Официальному Минску срочно требуется нефтяной допинг

Татьяна Маненок, belrynok.by

Официальному Минску без серьезных уступок со своей стороны будет проблематично и получить в бюджет экспортные пошлины на нефтепродукты, и сторговаться по условиям поставки нефти на предстоящие 4 года.

Ближе к финишу года официальный Минск ждет очередной торг за нефть. Цена вопроса – миллиарды долларов, если учитывать, что с Москвой нужно договориться о нефтепошлинах и новых условиях поставки российской нефти в Беларусь на предстоящие 4 года.

Торговаться придется по нескольким принципиальным вопросам: по экспортным пошлинам на нефтепродукты в 2016 году, условиям поставки российской нефти на ближайшие 4 года и правилам игры на общем евразийском рынке нефти и нефтепродуктов.

ПРЕДСТОИТ «СЕРЬЕЗНЫЙ РАЗГОВОР»

В белорусском бюджете-2016 уже заложена сумма 1,1 млрд. долларов от экспортных пошлин на нефтепродукты (расчеты сделаны исходя из цены нефти 50 долларов за баррель), хотя сторонам еще нужно договориться о том, что в следующем году нефтепошлины будут оставаться в белорусском бюджете.
Минфин РБ пошел на этот шаг, руководствуясь подписанным с РФ протоколом, согласно которому белорусский бюджет до 2025 года может стабильно получать 1,5 млрд. долларов в год нефтепошлин. Такая сумма Беларуси гарантирована при цене нефти 70 долларов за баррель, а с учетом того, что за последние 17 месяцев стоимость нефти Brent упала почти на 60%, ниже 50 долларов за баррель, никаких дополнительных переговоров с РФ не нужно – пошлины должны засчитываться в белорусский бюджет автоматически.

Так считает белорусская сторона, полагаясь на договоренности, достигнутые с РФ при подписании договора о создании ЕАЭС в мае 2014 года. Считает ли так Москва, неизвестно: российская сторона эту тему в последнее время не комментировала. Но при желании она, конечно же, может и возразить, указав на то, что с мая 2014 года ситуация на рынке нефти принципиально изменилась, как, впрочем, и экономическая ситуация в самой России.

Скорее всего, спорные нефтяные вопросы, в том числе касающиеся распределения экспортных пошлин на нефтепродукты в 2016 году, будут вынесены на уровень рассмотрения президентов Беларуси и России. Первый визит после президентских выборов А. Лукашенко намерен совершить в Россию – он должен состояться 26 ноября.

НЕПРОСТОЙ ФОН ДЛЯ ТОРГА

13 ноября Госдума РФ в первом чтении (второе чтение состоится 2 декабря, третье – 4 декабря) приняла проект закона о федеральном бюджете на 2016 год. Бюджет рассчитан при цене на нефть 50 долларов за баррель. При этом 44% доходов российского бюджета-2016 должны обеспечить прямые нефтегазовые доходы. Между тем, как сообщила в ходе обсуждения документа глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина, «проседание» нефти приведет к сокращению бюджетных валютных поступлений в российский бюджет в сумме 200 млрд. долларов в год.

Напомним, что для «затыкания дыр» в бюджете-2016 российское правительство приняло решение дополнительно забрать у нефтегазового сектора 300 млрд. рублей (13 ноября соответствующие законопроекты – о замораживании экспортной пошлины на нефть и об увеличении НДПИ на газ для «Газпрома» – также были приняты Госдумой в первом чтении).

Эксперты российской нефтяной отрасли отмечают, что 2016 год будет самым трудным для добывающих компаний РФ за последние несколько десятилетий. После снятия санкций на рынке будет расти присутствие Ирана, увеличится экспорт нефти из Ирака. При этом нефть Саудовской Аравии, которую местные производители вытесняют из США, продолжит активно конкурировать с российскими поставками на рынках азиатских и европейских стран. Если не снизить фискальный пресс для нефтяных компаний, российскую нефтедобычу в ближайшие 20 лет ожидает серьезное падение объемов добычи. Согласно негативному сценарию, заложенному в проект новой российской Энергостратегии-2035, к концу этого периода в стране будет добываться порядка 310-320 млн. тонн нефти (по оценкам Минэнерго РФ, уровень российской нефтедобычи превысит в 2015 году 520 млн. тонн).

Ну а пока дефицит, заложенный в финансовый план российского правительства на 2016 год, составляет около 3% от ВВП, что, как отмечает бывший российский вице-премьер Альфред Кох, на 17% превышает планируемые доходы, а это вполне сопоставимо с показателями преддефолтного 1997 года.

НА РАЗНЫХ ПОЗИЦИЯХ

Так что официальному Минску без серьезных уступок со своей стороны будет проблематично и получить в свой бюджет экспортные пошлины на нефтепродукты, и сторговаться по условиям поставки нефти на предстоящие 4 года.

БЕЛРЫНОК ранее писал, что в 2015 году заканчивается действие предыдущего соглашения об условиях поставки российской нефти в Беларусь (в этом документе стороны оговаривают принципы формирования цены на стратегическое для Беларуси сырье, а также ряд других условий). Учитывая произошедшие за последнее время принципиальные изменения нефтяной конъюнктуры, белорусская сторона рассчитывает внести в документ серьезные изменения.

