Страсти-мордасти по пенсионному поводу

Константин Скуратович, belrynok.by

Александр Лукашенко обсудил с правительством вопрос повышения пенсионного возраста и категорично высказался в его пользу: «Будет справедливо, если повышение пенсионного возраста коснется всех».

Справедливо это или нет, трудно сказать, поскольку речь идет об экономике, которая существует благодаря столкновению различных интересов. Например, будь у нас частные пенсионные фонды, они бы приветствовали продление трудовой деятельности своих клиентов, что повысило бы поступление денег на их счета. С оговоркой, если они оставались бы для своего возраста физически здоровыми и сохраняли свои профессиональные качества. Если же нет, а пожилые люди часто болеют, то фондам приходится нести издержки на их лечение.

Как в детской загадке: «Кто утром идет на четырех, днем на двух, вечером на трех?». И на самом деле выходит так, что женщина, здоровая для своего возраста (хоть и с палочкой), которая дождалась пенсии и внуков, чтобы с ними позабавиться, после продления ее трудовой жизни этой радости лишится. Это почувствуют и внуки, и их родители, которые, возможно, завели ребенка в расчете на участие в деле его воспитания бабушки.

Простите за банальность, но социальные и экономические отношения объективны, поскольку существуют независимо от общества в целом и от каждого человека в частности. Например, текстильщица, крутильщица или смесеприготовительница в литейном цеху, которые, как говорится, не печенье на складе сортируют, – работают, чтобы дожить до пенсии и пожить на пенсии. В частности, много женщин работают в литейках МТЗ и МАЗа, и при достигнутом там уровне механизации и автоматизации женщине, помимо умения обращаться с транспортерами, дозаторами, грохотами, смесителями, разрыхлителями, аэраторами, нужно уметь работать простой лопатой.

Очень часто бывает, что без этого «совкового инструмента» остальные машины и механизмы попросту не запускаются.

В промышленности подобных специальностей, которые вредят здоровью, много и для женщин, и для мужчин. Таких работников отправляют на пенсию раньше установленного для них срока. Многие из них долго живут, но по своей специальности работать не могут. Иной профессии не имеют и явно не похожи на тех, о которых сказал Лукашенко: «В 60 лет мужик – это лошадь, на которой можно еще пахать и плугом не в один корпус, а в три корпуса зацепить и потянуть». В прежние времена эту реплику уточняли: пахать, косить и убирать в три смены. Если повесить фонарь на удобное место.
Брутальный фольклор, граничащий с хамством.

Но слово из песни не выкинешь. На самом деле «дни и ночи исполняют свою трудную и опасную службу» прославленные представители силовых структур, о которых лидер государства сказал, что из них (90% с лишним могут уйти на пенсию в 45 лет) получаются плохие пенсионеры: «И что ж это, пенсионер в 45 лет?» На самом деле интересный вопрос, который всех касается. Надо учитывать, что многие из силовиков идут на службу ради льготной (в смысле досрочной) и намного большей, чем средняя по стране, пенсии. А наработанные за время службы связи позволяют найти очень выгодную работу или службу в государственном или частном секторе в пенсионном, но молодом еще возрасте. В самом соку, как сказал бы сказочный Карлсон.

Иными словами, с одной стороны, для хорошего силовика служба является школой, которая завершается аттестатом зрелости. Или даже дипломом престижного вуза, который открывает большие возможности в новой жизни.

С другой стороны, как показывают в кино, силовики не жалеют себя, чтобы успеть сгореть на работе до выхода на пенсию. А с третьей стороны, выйдя на пенсию в 45 лет и дожив до 70 (что возможно), силовик получает суммарную пенсию, превышающую его суммарный же служебный оклад. Это обстоятельство слегка примиряет силовиков-пенсионеров с тусклой жизнью на постылой «гражданке». С четвертой стороны, общество, возможно, больше заинтересовано в сохранении установившегося темпа кадрового обновления силовых структур. Знаю из опыта: когда служивому отказывают в ожидаемой демобилизации, он звереет. Не жалеет себя, но окружающих не жалеет еще больше.

Лучше было бы отправлять на пенсию в 45 лет. А еще лучше – сократить набор кадров «в органы».

