О юридическом фетишизме, или Далеко ли Карабах от Беларуси

Юрий Дракохруст, специально для TUT.BY

Обострение конфликта в Карабахе актуализировало белорусские споры о соотношении двух великих принципов — права наций на самоопределение и территориальной целостности государств.

Как на мой взгляд, то здесь, к счастью или к сожалению, нет универсальности. И белорусская независимость слишком молода, чтобы однозначно отстаивать принцип, который ставит ее под сомнение.

В 1991 году Верховный совет одобрил Беловежские соглашения, которые стали фундаментом для существования независимого государства. Но на тот момент уже существовал закон СССР, которые описывал процедуру выхода из состава Союза. Он, в частности, предусматривал проведение в союзных республиках, которые выражали намерение выйти из состава, референдума о выходе.

Можно сказать, что это все чушь и советская оккупация, но в Литве и Латвии, элиты которых, пришедшие к власти в конце 80-х, которые отрицали юридическую легитимность советского господства в принципе, соответствующие референдумы все же провели. И в Украине провели. Не совсем так, как это было предусмотрено советским законом о выходе из СССР, но провели. А в Беларуси — нет. И в России — нет.

Причем в Беларуси, в отличие от стран Балтии, провозглашение независимости не оформлялось как восстановление суверенитета БНР, что было бы с юридической точки зрения путем более чистым: мы были независимым государством, нас оккупировали, мы восстановили независимость. Таким путем пошла Литва. Проведя, однако, при этом референдум в соответствии с советским законом. Таким путем не пошла Беларусь. Никакого референдума при этом не провели. Проголосовали и Верховном совете, и прощай СССР.

Может, оно и странно было бы требовать пунктуального выполнения советской процедуры, не бывает «революций на зеленый свет», не бывает побед в борьбе за независимость, которые бы полностью соответствовали законам империи, от которой независимость и получается. У учителей всего современного мира в смысле права — древних римлян — была формула Necessitas frangit legem (Необходимость ломает закон). Ну да, он и был сломан в 1991 году. Но имперский закон был именно сломан, поэтому сейчас лицемерием звучат мнения некоторых отечественных экспертов относительно карабахского кризиса, мол, территориальная целостность государств нерушима.

А как с нерушимостью СССР было в декабре 1991 года? Когда тогдашний премьер Беларуси Вячеслав Кебич через несколько месяцев после Вискулей говорил, что рота советских десантников, высаженных в Беловежской пуще, могла предотвратить тот ход событий, который имел место, то он был прав. Тогда — да. Потом — нет. Потом даже приход к власти в Беларуси романтика «совка» Лукашенко ничего по сути не изменил. Выяснилось, что независимость, однажды полученную, психологически и политически невозможно отдать.

Но революционный по сути путь получения собственной независимости должен, по идее, создать благоприятное отношение к получению ее и другими. Или, по крайней мере, философское — не то, что каждый народ, каждый этнос, каждая территория, каждое сообщество имеет право на независимость. Но что иногда народы, этносы, территории и общества борются за независимость (а иногда просто расклад такой) и получают ее вопреки святому принципу нерушимости границ и территориальной целостности существующих государств.

И это фактическое состояние необязательно должно быть возвращено к целостности рекой крови.

Я только насчет тона. Я лично относительно других стран как раз исповедую такой метанормативный принцип — если есть конфликт между стремлением кого-либо к независимости и территориальной целостностью государства, к которой этот некто принадлежит, то здесь, как в спорте, пусть победит сильнейший. Если интенции борцов за независимость победят, ну, значит, судьба такая — карта мира веками перекраивалась усилиями именно таких борцов. Если победят адепты целостности — ну, значит, судьба другая. Где-то это, как в Шотландии в прошлом году, происходит путем голосования, где-то (и гораздо чаще) - путем вооруженного борьбы. Но, грубо говоря, кто победит, тот и прав. И, соответственно, Vae victis — горе побежденным. Так им всегда горе.

Но полагаю, что белорусам с учетом независимости, полученной не в полном соответствии с законами бывшей метрополии, и с учетом гипотетической угрозы сепаратизма, лучше не грешить юридическим фетишизмом, не возводить в абсолют ни принцип целостности государств (ведь стали независимыми, его явно нарушив), ни принцип права народов на самоопределение (так много разных территорий им пользуются, что не всегда в белорусских государственных интересах, и не дай Бог воспользуется кто-то в самой Беларуси, так если придется те поползновения предотвращать, а то и топить в крови, так чтобы не было контраста с нынешней пламенной поддержкой того святого права).

Может, я, в свою очередь, такой логический фетишист. Помню дискуссию со своим другом где-то в январе 2014 года. Он меня, на фоне Евромайдана, убеждал в праве народов на восстание. Я ему отвечал, что никакого такого права нет. Народ может восстать. А власть может восстание пытаться подавить. А кому будет способствовать успех — как Бог даст. И спрашивал друга, был ли реализацией «права народа на восстание» поход на Рим боевиков Муссолини и гитлеровский пивной путч. И, кстати, спрашивал, а если после победы украинской революции Донбасс восстанет против нее, как Вандея восстала против Парижа в конце XVIII века, он тоже будет говорить о праве народа на восстание?

Ну может логический фетишизм не лучше юридического. Да, нам можно, а вам нельзя — чем плохое объяснение? К тому же удобная ссылка на "проклятых москалей". Правда, относительно Карабаха немногие так уж однозначно считают, что только в них дело. А так жаль, такое универсальное объяснение, но, к сожалению, не работает.

А если говорить о государственнической позиции, то в вопросах, которые прямо не касаются выживания белорусского государства, действительно самое разумное — держаться гранитного фундамента принципов ООН. МИД правильно напомнил принцип территориальной целостности государств (не называя Азербайджан), хотя и нарвался на демарш МИД Армении. Но не вопрос был встык вспомнить и право наций на самоопределение, также декларированное ООН, от чего крыша поехала бы и в Баку, и в Ереване — а что белорусы имели в виду? А ничего, кроме того, что без поллитры не разьбярэсься, да и с ней тоже. И что минует нас чаша сия, и лучше бы вы не воевали там. И что мы за все хорошее…


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Новости по теме

Новости других СМИ