"Пошел на завод, но разве есть места?" Исповедь "ипэшника"

Виталий Ставрович, onliner.by

Мужики не плачут, они осознают возникшую проблему и ищут пути ее решения. Я был уверен, что это работает всегда, но признаюсь, в последнее время на глаза наворачиваются слезы обиды и отчаяния, накатывает ощущение полной безысходности.

Я задаюсь вопросами: «За что меня, предпринимателя, государство так не любит? Что я сделал своей стране такого плохого, чтобы меня фактически оставили без средств к существованию?» — и не могу даже придумать разумных ответов.

Почти двадцать лет работая предпринимателем, из года в год я жду от государства… нет, не помощи и поддержки (об этом и мечтать не смею!), а лишь того, чтобы оно забыло о моем существовании хотя бы на некоторое время. Просто дало спокойно работать, платить налоги и радоваться, в меру своих сил и возможностей, жизни. Но такого подарка судьбы мне, похоже, не видать. С каждым годом все труднее, все больше нервотрепки. Но мы с женой держались, цеплялись за свою мечту о собственном деле до последнего. С нового года, видимо, придется «закрывать лавочку» и думать, как жить дальше. Думать надо быстро, так как больше никакого заработка у нас нет.

Новые правила сертификации, которые должны вступить в силу с 1 января 2016 года, ставят, на мой взгляд, большой жирный крест на карьере десятков тысяч предпринимателей. Объяснять, почему эти меры никак не могут работать в нынешних экономических реалиях, мы просто устали. Думаю, самым очевидным доказательством нашей правоты будут опустевшие рынки, которые вы увидите сразу с наступлением нового года. В том, что это произойдет, я ни капли не сомневаюсь. Я работаю на минском рынке «Московский», через две недели подавляющее большинство моих коллег, включая меня, приостановят свою деятельность. Нечто подобное произойдет и на «Ждановичах», в ТЦ «Европа»… Я перечислил лишь те рынки, где работают мои знакомые, и о настроениях там я знаю из первых уст.

Очень сомневаюсь, что при этом все белорусы сразу побегут покупать «качественные и лицензированные» отечественные товары. Не понимаю, кто тешит себя иллюзией, что можно заставить человека полюбить продукцию наших предприятий при всем богатстве альтернативы. Не будет выбора здесь — границы на замок не закроешь: скорее всего, деньги просто утекут в Россию, Литву, Польшу и т. д.

Мы неоднократно показывали, что готовы к переменам, пусть многие из них были нам не по душе и проводились в первую очередь за наши деньги. Мы переселились из полосатых палаточных городков в павильоны, отказались от отрывных талонов и поставили кассовые аппараты, а с нового года готовы предоставлять каждому клиенту возможность оплатить покупку через терминал (хотя до сих пор не понимаем, для чего эти терминалы нужны, если желающих расплачиваться карточкой на рынке — единицы). Но когда требования к нам выходят за рамки разумного, когда уровень контроля над каждой торговой точкой заставляет улыбаться наших коллег из России, Украины и даже стран Европейского союза, возникает ситуация, при которой любая коммерческая деятельность просто теряет смысл и превращается в бессмысленное выживание от одной проверки до другой.

Предпринимательство должно было стать инструментом для накопления первичного капитала, но пока это в большинстве случаев лишь инструмент выживания. Мы не верим в светлое будущее, постоянно ждем, что у нас что-то отнимут, запретят, оштрафуют…

Ситуация усложняется тем, что по правилам, которые придумало государство, мы вынуждены были привлекать в качестве работников родственников — жен и мужей, братьев и сестер. Мы трудимся подрядами, и если работать станет невозможно, то заработка лишается сразу вся семья. Предприниматели по природе своей одна из самых активных и ответственных частей общества, мы не существуем на государственные дотации, а платим налоги, которые помогают содержать бюджетников. Мало того, в отличие от многих госпредприятий мы платим эти налоги вовремя, так как в ином случае просто не сможем работать. Какие есть альтернативы, если нас лишат возможности зарабатывать деньги самостоятельно? Признаться честно, я их не вижу. Например, я готов идти работать на завод, ведь уже сегодня мои заработки сравнимы с зарплатами рабочих, а порой приходится жить «в минус» месяцами. Но разве есть сейчас в стране десятки тысяч вакантных мест? Сомневаюсь.

Мы понимаем, что экономическая ситуация в стране непростая и государству тяжело, но очень бы хотели напомнить, что мы также являемся частью Беларуси. Говорят, что предприниматели постоянно жалуются и плачутся на свою горькую долю. Называйте это как хотите. Да, мы плачемся, рыдаем, молим… главное — мы хотим, чтобы нас услышал президент, и не через доклады чиновников, искажающих информацию. В самом худшем случае может получиться так, что с начала следующего года в стране более 100 тысяч человек останутся без работы. На что способны люди, оказавшиеся без средств к существованию, представить несложно.

Единственным правильным выходом из сложившейся ныне ситуации будет, на мой взгляд, введение полугодового моратория на применение 222-го указа и выполнение технического регламента Таможенного союза. А дальше просто жизненно необходимо садиться с государством за стол переговоров и, наконец, разрабатывать изменения в законодательстве таким образом, чтобы они устроили и государство, и нас, полноправных граждан этой страны.


Об авторе.

Виталий Ставрович — работает предпринимателем с 1998 года вместе со своей супругой. Занимается торговлей одеждой, владеет тремя торговыми точками.

Новости по теме

Новости других СМИ