, что он просто расчистит кебичевские запоры, проведет (под их присмотром) необходимые первичные реформы, - а уже потом придет «нормальный» президент.

Сейчас выглядит, что скорее те относительно демократические и свободные три года (1991-94) были «аномалией», исключением на вечном пути белорусов к «стабильности» и «порядку».

Новости по теме

Новости других СМИ