Как не поссорились Семен Борисович и Александр Григорьевич

Константин Скуратович, belrynok.by

Александр Лукашенко Указом № 13 утвердил генеральные планы городов-спутников Минска, Гродно и Бреста. Гродненский город-спутник «посадят» в Скиделе, брестский – в Жабинке, минские – в Руденске, Фаниполе, Смолевичах, Заславле, Логойске и Дзержинске.

Из пресс-службы лидера государства сообщили, что реализация генпроектов развития городов-спутников поспособствует взаимоувязанному развитию городов и центров с использованием социальной инфраструктуры городов-спутников для улучшения обслуживания сельского населения, улучшения инвестиционного климата столицы и областных центров за счет расширения выбора инвестиционных площадок, обеспеченных трудовыми ресурсами, транспортной и инженерной инфраструктурой.

ДЛЯ ЧЕГО ГОРОД СТРОЯТ

Замечательно! Все слова понятны, соединяются одно с другим грамотно, формально логично и совершенно непонятно: зачем? Каждый школьник, например, знает, что города зарождаются сами по себе в местах, которые обещают горожанам и государству определенную выгоду: военную, политическую, хозяйственную, финансовую. Есть города-крепости, жители которых всегда готовятся к войне, к отражению нападения супостата. Есть столицы, например, Санкт-Петербург – административный центр государства, главная его политико-экономическая, геополитическая канцелярия, которая позволяет императору властвовать внутри страны, расширять ее за счет соседей.

Впрочем, лучше Пушкина о Санкт-Петербурге не скажешь:

«Отсель грозить мы будем шведу.
Здесь будет город заложен
Назло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно…»


Эти поэтические строки позволяют любому школьнику понять сущность экономической географии. Образно, емко, изящно, красиво. А красота – великая сила. Вспомним классический диалог товарища Саахова из «Кавказской пленницы» и его гостя Шурика:

– Как известно, Кузбасс – всесоюзная кузница, Кубань – всесоюзная житница. А Кавказ – это всесоюзная... что?

– Всесоюзная здравница?

– Нет! Кавказ – это и кузница, и житница, и здравница!

...Гениальная шпаргалка для школьника по теме «территориальная организация общества и ее законы». Согласно которым обеспечиваются интересы государства (общества) и туземного населения. Жители кавказских городов-курортов хорошо понимали, что они создавались для лечения и отдыха советских тружеников. Которые привозили деньги городу и горожанам. В сезон наплыва праздного и в это время щедрого. Это главная и единственная цель создания города. Все остальное – обстоятельства и способы увеличить плату за услуги.

ЗА МКАД КВАРТИРЫ НЕТ

Первым советским городом-спутником был подмосковный Зеленоград, который построили (умели-таки!) за два года на 70 тыс. населения. Поначалу, для «разгрузки» Москвы, создавая здесь обычные промышленные предприятия, которых было множество в самой Москве и в любом другом советском городе. Но москвичи не спешили переселяться «в провинцию», предпочитая помучиться в коммуналках еще несколько лет и получить отдельную квартиру в первопрестольной. Более отзывчивой оказалась бесквартирная молодежь, которая спешила жить. Поэтому в Зеленограде построили предприятия электронной промышленности, работающей на ВПК. Прельстили образованную молодежь, ученых и инженеров, увлекательным занятием и хорошими заработками.

В скором времени Зеленоград стал обеспечивать все потребности Вооруженных сил в этой продукции. До Силиконовой долины недотянули, тем не менее. Сегодня Зеленоград вошел в Зеленоградский административный округ Москвы, образованный городским агломератом, территориально объединяющим тяготеющих друг к другу других «спутников». Одни из них стали обычными московскими «спальниками», а другие, как Зеленоград, сохранили за собой первоначальную отраслевую специализацию. Часть населения работает по месту жительства, часть ездит на работу в Москву, часть каждый день приезжает на работу в Зеленоград из Москвы.

Одна из прежних целей – разгрузить транспортные потоки за счет городов-спутников в городе и регионе – оказалась нереализованной. Сегодня в ежедневных пробках стоит не только Москва, но и ближнее Подмосковье.

Тем не менее у нас среди других целей ставят именно такие: «разгрузить» демографию и экологию столицы: «Минск должен прирастать за счет городов-спутников. Уплотнять Минск мы, конечно, будем, но здесь особо уже не уплотнишься: это две-пять тысяч человек, не больше. Что касается второго кольца – оно обязательно нужно. Уже загазован...»

