Кому еще водки? Белорусы не оправдали надежд Лукашенко

Полина Лепина, belrynok.by

В загруженных складах виноваты трезвенники, акцизы и контрафакт.

Когда на августовском совещании Александр Лукашенко поручил «в кратчайшие сроки максимально насытить объекты торговли и общественного питания отечественными алкогольными напитками и пивом», это воспринималось не в том смысле, что до этого полки пустовали либо на них были представлены в основном импортные напитки, а в том, что пить надо больше.

Власти Минска и Гомеля сориентировались тогда быстрее всех – сняли запрет на продажу алкоголя в ночное время. Минторг со своей стороны постановлением № 25 установил предельную максимальную наценку на белорусские алкогольные напитки в общепите, чтобы «способствовать дополнительному привлечению посетителей в эти заведения, повышению культуры потребления алкоголя».


Виноваты трезвенники, акцизы и контрафакт

Но видимого эффекта это не принесло. В январе – сентябре 2015 года розничные продажи водки в Беларуси оказались на 12% ниже объемов продаж за аналогичный период прошлого года, на складах на 1 октября оставалось 566,1 тыс. дал водки при среднемесячном производстве водки и питьевого спирта 769 тыс. дал. За октябрь статистики пока нет, но, судя по настроениям представителей ликеро-водочных заводов на выставке «Продэкспо-2015», ситуация кардинально не изменилась. Подавляющее большинство алкогольных предприятий Беларуси остаются убыточными.

«Вот вы водку пьете?» – пристрастно интересовались производители в ответ на расспросы о кризисе в отрасли и, получив отрицательный ответ, назидательно делали вывод: «Ну вот».

В их пересказе главным фактором кризиса в алкогольной отрасли является перепроизводство. «Нас, производителей алкоголя, слишком много, а рынок не резиновый. Нельзя выпить больше, чем человек может», – охотно поделилась сутью проблемы представитель витебского завода «Придвинье». Во II квартале чистый убыток предприятия превысил 19 млрд. рублей.

На официальных совещаниях принято винить контрабандистов, которые якобы заполонили рынок российской и украинской «паленой» водкой. К слову, чиновники в России, где производство и продажи алкоголя в 2015 году также резко сократились, винят в этом все тот же контрафакт.

Вот и спикер Совета федерации Валентина Матвиенко 25 ноября заявила, что потери бюджета от нелегального производства алкоголя составляют до 270 миллиардов рублей. Собираемость акцизов во II квартале 2015 года, по ее словам, упала на 21%.

«Из-за отсутствия адекватных мер борьбы с нелегальным производством алкоголя, а также роста акцизов произошло резкое снижение легального производства алкоголя», – выразила Матвиенко свое неудовольствие.

При этом белорусские производители алкоголя все больше винят высокие акцизы, которые заставляют непомерно поднимать цены на продукцию, стимулируя процветание подпольных производств. За 2,5 года акцизы в Беларуси выросли в 5 раз, водка подорожала более чем в 2 раза, говорят они.

«В 2013 году поменяли акцизную политику, и за год предприятия «легли». А теперь тот кредитный портфель, который мы набрали, вернуть не представляется возможным», – объясняют производители.

Припоминают они и «вероломное» повышение ставок акцизов этой осенью. Дескать, на августовском совещании договорились, что запланированного с 1 октября повышения ставок не будет, однако указ президента об этом вступил в силу только 22 октября. «Значит, за эти три недели в октябре мы заплатим повышенный акциз», – делают вывод производители.

К этому добавляются проблемы с возвратом выручки из магазинов. Грозный окрик президента, приказывающий торговым сетям срочно рассчитаться за поставки алкоголя, якобы улучшил ситуацию, но не кардинально. Расплатившись со старыми долгами, торговля стала «мстить» заводам мелкими заказами. «Могут пять бутылок заказать и даже три. А если мы не выполняем – сразу жалоба в Минторг», – сетуют производители. Впрочем, на торговцев они обид не держат: понимают, что оказались в одной лодке.


Борьба с помощь квот и огурцов

Повышенный спрос, предъявляемый к отечественной торговле, связан с тем, что экспортные рынки сбыта тоже просели. В России своей водки хоть залейся, Казахстан в конце прошлого года ответил Беларуси за институт специмпортера, введя запретительный залоговый сбор на импорт алкоголя, и с тех пор «мы ни одной бутылки в Казахстан не поставили». Верность белорусской водке хранит, пожалуй, только Прибалтика.

Поэтому в поисках новых рынков сбыта рыщут буквально по всему свету. Из выступления начальника управления ВЭД нового алкогольного холдинга «Минск Кристалл Групп», презентация которого состоялась в рамках «Продэкспо», можно было узнать, что белорусская водка малыми партиями поставляется от африканских Танзании и Ганы до латиноамериканских Доминиканы и Венесуэлы, а также во Вьетнам, Китай и обе Кореи. Причем для каждой страны белорусы предлагают свой рецепт. Например, в ЮАР пользуется спросом водка со вкусом огурца. А ту водку, которая поставляется в США в соответствии с их требованиями, «наши люди вряд ли бы пили с удовольствием: это практически спирт и вода».

Холдинг, объединивший под своей крышей 8 государственных предприятий, в общем-то и был создан для того, чтобы оптимизировать работу убыточной алкогольной отрасли. В настоящее время в «Минск Кристалл Групп» сокращают ассортимент и перезаключают договоры с торговыми организациями.

Однако борьба идет не только между отечественными и импортными производителям либо же между легальными и подпольными, но также и между государственными и частными. Именно по частному предприятию – ЗАО «Минский завод виноградных вин» – ударило октябрьское постановление о сокращении квот на производство водки, в результате чего работа брестского филиала завода была остановлена. По отзывам других производителей, государственных предприятий сокращение квот не коснулось.

Месяц назад руководитель МЗВВ обратился к министру торговли с просьбой ходатайствовать перед правительством о восстановлении квоты на производство водки и ликеро-водочных изделий в 2015 году в прежних объемах.

Вместо этого Совмин постановлением от 20 ноября № 969 перераспределил квоты на производство в 2015 году этилового спирта-сырца, водки, ликеро-водочных изделий и напитков винных особых между регионами.

Возможно, в этом и заключается некий компромиссный ответ на ходатайство МЗВВ.

Впрочем, кардинально проблемы алкогольной отрасли это не решает. То же единственное средство, которое способно поддержать водочную индустрию, – больше пить – не рекомендует Минздрав.

Новости по теме

Новости других СМИ