Власть и население обменялись кукишами

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Рушится еще один бастион конструкта социального государства. После роста коммунальных тарифов режим посягает на еще одну святую корову белорусской модели — пенсионный возраст. После совещания у Лукашенко 10 марта стало понятно, что политическое решение по этому вопросу принято. Вскоре будет известен срок и конкретный алгоритм процедуры.

Последние годы Лукашенко как мантру повторял, что с экономической точки зрения следовало бы повышать пенсионный возраст, но народ против, поэтому мы этого делать не будем. На совещании в декабре прошлого года он отметил, что, по-видимому, все же придется это сделать, но только после того, как посоветуемся с народом. Поскольку каналов обратной связи власти с обществом в Беларуси не существует, то совещание с населением могло осуществиться только в виде имитации. Что и произошло на самом деле. Государственные СМИ печатали материалы на эту тему, были там и письма читателей. Этим все и ограничилось.

И что же выяснилось, что думает народ по этому поводу? Лукашенко отметил на совещании: «Скажу честно, по моим данным (я уверен, что они верны), мы пока не достигли подавляющего большинства среди населения, которое бы поддерживало это предложение правительства о повышении пенсионного возраста. Мы близки к половине».

Непонятно, на какие данные ссылается Лукашенко. В январе руководство Института социологии на встрече с журналистами констатировало: «По нашим опросам, примерно 18% работающего населения в 2013 году отметили, что они готовы отложить возраст выхода на пенсию с условием повышения пенсии». Обращаю внимание, что речь идет только о 2013 годе, опрос проводился среди работающего, а не всего населения. Плюс готовность отложить выход на пенсию обусловливалось повышением пенсий. НИСЭПИ в декабре 2015 году зафиксировал следующие цифры: 20,3% респондентов поддержали мнение, что «пенсионный возраст следует повышать, чтобы увеличить пенсии», 73,1% высказались против. 20% — это очень далеко до половины. Да и те согласны на повышение пенсионного возраста только при условии, что пенсии увеличатся. А на упомянутом совещании у главы государства об увеличении пенсий речи не шло.

Таким образом, народ против, но пенсионный возраст будет повышен. Ведь заканчиваются деньги.

Вот вам и народное мнение, на которое активно ссылаются власти, например, отказываясь ввести мораторий на смертную казнь.

Хотя решение практически принято, но Лукашенко не был бы самим собой, если бы не продолжал играть в популизм. «Мы должны посоветоваться с ними, будем их убеждать, просить их согласия. Мы попросим у них поддержки. Согласятся — проведем изменения. Нет — значит, нет».

Почему же до сих пор не удалось убедить? Дело здесь не только в том, что, как метко заметил Виталий Цыганков, спрашивать у людей, хотят ли они, чтобы повысили пенсионный возраст, это то же самое, что спрашивать у детей, хотят ли они ходить в школу.

Здесь проблема глубже. Дело в том, что в патерналистском государстве не может быть граждан, которые испытывают ответственность за страну, ее судьбу и перспективы. Здесь живет просто население, государственные подданные. «Государевы люди», как выразилась вице-премьер Наталья Кочанова.

Белорусы не отождествляют себя с государством. Властные институты для них — это что-то чужое, внешнее. Люди же не платят сами налоги, отчисления в Фонд социальной защиты. Это все автоматически высчитывается из их зарплат в бухгалтериях по месту работы. Если бы они сами приходили в налоговую инспекцию или в банк, сами высчитывали свой налог, сами перечисляли, то это был бы первый шаг к осознанию себя гражданами.

У них бы возникли вопросы: а на что и эффективно ли власть тратит мои деньги? И как я могу на это влиять, как можно контролировать власть? Через депутатов? Тогда я должен их выбирать. Тогда нужны настоящие выборы, а не технический ритуал голосования.

А когда власть сама себя выбирает, а налоги забирает автоматически, то нет представления, что бюджетные деньги — это мои. Людей не интересует, как бюджет наполняется и как тратится.

И когда власть попыталась обратиться к гражданской ответственности белорусов, то в ответ получила кукиш. По-другому и быть не могло, это же не Швейцария.

По большому счету, повышение пенсионного возраста должно было бы быть частью глубокой реформы всей пенсионной системы, перехода к накопительной модели. Но власти отказываются от реформы не только потому, что она даст эффект в виде повышения пенсий и уменьшения нагрузки на Фонд социальной защиты только через несколько лет.

Проблема, опять же, более глубокая. Сейчас государство — монополист в пенсионной сфере. И я сам встречал людей пожилого возраста, которые искренне считают, что пенсии им платит Лукашенко, поэтому за него и голосуют. А в результате настоящей пенсионной реформы появились бы частные фонды, которые бы аккумулировали накопления, и потом из них жители получали бы пенсии, причем выше. То есть реформа разрушает модель патерналистского государства. А это уже революция сознания.

То, что повышение пенсионного возраста произойдет в момент кризиса, создает для немолодых людей проблему, даже в некотором смысле ловушку. Предприятия останавливаются, скоро начнется волна банкротств, растет безработица. Прежде всего увольняют людей пожилого возраста, их неохотно берут на новую работу. И вместо того, чтобы получать пенсию, они будут вынуждены платить государству налог за тунеядство. Таким образом власти, в свою очередь, показывают народу кукиш. Все по справедливости.

Новости по теме

Новости других СМИ