Загазован то загазован, но минчане не поспешили переселяться в Смолевичи, даже льготники-очередники, для которых уже построили первый дом. Льготный очередник – это минчанин, истомившийся в многолетней очереди на улучшение жилищных условий. Пропорционально его мучениям возрастал его минский патриотизм. Тем более что всякая «лимита», всякая «номенклатура» и «понаехавшие» за последнее время провинциалы легче и совершенно легко получили современное и просторное жилье. Почти каждый из очередников скажет: за МКАД квартиры для меня нет.

НУЖНА МОЛОДЕЖЬ, КОТОРОЙ НЕТ

Пожилые люди в «спутники» не поедут, и хорошо, поскольку делать им там нечего, ведь планируемые будущие новые производства требуют трезвой, грамотной, дисциплинированной и инициативной молодежи. По заявленной в генпланах потребности – от 100 до 150 тысяч. Требуемого количества молодежи нет во всей Беларуси. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть официальную статистику.

Молодежь можно соблазнить очень льготным жильем и очень хорошими заработками, а работы, увы, нет. Ожидается, что со временем Китайско-белорусскому парку потребуется более 10 тысяч работников. Для производств, ориентированных в том числе и на рынки «дальнего зарубежья». Но для этого потребуются очень специфические работники, которых, вероятно, не найдется среди «тутэйшых». Для иллюстрации можно сослаться на пример белорусских спортивных клубов, в которые для попадания в Европу требуются легионеры. А для побед, которых не было, – очень квалифицированные и дорогие.

...Задача. Летом прошлого года председатель Миноблисполкома Семен Шапиро заявил, что руководство страны отказывается от прежних «амбициозных планов» и принимает принципиальное решение ограничиться преобразованием в город-спутник только рабочего поселка Руденск. По его словам, «строительство городов-спутников – это не просто взял клочок земли и построил дом (как было в Смолевичах. – Прим. К. С.). Это трудовые ресурсы, занятость, размещение. Детские сады (потребность в них увеличится, если, как настаивает помощник Лукашенко по экономическим вопросам Кирилл Рудый, государство уменьшит послеродовый отпуск с 3 до 2 лет. – Прим. К. С.), школы, больницы, обеспечение водой, очистными сооружениями и масса других вопросов. Это очень тонкий предмет и очень тонкая материя».

А как известно, где тонко, там и рвется. «Ну построим там спутник. И чем людям заниматься? В Минск каждый день ездить? И создавать пробку на въезде?» – восклицал г-н Шапиро.

ОТ ОГОРОДА ОТКАЗАЛИСЬ И КУР СВЕЛИ

К слову, идея строительства городов-спутников не является новой, тем более новаторской, таковой она может считаться только в белорусском руководстве. С начала 1960-х годов такие города строились и в СССР, тоже с претензией на новизну, хотя эта практика была общемировой. И причины их строительства были универсальные. На определенном этапе развития каждого крупного города возникала проблема излишней концентрации промышленности и населения в нем, для чего предприятия или реконструировались, или выводились из него, а население следовало за ними, обретая новое место жительства и рабочее место.

Единственное различие – в западных странах города-спутники возникали там, где создавались хорошие условия для инвестиций. В СССР экономическая потребность определялась административно. Сначала определялась потребность народного хозяйства в той или иной продукции, выбиралась площадка (вблизи крупного города, когда речь шла о «спутнике»), обеспечивалось плановое финансирование, строительство предприятия, ввод его в строй. К этому времени строилось жилье и соцкультбыт, и город принимал новоселов.

Разных городов-спутников в СССР было много. Одни прожили долгую и успешную жизнь, жизнь других прервали трагедии, третьи не состоялись.
Например, новосибирский Академгородок, расположенный в 20 километрах от центра Новосибирска, который до сих пор является одним из важнейших научных и образовательных центров России. Но его население расселилось по всему Новосибирску, растворилось в общей массе горожан.

Исчезла даже прежняя административная граница, но, можно сказать, жизнь удалась и продолжается.

Уникальны города-спутники атомных станций. Хотя они и располагались на удалении 50-100 километров от других крупных, неатомных городов, «спутники АЭС» объективно играли роль промышленных, научных и профессионально-образовательных центров регионов, где проживало преимущественно сельское население. Эти города возникали в чистом поле, как грибы после дождя, в которых было все: магазины, кинотеатры, аттракционы, парки и асфальтированные улицы.

