Ситуация на БМЗ аховая – доуправлялись!

Марат Афанасьев, naviny.by

Состояние, в котором пребывает экономика Беларуси, больше напоминает полуживую лошадь, в народе чаще именуемую словом "кляча".

Вроде той, которую предприимчивый цыган наполнил воздухом и выставил на продажу — внешне смотрится, на похвалу просится. Одна проблема — в такую «клячу» надо постоянно вдувать воздух.

В случае с Беларусью, воздух — это деньги от использования дешевых российских энергоресурсов и продажи на экспорт продуктов переработки российской нефти. Ими власть ежегодно «вдувала» в нашу экономику до 10 млрд долларов. Но военные авнтюры России в Грузии и Украине (а ныне еще и в Сирии) дали повод для введения против нее штрафных санкций, а окончательно все стало очевидно после падения цен на нефть и газ.

Шальных денег не стало, и финансовых подпорок для нашей страны — тоже. Отчего большинство наших промышленных предприятий стали чахнуть. Среди них Белорусский металлургический завод, где еще пару лет назад выработка продукции в денежном выражении на одного работника составляла 160 тысяч долларов, что в три раза превышало среднюю по Министерству промышленности.

Однако за последние годы на БМЗ в непродуманное строительство новых объектов было вложено около 1,2 млрд долларов, и 2014 год завод закончил с удручающими показателями.

Рентабельность производства составила 0,7%, полученная прибыль — 10 млн долларов при общем объеме реализованной продукции чуть более 1,5 млрд долларов. После уплаты налогов и расчетов за часть полученных ранее кредитов чистая «прибыль» завода составила минус 63 млн долларов. При этом кредиторская задолженность завода достигла 1,03 млрд долларов.

Всего три цифры: рентабельность, чистая прибыль и кредиторская задолженность — свидетельство финансового тупика градообразующего предприятия Жлобина.

Мировой экономике причины перепроизводства продукции, спады производства, кризисы давно известны, как и рецепты по их преодолению. Но их использование в экономической модели Беларуси, то ли полуплановой, то ли полурыночной, по сути, невозможно.

За свое 31-летнее существование БМЗ третий раз впадает в такое коматозное состояние. Первое было связано с переходом от плановой экономики к рыночной и было легко пережито. Второе, с небольшими сбоями, тоже. Третье, нынешнее, из-за авантюр и очевидных афер чиновников может оказаться самым тяжелым и дорого обойтись заводу и его коллективу.

В 2003 году цена на самую ходовую продукцию завода — арматуру — снизилась до 300 долларов за тонну и не превышала затрат на ее производство. Завод испытывал финансовые трудности, и хотя изменения на рынке металлопродукции уже явно наметились, а необходимость «сброса» лишней численности с завода отпала, начальник страны в начале 2004 года сменил директора.

К новому директору «успех» пришел сразу. Цена на арматуру росла и к 2005 году поднялась до 500 $/т, а на отдельные виды металлокорда — до 1600 $/т. Выручка от реализации товарной продукции превысила 1 млрд долларов в год, а рост цен на этом не прекращался. На арматуру цена достигла 900$/т, а на отдельные виды металлокорда превысила 2000 $/т. Максимальная выручка завода одно время даже превышала 2 млрд долларов, что составляло более 3% ВВП страны.

Такой успех дал сомнительный повод расширить производство за счет выпуска труб. Несмотря на то, что трубные заводы Украины и России были загружены наполовину и не имели устойчивого сбыта своей продукции. А сама идея производства труб не была новой. В конце 80-х на заводе ее просчитывали, но при объеме производства 400 тыс. тонн труб в год и меньше рентабельность была очень низкой, и от идеи отказались.

Через 15 лет научно-номенклатурные чиновники про идею вспомнили и убедили начальника страны, что если производить 250 тыс. тонн труб в год, их реализация будет настолько успешной, что окупаемость нового производства составит 5 лет. Все чиновничьи обещания и все принятые по ним анекдотические решения задокументированы в сообщениях пресс-службы президента от 24 ноября 2004 года и от 28 октября 2005 года.

