"Убьешь ее за 5000 долларов?"

Иван Яриванович, TUT.BY

Открытое выездное заседание Гомельского областного суда по делу о заказном убийстве началось в Речице в конце ноября 2015 года. Сейчас судебный процесс подходит к концу — 21 января 2016 года прошли прения сторон, а 3 февраля прозвучит последнее слово одного из обвиняемых и суд вынесет приговор в отношении фактического убийцы и его нанимателя.

Обвиняемые — местные жители — 46-летний мужчина и его 50-летний бывший шурин, работник ритуальной конторы. Мужчинам предъявлено обвинение в умышленном убийстве с особой жестокостью, из корыстных побуждений и по найму. Виктор Гапонов "заказал" свою 34-летнюю супругу, а заказ исполнил его бывший родственник — брат предыдущей жены.

При входе в зал суда муж убитой Вероники прячет лицо под капюшоном, папкой закрываясь от фотокамеры. Исполнитель — Василий Давыденко вначале спокойно реагирует на журналистов, но потом берет пример с заказчика и тоже прячет лицо.

Исполнитель спокойно и в деталях рассказывает все, ничего не скрывая. Свою вину 50-летний обвиняемый признал частично. Мужчина утверждает что Веронику он убил «без особой жестокости». В качестве доказательства своей "человечности" подчеркивает: намеренно совершил преступление на улице — в доме был двухлетний сынишка Гапоновых, мол, не хотел испугать ребенка.


«Я обещал помочь, дал слово и исполнил, да и деньги не помешают»

Давыденко был знаком с Гапоновым еще с 90-ых годов. После развода сестры убийцы с Виктором мужчины поддерживали отношения, но новую жену бывшего родственника обвиняемый не знал, видел лишь пару раз, и то на фото.

Мужчина не задумывался и, по его словам, он не очень-то и хотел знать, что толкнуло мужа «заказать» свою собственную жену. Гапонов рассказывал Давыденко, что жена его обокрала и "колдовским способом" заставила переписать недавно построенный дом на маленького сынишку.

— Не заладилось у них что-то в семье. Они то жили, то разбегались. А потом он [Гапонов] сказал мне как-то: «Поможешь мне ее убить за пять тысяч долларов? Она меня обокрала — а я ее убью». Я ответил, что помогу. Ну и все, так и решили. Я обещал помочь, дал слово и исполнил, да и деньги не помешают, — вспоминал Давыденко разговор осенью 2014 года в доме родителей Гапонова.

— И что, сразу про деньги пошла речь? — поинтересовался судья.

— Да. Он у меня спросил: «Сможешь убить?». Я ответил: «Да, смогу».

Когда супруги Гапоновы мирились, то разговор между мужчинами забывался, но во время семейных разладов эта тема снова поднималась.

"Убьешь ее за 5000 долларов?"

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Перед Новым годом (ноябрь-декабрь 2014 года — TUT.BY) Гапонов оставил мне тысячу долларов. Сказал, что на сохранность. Мол, пусть будет у меня, а то он может загулять. Я ее потратил постепенно — окна в доме поменял, туда-сюда. Тем более, что Гапонов потом сказал, что я могу ее не отдавать. Я и сам решил, что это в зачет пойдет. Кто же просто так даст такие деньги?

В начале весны 2015 снова зашел разговор об убийстве жены — мужчины начали разрабатывать план. Первоначально дату определили на 9 апреля 2015 года. Заказчик, Гапонов, на пару дней уезжал в Украину — алиби было обеспечено. Своему бывшему шурину он передал ключ от калитки, рассказал, кто куда и когда идет: падчерица будет в школе, дома останутся лишь Вероника и двухлетний Яша. Давыденко знал приметы девочки и, приехав рано утром к дому Гапоновых, спрятался неподалеку на улице — ждал, пока школьница уйдет на занятия.

Тем не менее, 9 апреля Вероника Гапонова осталось жива — Давыденко показалось, что девочка осталась дома и не пошла в школу. Прождав около часа на улице, он уехал на работу.


«На все мне понадобилось 15−20 минут»

На следующей неделе Давыденко и Гапонов снова встретились и обсудили, как действовать дальше. Следующий час Х был назначен на 16 апреля - Гапонов уезжал сажать родительский огород, у Давыденко был выходной. План был тот же: дочка уходит в школу, Гапонов уезжает к родителям, а Давыденко идет к ним домой.

"Убьешь ее за 5000 долларов?"

Место, где было совершено преступление. Фото: УСК по Гомельской области

Утром 16 апреля девочка пошла на занятия, Гапонов уехал. Давыденко зашел во двор и постучал в окно.

— "ГорГаз". Покажите ваш счетчик, — на суде Давыденко сказал, что придумал, как представиться, на ходу. К тому же, по словам обвиняемого, он не хотел убивать Веронику в доме — там был ребенок: «Еще перепугается».

Женщина накинула куртку, обулась и пошла с убийцей за дом, где находился счетчик.