При виде такого благоустроенного комфорта местное население стало переквалифицироваться в атомщики. Как в Простоквашино, в котором один старик так ответил на вопрос Дяди Федора, нет ли в деревне домика лишнего пустого: «Да сколько хочешь! У нас за рекой новый дом построили, пятиэтажный, как в городе. Так полдеревни туда переехало, а свои дома оставили. И огороды. И даже кур кое-где. Выбирай себе любой – и живи». Очень жизненная сказка, в отличие от «спутникового» генплана «для улучшения обслуживания сельского населения», которое уже от огородов отказалось и кур извело.

Вероятно, Семен Шапиро с детства помнит сказку Эдуарда Успенского, которая в 1986 году стала трагической былью. Катастрофа на ЧАЭС убила город-спутник Припять и обезлюдила 30-километровую зону, жители которой, спасаясь, оставили там все свое движимое и недвижимое, и землю. А к этому времени в Руденске, в Пуховичском районе, успешно строилась АТЭЦ (атомная теплоэлектроцентраль) для обеспечения страны, преимущественно Минска, электрической и тепловой энергией. Стахановскими темпами возводились дома в городе-спутнике Дружный, в которых поселились беженцы из зоны. После Чернобыля у страны на завершение работ сил не осталось. Ни финансовых, ни физических, ни духовных…

ЛУКАШЕНКО БЫЛ СОГЛАСЕН

Станцию законсервировали, а впоследствии достроили как ТЭЦ-5, работающую на органическом топливе и снабжающую столицу теплом и электричеством. А после распада СССР выяснилось, что для реструктуризации промышленности и экономики в целом, закономерного снижения тепло- и энергопотребления во всех отраслях, страна, в особенности Минск, могла обойтись меньшими мощностями. Как рассказывал Семен Шапиро в Руденске: «Там Минская ТЭЦ-5, у которой огромное количество неиспользуемой электрической и тепловой энергии. Энергии достаточно для обеспечения 100-тысячного города». Там не самые плодородные земли для сельскохозяйственного использования, следует «обогащать» их модернизацией инфраструктуры, мотивировать инвесторов, соблазнять их идеей выноса промышленности из столицы, создавая промышленность нового типа.

Как уверял г-н Шапиро, президент выразил согласие с его выводами.

В самом деле, президентские директивы требуют от предприятий экономить энергию всеми любыми возможными способами. «В то же время, – горячился Шапиро, – в Минской области продано 24 тысячи участков, в основном под Минском. Только для того, чтобы туда подвести электричество, надо два триллиона рублей, чтобы подвести дороги – еще два триллиона. На каждый дом государству надо вложить 20 тысяч долларов». Очевидно, председатель Миноблисполкома не считает бедными тех, кто покупает участки под Минском. Но «мы должны взять из бюджета деньги и поддержать кого? Самых состоятельных?»

В общем, Шапиро раскритиковал «волюнтаризм», допускаемый в этом вопросе, и сказал, что «Заславль был отменен, Дзержинск был отменен», а в Смолевичах сохранили меньший участок, где уже построен дом, в Соколе сохранили только проект многоэтажной застройки в расчете на продолжение работ по созданию «китайского индустриального парка».

Не проходит и полгода, Лукашенко, прежде согласный с резонами Шапиро, резко изменяет позицию. Указал: спутникам быть в большом количестве и не только в столичной области.

Ситуация, как в пьесе Гоголя. Когда Иван Иванович говорит: «Вы, Иван Никифорович, разносились так со своим ружьем, как дурень с писаною торбой». А сосед отвечает: «А вы, Иван Иванович, настоящий гусак». По Гоголю выходило, приятели друг друга стоят. Что и подтверждает бессмысленная, беспредметная дискуссия наших государственных деятелей.

Но, в отличие от Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича, поссориться не могут. Семену Борисовичу надлежит выслушивать и выполнять любое указание Александра Григорьевича, а Александру Григорьевичу надлежит раздавать указания.
Для этого они и живут…

Новости по теме

    Минск поглотит Руденск

    Об этом заявил на совещании по вопросам внесения изменений в генеральный план развития Минска и строительства городов-спутников заместитель премьер-министра Анатолий Калинин.подробности

Новости других СМИ