Полет чиновничьей фантазии начинался с обещания построить новое производство всего за 150 млн долларов, причем начальник страны поручил «сэкономить» из них 10-15 млн долларов на развитие социальной сферы города. Позднее, оценивая начатое в мае 2005 года строительство, было установлено, что его стоимость возросла до 209 млн долларов. На что начальник страны заявил: «Проект будет одобрен только после того, как его стоимость будет окончательно выверена».

Сказать такие слова — уже после начавшегося строительства, без учета экспертных заключений — мог позволить себе или абсолютно уверенный в успехе дела специалист или откровенный дилетант!

Трубное производство построили. Но уже за 600 млн долларов. В четыре раза больше обещанной стоимости! Нынче оно производит лишь 140 тыс. тонн труб (55% от проекта), при средней цене продаж 900 $/тонну, переводя в дешевку ценное исходное сырье. Объекты социальной сферы, вместо 10-15 «потянули» на все 42 млн долларов. При таких показателях никакой окупаемости нового производства даже за десять минувших лет так и не произошло.

Была это авантюра или ошибка? Если авантюра, то надо было возбуждать уголовное дело и виновных судить! Если ошибка, то допустившие ее пенсионеры Лукашенко (разрешил строить цех без оценки стоимости проекта), Мясникович (обещал организовать такую технологическую цепочку, которая используется в Японии) и Семашко (обещал стабильный спрос на трубы и окупаемость проекта за пять лет) должны уйти в отставку из-за допущенного дилетантизма!

На этом «чудеса», творимые на заводе, не закончились.

Были заменены без всякой необходимости на более мощные трансформаторы сталеплавильных печей и «реконструированы» системы газоочистки, после чего уровень улавливания выбросов снизился (!) с 97% до 60%. Построены еще три установки внепечной обработки стали. Эти и другие «инновации» привели к превышению проектной мощности сталеплавильного производства более чем на 200%, прокатного и метизного производств — более чем на 180% и росту потребляемых энегоресурсов, а вместе с ними — и затрат на производство.

Своими тарифами на используемые энергоресурсы (до 23% в себестоимости!) «кошмарит» завод и Минэнерго, выступая могильщиком не только БМЗ, но и всей промышленности Беларуси.

Так, при себестоимости производимого на Березовской ГРЭС одного кВт/ч электроэнергии в 5 центов, тариф для БМЗ за один кВт/ч достигал 17 центов! При таких тарифах-убийцах до пуска БелАЭС, когда тарифы станут еще выше, не только БМЗ, но и вся промышленность страны явно не доживет — наступит ее преждевременный коллапс.

Завод, опутанный прогнозными показателями, стал входить в ступор. Цены на продукцию падали, выполнять установленные планы было все труднее. Восполнять выручку, увеличив производство, стало невозможно. Газета «Металлург» «визжала» о рекордах. Заводчанам этот «визг» ни бодрости, ни денег не добавлял. Но на стороне «визг» услышали и «повесили» на завод несколько полуживых предприятий. Создали холдинг! Как в кино: «Еще не утоп? Так щас мы тебе поможем!».

Помогли. Построили еще один сортопрокатный цех и решили выплавлять 3 млн тонн стали в год. При том, что «дружеский» Китай, производивший 740 млн тонн стали в год, обвалил цены на мировом рынке металлов, а ресурсы оборотного лома в Беларуси и европейской части России за этот период резко сократились. У завода после ввода в эксплуатацию всех новых объектов просто не стало оборотных средств, даже на закупку металлолома.

Новых кредитов (для возврата ранее полученных и процентов по ним) в побирающейся за такими же кредитами стране заводу никто не дает. Оттого и все площадки для хранения зимнего запаса металлолома, который было не за что купить, стали напоминать пустынные футбольные поля, а отправленные в вынужденные отпуска заводчане с ужасом ждут предстоящую зиму.

