Ради денег Минск готов крутить пластинку «права человека, ла-ла-ла»

Александр Класковский, Naviny.by

Неожиданно для широкой публики сам Александр Лукашенко принял 9 марта спецпредставителя ЕС по правам человека Ставроса Ламбринидиса. Ранее анонсировалось, что человек из Брюсселя прилетает в Минск прежде всего для участия в международной конференции по проблеме смертной казни.

Лукашенко на этой встрече демонстрировал радушие, назвал представителей ЕС «умными людьми». Впрочем, не преминул отметить, что «у нас есть свое понимание гуманитарных проблем, в том числе и проблем прав человека».

Эксперты делают вывод, что финансово-экономические нужды подталкивают белорусское руководство к миролюбивому тону при обсуждении традиционно дискомфортных для авторитарного режима вопросов. Но при этом суть вопросов Минск постарается утопить в воде общих рассуждений. Тем более что Европа сегодня не склонна напирать.


Патернализм в противовес либерализму: медовые годы закончились


Лукашенко изложил Ламбринидису классическую идеологему белорусского режима в отношении прав человека: «Решение этих проблем лежит в плоскости жизни людей, и прежде всего материальной».

Долгое время эта пропагандистская фишка хорошо работала. Белорусский правящий класс высмеивал пустой западный либерализм, все эти эфемерные свободы (слова, манифестаций и пр.), противопоставляя им заботу мудрого государственного лидера о «чарке и шкварке» для своего народа. Мол, митингами сыт не будешь, а вот у нас рост благосостояния и нет безработицы. За квартиру платим символически, проезд в общественном транспорте тоже копеечный, медицина и образование, если говорить с долей условности, бесплатные.

Но сегодня от распиаренного социального государства остались рожки да ножки. От январского повышения коммуналки именно аполитичный обыватель взвыл так, что пришлось устраивать на высшем уровне пиар-шоу с якобы откруткой коммунальных тарифов.

В общем, впаривать патернализм вместо прав человека все труднее, потому что на патернализм уже нет денег. Более того, ирония судьбы в том, что для получения кредитов и инвестиций приходится криводушно подпевать гнилым западным либералам.


Режим уже не становится в позу

Встреча Лукашенко с Ламбринидисом показывает, что «белорусские власти очень заинтересованы в размораживании отношений с Западом, и в частности с Евросоюзом», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Он напомнил, что недавно в Минск прилетал вице-президент Европейского инвестиционного банка, в апреле должны возобновиться переговоры о кредите МВФ — в общем, стала реальной перспектива получения западных денег.

Поэтому, говорит политолог, белорусское руководство изменило тактику, когда речь идет о традиционно неудобных вопросах типа прав человека: если раньше звучало «не лезьте в наши внутренние дела, не учите нас жить», то теперь звучит «хорошо, давайте обсуждать». Европа в какой-то мере поддерживает эту игру, поскольку считает, что и такой процесс — лучше, чем ничего, сказал Карбалевич.

Показательно, что на конференцию, которую решил почтить своим участием Ламбринидис, организаторы-иностранцы не пригласили представителей одной из самых сильных, авторитетных правозащитных структур — «Вясны», поскольку она-де в Беларуси не зарегистрирована.

Правда, вне рамок мероприятия контакты будут, но, тем не менее, налицо желание не раздражать Минск. При том что вынужденная работа «Вясны» в андеграунде как раз и иллюстрирует состояние прав человека в Беларуси.


Дежавю с мораторием

Обсуждение же вопроса о смертной казни — этакое дежавю. В пору предыдущей оттепели в отношениях с Европой эта тема тоже муссировалась, в Палате представителей даже создали группу с длинным названием — по изучению проблематики смертной казни как инструмента наказания, применяемого в Беларуси.

Но изучать и обмениваться мнениями можно до бесконечности. Да, мораторий на смертную казнь мог бы открыть белорусскому парламенту двери в ПАСЕ — для начала в статусе специально приглашенного. Но ПАСЕ и Совет Европы как таковой — отнюдь не самые сильные магниты для Минска на внешней арене. Почему? Все просто: там не дают денег.

«Я пока не вижу готовности белорусских властей к мораторию, не говоря уж об отмене смертной казни», — заявил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Вместе с тем Минск, заинтересованный в нормализации отношений с Европой, не станет высказываться по вопросу смертной казни категорически, прогнозирует аналитик. По его словам, белорусские власти будут тянуть резину, ссылаясь на необходимость глубже изучить проблему, а также на итоги референдума двадцатилетней давности (когда, по официальным сведениям, более 80% белорусов высказалось за сохранение этого вида наказания).

Стоит отметить, что с тех пор, по данным независимой социологии, общественное мнение заметно изменилось. Например, согласно опросу, проведенному НИСЭПИ в марте 2012 года, 49,7% белорусов высказались за отмену смертной казни, в то время как за ее сохранение — 40,8%. Напомню, что именно тогда страна была взбудоражена расстрельным приговором двум обвиненным в теракте в Минском метро (это дело оставило у общественности много вопросов).

Потом страсти улеглись. Но и по данным исследования, проведенного в 2014 году «Сатио», доля противников смертной казни оказалась довольно большой — 34,6% (в поддержку ее сохранения и применения высказалось 57,6%).

В общем, можно сделать вывод, что доли сторонников и противников смертной казни в белорусском обществе сегодня соизмеримы. И если бы власти задались целью склонить большинство к идее ее отмены (или хотя бы моратория), то при монополии на СМИ и отработанных пропагандистских механизмах, думается, могли бы достичь цели за считанные месяцы. Но зачем это властям?

Впрочем, среди аналитиков бытует мнение, что если ситуация потребует от Минска сделать некую существенную с точки зрения Европы уступку, то ради получения материальных выгод мораторий могут ввести. Потому что такой шаг, в отличие, например, от либеральной регистрации партий, прозрачных выборов, не угрожает политическим устоям.

Политических же противников режима совсем не обязательно расстреливать. У властей в арсенале — четыреста способов относительно гуманного отъема у белорусов права на свободу.

Новости по теме

Новости других СМИ