Многим нравится спортивный комментатор Василий Уткин. Он рассказывает о футбольных матчах интересно, весело, иронично, за словом в карман не лезет. Показывает, что разбирается в предмете, имеет доступ к футбольной кухне. Болельщик, простой человек, который и сам не профан в футболе, ему верит. Вернее, верил. До той поры, пока Уткин, комментируя матч Лиги чемпионов между немецким «Байером» и испанской «Барселоной», по неизвестным причинам не потерял связь с реальностью. Комментируя действия «Барсы» в обороне, принял ее за «Ростов» из города Ростов-на-Дону. А спустя некоторое время отозвался о каталонцах так: «Защитная линия «Зенита», прости господи, оставляет вообще удивительное впечатление».

Неизвестно, как Господь отреагировал на очевидные заблуждения комментатора, но Уткина от эфира отстранили.

Футбол – великая игра, целая Вселенная, насыщенная сюрпризами, чудесами, незапланированными победами аутсайдеров над очевидными лидерами. Но в футболе присутствуют и объективные предпосылки, определяющие закономерный результат. Тем не менее с этой предопределенностью уживается и тотализатор, участники которого пробуют оценить все, предсказать все и выиграть. Притом, насколько мне известно, никто не угадал результат полуфинала ЧМ 2014 года, где сборная Германии победила Бразилию 7:1! Ставили больше на выигрыш Бразилии, меньше на Германию. Но кто мог рассчитывать на такой блицкриг.

А жизнь богаче футбола, и очень часто получаются результаты, противоположные пусть даже и научным представлениям о ней. Лукашенко тоже попробовал смоделировать проблему пенсионного возраста с помощью статистики и повседневного опыта. Он сказал, что средняя продолжительность жизни в стране увеличилась «по сравнению с 90-ми годами прошлого века на 5 лет». Поэтому надо повысить пенсионный возраст и женщинам, и мужчинам. Чтобы не обижать женщин, называя 55-летних пенсионерок старухами.

Отмечу, что, кроме президента, их так (по крайней мере публично) никто и не называет. Однако дело вот в чем. Средняя продолжительность жизни, на которую сослался Лукашенко, – это завершившаяся жизнь людей, которые уже умерли, допустим, в 2015 году. А в демографии оперируют средней продолжительностью ожидаемой жизни. То есть это означает, что родившиеся в 2015 году и выжившие при существующих социально-экономических и прочих условиях проживут столько же лет, если они не изменятся. Можно даже согласиться, что больше, поскольку улучшившаяся жизнь белорусов при Лукашенко будет улучшаться и при новом лидере. Несколько десятилетий назад повышение продолжительности жизни обуславливалось снижением детской смертности, а ныне на первый план вышло продление доживания престарелых людей. В том числе благодаря тому, что они выходят на пенсию еще относительно здоровыми и получают возможность «жить не по будильнику». Свободно.

Если «всех» отправить на работу, лишить их свободы и покоя, возможно, они станут чаще болеть и умирать. Очевидно, Лукашенко терзается сомнениями, утверждая, что находится между двумя мнениями: экономическими резонами правительства, которое страдает за экономику, и ожиданиями народа.
На мой взгляд, этот вопрос не тянет на гамлетовский. По той причине, что жизнь человеческая только отчасти определяется человеком. Одни говорят – Богом, другие – Природой. А правительство, какие бы сроки ни устанавливало, искусственно жизнь (в том числе активную) продлить не может. В большинстве своем здоровые люди хотят работать и работают. С учетом размеров пенсий белорусы – в особенности. А больные не могут работать, даже если хотят.

По этому поводу давно установился необходимый консенсус, который подтверждается официальной статистикой. Например, в 2000 году численность пенсионеров составляла 2501 тыс. человек, из которых 469 тыс. (18,7% от общего количества) продолжали работать. К концу 2014 года численность пенсионеров увеличилась до 2560 тыс. человек, но численность работающих пенсионеров достигла 635 тыс. (24,8%). Иными словами, четверть всех пенсионеров работают и (парадокс!) сами обеспечивают себе пенсию.

Государство не тратит на них бюджетные средства, взыскивая с них при этом платежи и налоги. Все его «благодеяние» сводится к тому, что оно разрешает работать тем пенсионерам, которые сохранили трудоспособность, и оплачивать свою «государственную пенсию» из собственного заработка. Не через поколение, а здесь и сейчас.

Пенсионный вопрос стал вопросом очень большой политики, где разыгрываются всякие страсти-мордасти. На самом же деле это вопрос социальных технологий, которые применяются в любом обществе при возникновении потребности в них.

Беларусь всегда претендует на оригинальность, но даже в этом она ничем не отличается от других стран. Идет вслед за ними, но порой «з крыкам и гвалтам», поэтому часто опаздывает.

Новости по теме

Новости других СМИ