"Это случилось мгновенно". Витебчанка потеряла за станком руку и требует 1 млрд рублей компенсации

Татьяна Матвеева / TUT.BY

ЧП произошло две недели назад, 12 марта, на витебском ООО «ДелиОст», которое находится на улице 3-й Суражской, 18. Одна из новых сотрудниц — 34-летняя Ольга Товпенец — работала в этот день за станком по сращиванию древесины. В какой-то миг ее левую руку втянуло в механизм, и женщина даже не успела понять, как лишилась кисти. По ее словам, администрация предприятия игнорирует факт, что их работник стал инвалидом на рабочем месте. Ольга и ее сестра Елена Селезнева организовали в соцсетях активную кампанию, чтобы добиться компенсации за моральный и физический ущерб.

"Это случилось мгновенно". Витебчанка потеряла за станком руку и требует 1 млрд рублей компенсации

Ольга Товпенец — швея по образованию. Но устроиться на работу по специальности не могла. Однажды увидела объявление, что на деревообрабатывающее предприятие «ДелиОст» требуются люди. От безысходности — поиски работы затянулись — решила попробовать. 17 декабря ее взяли учеником сортировщика изделий из древесины. Как она поясняет, нужно было «сортировать палочки». Но вместо этого ей сразу же доверили станок.

— В день устройства на работу увидели, что я шустрая, соображающая, что не курю, и сказали: становись за станок по сращиванию древесины. У него — четыре пилы. А у них скорость вращения — 4000 оборотов в минуту. Но никакого специального обучения и инструктажа по технике безопасности никто со мной не проводил. Я несколько часов стояла возле напарницы и наблюдала, на какие кнопки на этом станке она нажимает. Кстати, эта женщина — тоже новичок на предприятии, проработала здесь только полгода.

Уже на следующий день, 18 декабря, я работала на станке самостоятельно, даже не пройдя медкомиссию. Официально меня оформили на работу только 11 января. Но — учеником сортировщика, а не оператором линии сращивания древесины, кем я была в действительности, —
объясняет Ольга.

За несколько недель до несчастного случая на станке по сращиванию древесины затачивали зубцы и сняли защитную перегородку, а потом не поставили ее на место. В какой-то момент Ольга потянулась за клеем, и ее рука неожиданно оказалась возле пилы…

— Это было мгновенно. Я и не поняла, как и что произошло, — вспоминает Ольга. — Мне кажется, руку засосало воздушной воронкой: в станке же 4 тысячи оборотов. Я не потеряла сознание, хотя шок был сильный. Увидела, что кисти нет, висели только сухожилия и немного кожи. Коллеги начали оказывать мне первую помощь: руку пережали ремнем. Мастер пошел вызывать скорую. Но она ехала 25 минут — врачам не сообщили, что руку отрезало станком. Потом медики пытались ее найти. Но кисть превратилась в фарш, его разметало по всему цеху…

"Это случилось мгновенно". Витебчанка потеряла за станком руку и требует 1 млрд рублей компенсации

Фото: Дмитрий Миртич, «Народные новости Витебска»

С 12 марта Ольга находится в городской клинической больнице скорой медпомощи — лечится после операции. К ней приходили мастер, юрист предприятия и начальник производства.

— Но они со мной разговаривали так, будто я, ученик сортировщика, самовольно встала за станок! Я им говорю: «Вы же сами меня поставили за него уже на второй день!» Как мне кажется, на предприятии хотят, чтобы вину за произошедшее я взяла на себя, — говорит пострадавшая.

Коллеги, которые навещают Ольгу в больнице, рассказали ей, что сейчас на злополучном станке никто не работает, хотя на него установили защитную перегородку. В тяжелой ситуации женщину поддерживают муж и сестра Елена. Сестры — сироты, других близких у них нет.

За труд на станке в январе Ольге насчитали к выдаче чуть более 1,6 млн рублей, в феврале — 2 миллиона с «копейками».

«Но фактически за февраль Ольге выдали на руки еще меньше — почему-то только около 1,6 млн рублей. Она вчера отпросилась на час из больницы и сходила на предприятие вместе с мужем и юристом. Директор подошел к ней и сказал, что он переживает из-за этого случая. Но при этом дал понять, что он человек не бедный, и все свои проблемы уладит. И сказал: „Давайте все решим полюбовно“. Ольга спросила: „Как именно?“ Он ответил: „Надо как-то вместе попить чаек и поговорить“. А потом ушел», — сообщила сестра пострадавшей Елена Селезнева.

Она рассказала, что сегодня Ольге снимают швы. Пациентку посещают психолог и специалист, который помогает разрабатывать руку физически. «Несмотря на боль, сестра уже сама стирает, моется. Я ей предлагаю помощь, но Оля говорит: «Мне надо привыкать самой, мне же теперь с этим жить», — делится Елена.

Ольга Товпенец написала заявление на имя директора ООО «ДелиОст». В нем она указывает на нарушения трех статей Трудового кодекса. Женщина требует расследовать несчастный случай на производстве, компенсировать ей моральный вред — в размере 1 млрд рублей, физический вред из-за потери трудоспособности — в размере среднемесячного заработка до достижения пенсионного возраста. Кроме того, оплатить ей реабилитационное лечение в Германии и установку протеза стоимостью 50 тысяч евро.

Такие же заявления пострадавшая отправила в прокуратуру и Департамент государственной инспекции труда.

Директор ООО «ДелиОст» Олег Радевич сообщил TUT.BY, что в данный момент в связи с происшествием идет проверка Департамента госинспекции труда: «Когда она завершится, вы узнаете ее заключение. От меня ничего не зависит сейчас. Есть закон, будем действовать по закону. Мое личное отношение к произошедшему: ей (Ольге Товпенец. — TUT.BY) надо месяц, чтобы успокоиться. Она сейчас чувствует себя обиженной на весь мир, и что мир — в лице нашего предприятия, ей чем-то обязан. А потом надо нормально, спокойно сесть и поговорить».

"Это случилось мгновенно". Витебчанка потеряла за станком руку и требует 1 млрд рублей компенсации

Ольга Товпенец до несчастного случая. Фото: личный архив

Новости по теме

Новости других СМИ