Малые города — большая страна. Почему нужно развивать регионы, а не только Минск

Вольга Гарапучык, ІДЭЯ

Моноцентричность разрушает столицу и препятствует развитию малых городов. Как помочь Минску стать удобным городом, а регионам стать более привлекательными для жизни?

17 ноября закончилось обсуждение нового генплана Минска. Общественное обсуждение длилось более месяца — за это время урбанисты нашли много ошибок и нестыковок. Уплотнения Минска избежать не удастся. По мнению специалистов, к 2030 году население столицы не должно превысить двух миллионов человек. Но темпы роста города за последние пять лет свидетельствуют, что придерживаться первоначального плана будет сложно.

Без решения проблемы моноцентричности Беларуси вряд ли удастся как-то помочь столице.


Количество машин в два раза больше, чем в Лондоне

Планы строить новое жилье не меняются, и белорусская столица приближается к исчерпанию территориальных возможностей. Основные инновации и инвестиции происходят в столице, поэтому периферия существенно отстает в развитии от центра, что закладывает фундамент для еще большей внутренней миграции.

Следует понимать, что генплан — это не просто домики на карте и новые улицы, а конкретные жизненные стандарты: количество общественного транспорта, парков, зеленых зон, культурных площадок и рекреационных учреждений. И если уже сегодня мы по численности населения приблизились к прогнозируемой через 15 лет цифре, это сказывается на качестве жизни в столице для каждого жителя.

Начиная от собственного дома, мы можем наблюдать уменьшение пространства для пешеходов — дворы не выдерживают таких темпов автомобилизации, а достойной альтернативы "четырем колесам" в тот же момент не создается.

На 1 тыс. человек в Минске сегодня приходится 412 автомобилей. Для сравнения, в Лондоне эта цифра составляет 213 машин, а в автомобилизированной Америке, в Нью-Йорке, — 290.


Плотный Минск

Плотность населения в Минске составляет 6,2 тыс. человек на квадратный километр. Это выше, чем в Токио, Берлине или Пекине. Соответственно в Берлине эта цифра составляет 3,85 тыс., в Пекине — 4,1 тыс., а в Токио — 5,7 тыс.

Не надо забывать, что городское пространство у нас больше заполнено автомобилями. К тому же Минск не развивался гармонично как целостная система.

По данным Белстата, в Партизанском районе Минска живет около 100 тыс. человек, а во Фрунзенском — 452 тыс. В то же время зон отдыха там не больше, чем в других частях города.

Микрорайоны — не советское изобретение, они существуют во многих городах. Другое дело, что инфраструктура микрорайонов может быть эффективной и качественной. Хороший пример обустройства микрорайонов — Барселона с ее маленькими кварталами, которые пронизаны плотной сетью дорог. Минск же имеет радиальную структуру города, с дорогами по границам районов.

А учитывая то, что город растет и бывшие границы города становятся центром, загруженность дорог увеличивается в разы.


Один город-спутник вместо девяти

Власти попытались решить часть проблем Минска с помощью городов-спутников. Весной 2015 года новые генеральные планы городов-спутников были вынесены на общественное обсуждение и до конца года их хотели официально утвердить. Создание Минской агломерации обещало стать "проектом века". Однако все оказалось сложнее и из 9 городов-спутников остался только один Руденск.

Никто перед утверждением плана разгрузки Минска не подумал о том, каким требованиям должны соответствовать избранные города при увеличении их численности населения.

В результате канализация не выдерживает нагрузки, а люди имеют проблемы с трудоустройством, детскими садами и другими составляющими комфортного городской жизни.


Моноцентричность в наследство и навсегда?

Беларусь со своей столицей стала примером моноцентричности обустройства страны. Моноцентричность — наследие Советского Союза, когда путь развития города предусматривал его искусственное создание вокруг основного центра управления или около таких центров производства как заводы или комбинаты. Это, в свою очередь, противоречит первоначальному пути развития города, который был результатом естественной эволюции торговли, ремесленничества, университетов, политической жизни и промышленности.

В СССР строились прежде всего промышленные центры. По такому принципу возникла определенная часть белорусских городов в ХХ веке: Солигорск, Светлогорск, Новополоцк, Белоозерск, Новолукомль.

Ни в одной из этих городах нет театра или вуза — только жителям Новополоцка повезло с соседним Полоцким государственном университетом.

К тому же даже существующие города часто делали ставку исключительно на свою промышленную часть.

Сегодня становится понятным, что успешная промышленность не делает город комфортным местом проживания, даже если обеспечивает большие доходы. Большое количество демократических стран давно отошло от моноцентричности, а значит начала развивать малые города, пример тому — Германия, Канада и США.

Людям нравятся небольшие и спокойные города, но это срабатывает только в том случае, если город экономически развитый и есть хорошие транспортные возможности связи с внешним миром. В Беларуси это пока не получается — доехать из Минска в Солигорск, обеспечивающий самые высокие зарплаты в стране для своих жителей, на поезде можно за восемь часов с двумя пересадками. Расстояние между Минском и Солигорском всего 130 км!


Малые города — большая страна


Париж последние 10-15 лет не расширяет своих границ и не размещает новых видов деятельности в центре, перенося производство на периферию. Туда перемещены университеты, промышленные и исследовательские центры, офисы государственных структур. Европейский пример показывает, что можно развивать не только столичный регион. К тому же отсутствие границ в ЕС может сделать средний французский город важным для немецких окрестностей.

Проблема посткоммунистических стран в том, что города или регионы не воспринимаются отдельной системой, которая при правильном развитии и инвестициях будет не только хорошо функционировать, но и будет прибыльной.

Государство ориентируется на сохранение политического контроля, а развитие городов может восприниматься как опасный для него фактор.

Самые главные интеграционные процессы в самоорганизации людей на благо общества происходят в развитых городах. Пока власть в Беларуси базируется на принципах авторитаризма, отсутствия доступа жителей к принятию решений, до тех пор нам придется ждать удобных городов и разгруженной столицы. Это будет длиться, пока у властей не появится понимание, что успех страны и столицы — это успех десятков малых городов.

Новости по теме

Новости других СМИ