Перед пацанами вышло очень неудобно

navalny.com

Я понял, почему Путину так сложно отвечать на вопрос про офшоры.

Это не от того, что мы его поймали на взятках, а потому, что бизнес-партнёры его поймали на совершенно непотребной схеме. Будут сидеть, обсуждать между собой и хмыкать: во даёт, крысятничает, мог бы прямо сказать.


Смотрите:

1. Мы знаем, что на офшоры путинского друга виолончелиста Ролдугина разные госкомпании накидали 2 миллиарда долларов.

2. Путин сказал: Ролдугин все деньги потратил на музыкальные инструменты и ещё остался должен. Купил две скрипки и две виолончели. Одна виолончель стоила 12 миллионов долларов.

Предположим, пусть все четыре инструмента стоят по 12 миллионов. 48 миллионов на всё значит.

Можно предположить, что было так:

- Игорь Иванович, там Серёге надо на виолончель, дай 12 миллионов.

- Андрей Леонидыч, кстати, там Серёге надо на виолончель дорогую, ты подкинь ему пятнашку.

- Алексей Саныч, вот наш известный музыкант Родугин, собирает деньги на виолончель старинную, вы ему не могли бы оказать содействие?

Ну и так в тридцать разных мест. На виолончель.

И как это и описано в «панамском досье», из многих мест потекли ручейки: там миллион, там три, там двенадцать. Всего набралось 2 миллиарда долларов.

Потом купили две скрипки и две виолончели. Максимум 48 миллионов долларов.

А разница — 1 миллиард 952 миллиона долларов — это так, к пальцам прилипло.

Как говорят в таких случаях в интернете, «этот неловкий момент, когда...».

Перед пацанами вышло очень неудобно

Перед пацанами вышло очень неудобно.

Новости по теме

Новости других СМИ