— Я стоял у нее за спиной. Вытащил из рукава заранее приготовленный нож и ударил. Сначала не получилось — она закричала и отскочила. Потом я схватил ее левой рукой за шею и несколько раз ударил ножом.

Сколько точно было ударов, мужчина не помнит — ему показалось, что около пяти. На убитой же ранений оказалось больше десяти.

Убийца отпустил жертву лишь тогда, когда женщина перестала кричать. Давыденко положил тело на землю, сорвал с него золотые украшения и зашел в дом.

— В доме был ребенок. Я его перенес из одной комнаты в другую и положил в кроватку. Мальчик не плакал, сидел спокойно. Я разбросал вещи, чтобы сымитировать ограбление и ушел. На все мне понадобилось 15−20 минут.

По дороге Давыденко переоделся. Вещи, в которых он был, сложил в сумку и выбросил в мусорный контейнер. Золотые цепочку и браслет, перчатки и нож убийца разбросал по дороге к мусорке.


Убийца, будучи работником ритуальной конторы, сам привозил родственникам тело Вероники из морга

Сообщники заранее договорились, что «заказчик» через пару дней свяжется с «исполнителем» и отдаст остальные деньги. Гапонов, пытаясь как можно лучше обеспечить себе алиби в этот день, ездил чуть ли не по всему Речицкому району. Но мужчина не выдержал и попросил водителя поехать в деревню, где жил Давыденко.

— Встретились на улице. Он спросил: «Как с нашими делами? Все сделал?». Говорю: «Да, все». И отдал еще одну тысячу долларов, а три сказал что потом, когда лично удостоверится в смерти жены, — рассказывал в суде Давыденко.

Орудие убийства найти так и не удалось. Главными доказательствами стали следы крови убитой женщины на одежде Давыденко и показания водителя, который подвозил Гапонова к исполнителю заказа и видел передачу денег. Один из основных свидетелей почти два месяца работал водителем у Гапонова — последнего на тот момент лишили водительского удостоверения.

— Гапонов сел в машину и сказал: «Все. С женой покончено. Теперь начнется...». И предупредил, что если я сообщу в милицию, то "пойду следом" за его супругой, — рассказывал свидетель. Тем не менее, на втором допросе водитель все же решился рассказать обо всем следствию.

Давыденко, будучи работником ритуальной конторы, привозил родственникам тело убитой им Вероники. Мать Вероники, признанная потерпевшей, спросила, какие чувства в тот момент испытывал мужчина.

— А что там испытывать? Это же моя работа. А что мне надо было делать — убежать? — ответил обвиняемый.

Не скрывал возмущения «исполнитель» от суммы заявленного потерпевшей стороной гражданского иска о возмещении морального вреда - на один миллиард рублей.

— Это нереальные цифры, они что их — с потолка берут? У меня никогда не будет такой суммы, до конца жизни! — утверждал мужчина.

Прямого мотива убивать 34-летнюю Веронику Гапонову у Давыденко не было. Мотив «заказчика» мужчину «сильно не интересовал».

— Попросил о помощи [Гапонов]. Я дал слово — нужно держать. Ну, а как муж может убить свою жену? Да и деньги лишние не помешают, — рассказывал убийца.

Василий Давыденко свою вину признал, но уточнил, что не хотел намеренно причинять убитой страдание и поэтому не согласен с формулировкой «с особой жестокостью». К тому же, если бы женщина не открыла ему двери, то он бы ушел. Тем не менее, от задуманного Давыденко своего бывшего шурина не отговаривал.

Заказчик, Виктор Гапонов, на суде вины не признал. Мужчина утверждал, что свою жену он не «заказывал», а с Давыденко и вовсе «не имел никаких дел». Что последний специально залез к нему в дом, чтобы ограбить, а вся его версия о заказном убийстве — оговор.


По 25 лет усиленного режима каждому

Сторона гособвинения запросила для Гапонова, заказчика убийства, 25 лет колонии усиленного режима без конфискации имущества. Такой же срок, но с конфискацией, — для исполнителя Давыденко.

Адвокат Давыденко, в свою очередь, просила смягчить наказание ее подзащитному ввиду раскаяния и признания вины, а сумму морального вреда в 1 млрд рублей — пересмотреть. Адвокат Гапонова заявила, что вдовец и вовсе должен быть оправдан за недоказанностью его вины.

— Я считаю себя невиновным и прошу вас, Высокий суд, оправдать меня, — настаивал в последнем слове и сам Гапонов. — А Давыденко и Самусенко (водитель — TUT.BY) вступили в сговор, чтобы оклеветать меня.

Сидящий рядом Давыденко при этих словах лишь рассмеялся.

Мама Вероники, бабушка двухлетнего Якова и его старшей сводной сестры Маши, теперь стала и официальным опекуном своих внуков.

— На днях мы пошли с Яшей в поликлинику. Когда ребенок увидел в коридоре медсестру в точно такой же куртке, какая была у моей дочки, Яша закричал во весь голос: «Мама, мама!». Но уже в жизни Яши, ни Маши, не будет этого человека.

Новости по теме

Новости других СМИ