С иронией вспоминают на заводе недавний пуск нового цеха, когда начальник страны, нажав специально для него установленную бутафорскую красную кнопку (обычно исполняющую роль аварийного «стопа»), «осуществил» символический пуск уже работающего вполсилы стана. А через несколько недель из-за отсутствия сырья остановилась часть сталеплавильного производства и всё трубное. Сработал аварийно-финансовый «стоп» завода. Не символический!

Решение о выпуске заводом валютных облигаций, а еще бы лучше — выделении заводу льготного валютного кредита — запоздало, по меньшей мере, на год. Уже тогда было очевидным финансовое состояние завода, динамика цен на его продукцию и предстоящий финансовый спад, связанный с пуском нового цеха. Тогда помощь в 100-110 млн долларов решила бы многие проблемы, и наше «фамильное серебро» не превратилось бы в объект сомнительного состояния.

Такое решение наводит на странную мысль. Завод — акционерное общество, все акции которого принадлежат государству. Если к кредиторской задолженности добавить стоимость заложенных банку облигаций, то общий долг превысит половину стоимости основных производственных фондов, которыми при определенных условиях само государство уже не сможет распоряжаться. Тогда кто?

Оценка завода в 8 млрд долларов, которую назвал вице-премьер Семашко на встрече с работниками завода, явно завышена. Его рыночная стоимость с учетом нынешних реалий и того обортного капитала, которым завод располагает, не превышает 1,5 млрд долларов. Эта величина вполне приемлема для того, кто, по оценке западных экспертов, располагает «заначкой» в 5 млрд долларов, числящейся за Беларусью в офшорных зонах.

У государства уже нет денег, идей, технологий для развития страны. Долги — хоть завода, хоть всей страны — отдавать надо. Но распорядители чужого, нагулявшие «жирок», не понимают, что пора отдавать. Они по-прежнему готовы подставить свое «плечо» начальнику страны, мол, «ты нам, мы тебе, будем продолжать куролесить!».

Они до сих пор не замечают опасных процессов, приведших к расслоению общества на бедных и богатых, росту социального напряженности, особенно в малых городах, где люди не могут найти работу и вынуждены искать ее в перенаселенной столице и за пределами своей страны. Страны, в которой начальники-неумехи лишили их возможной лучшей жизни.

Именно социальное неравенство служило началом цветных революций, как в североафриканских странах, так и в соседней Украине. А та мнимая «стабильность», которой бравирует начальник страны, тормозя давно назревшие реформы, напоминает котел, в котором давление уже достигло критического при неисправных предохранительных клапанах. Интересно, сколько осталось ждать.

P.S. Все цифры, использованные в тексте, взяты из открытых источников.


Об авторе.

Марат Афанасьев. По образованию — инженер-электротехник, работал главным энергетиком на алюминиевых заводах в Карелии и Египте, заместителем главного энергетика и начальником планово-экономического отдела БМЗ (Жлобин). Лауреат Всесоюзного научно-технического конкурса молодежи (НТТМ-74). За время трудовой деятельности внедрил полторы сотни рационализаторских предложений. Председатель Жлобинского городского Совета депутатов (1990-91 гг.). Депутат Верховного Совета 13-го созыва (фракция «Гражданское действие»). Депутат Жлобинского районного Совета депутатов (2003-2007 гг.). Один из основателей ОГП, председатель Жлобинской организации ОГП. Женат, двое детей, трое внуков.

Новости по теме

    Беларусь просит за БМЗ нереальные деньги

    По данным правительства, инвесторы сегодня проявляют интерес к приобретению Белорусского металлургического завода. Правда, как отметил на прошлой неделе первый вице-премьер, белорусская сторона расходится с потенциальными инвесторами в оценкеподробности

Новости других СМИ