Речь идет о размере премии российским нефтяным компаниям – ее предложено снизить адекватно падению цен на нефть. Также белорусская сторона намерена более четко ранжировать качественные характеристики российской нефти. Но пока российские нефтяные компании не хотят вносить изменения в условия поставки сырья в Беларусь.

В то же время в этом году они снизили переработку нефти на белорусских НПЗ до рекордно минимального уровня за последние годы. Согласно последним данным, сейчас объем давальческой нефти составляет около 15% при установленной квоте в размере 50% от объема импортируемой из России нефти.

Оставшийся объем покупают белорусские НПЗ, хотя для заводов с финансовой точки зрения оптимальной является пропорция 60 на 40 (то есть когда 60% нефти закупают белорусские компании, а 40% – российские). Отметим, что в 2014 году российские компании переработали в Беларуси 42% всего объема импортируемой из РФ нефти при установленной квоте 50%, примерно столько же было переработано и в 2013 году.

Снижение объемов давальческой переработки нефти российскими компаниями обусловлено в том числе эффектом налогового маневра, который Россия проводит с 2015 года. В новых условиях российским компаниям стало выгоднее качать нефть на экспорт.

ЕВРАЗИЙСКИЙ РЕБУС

На повестке дня стоит еще одна спорная тема: на этапе подготовки создания единого рынка нефти и нефтепродуктов ЕАЭС союзники стали спорить, как этот рынок будет работать.

Напомним, общий рынок нефти и нефтепродуктов в ЕАЭС должен заработать в 2024 году. При этом сама подготовка государственных программ перехода на единый рынок должна завершиться в 2017 году. Первый документ, который должен определить подходы к формированию единого рынка, – это концепция формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС. Проект концепции Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) подготовила и недавно разослала на согласование странам-союзницам. И оказалось, что они по-разному видят этот общий рынок. Один из спорных вопросов: как будет формироваться цена на общем рынке нефти и нефтепродуктов ЕАЭС.

Согласно проекту, механизмы ценообразования «формируются с учетом существующих механизмов ценообразования на рынках государств-членов и этапов формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов союза». Белорусская сторона с этим не согласна и предложила свою формулировку: цена нефти при поставках между государствами-союзниками не может «превышать цену нефти, рассчитанную на основании котировок международных ценовых агентств, за вычетом всех затрат, связанных с поставкой нефти за пределы таможенной территории ЕАЭС, и вывозных таможенных пошлин». В Минске также считают, что при формировании цены необходимо учитывать изменение качественных характеристик нефти.

Этому противится Минэнерго России. Замглавы Минэнерго РФ Кирилл Молодцов считает, что такой подход «закладывает регулирование цен на нефть на рынке союза, что противоречит договору стран ЕАЭС, согласно которому одним из основных принципов взаимовыгодного сотрудничества в сфере энергетики является принцип рыночного ценообразования на энергоресурсы».

Казахстан, в свою очередь, предложил зафиксировать в концепции, что цены на нефть должны формироваться «на основании рыночных механизмов и добросовестной конкуренции».

Не сошлись союзники и в подходе к унификации стандартов для нефти и сохранению ее качества. В концепции говорится, что участники общего рынка будут вести «деятельность по унификации норм и стандартов на нефть и нефтепродукты». Белорусская сторона настаивает на своей формулировке. Согласно ее позиции, участники общего рынка должны «осуществлять деятельность по унификации, контролю и сохранению качества нефти, а также по повышению качества нефтепродуктов».

Кстати, Казахстан тоже считает, что норму об осуществлении деятельности по контролю качества нефти нужно внести в концепцию. Россия против. По мнению Минэнерго РФ, сохранить качественные характеристики нефти в большинстве случаев невозможно по объективным причинам либо это потребует «несоразмерных получаемому эффекту материальных затрат».

По-разному смотрят страны ЕАЭС и на вопросы развития транспортной нефтяной инфраструктуры. Белорусская сторона считает необходимым зафиксировать в концепции такую формулировку: «Поддержание в технически исправном состоянии, а также развитие транспортной инфраструктуры, предназначенной для функционирования общих рынков нефти и нефтепродуктов Союза». Казахстан ее поддержал. А Минэнерго РФ – нет. Российская сторона считает, что записанная в концепции формулировка о «развитии транспортной инфраструктуры» как раз и предполагает поддержание в технически исправном состоянии транспортной инфраструктуры, и менять ее на белорусскую формулировку не стоит.

Отметим, что спорный проект концепции формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов евразийской «пятерки» будет обсуждаться на коллегии ЕЭК в декабре 2015 года.


Для справки

Беларусь снизила валютную выручку от экспорта нефтепродуктов в РФ в январе – сентябре 2015 года на 61% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, до 316,4 млн. долларов. В физическом выражении Беларусь снизила поставки нефтепродуктов в РФ за это время на 43% по сравнению с январем – сентябрем 2014 года, до 758,062 тыс. тонн.

Новости по теме

Новости других СМИ