Недореформа с прицелом на 7-й срок Лукашенко

Ирина Крылович, "Белрынок"

Принимая решение о повышении пенсионного возраста, власть выбрала наиболее мягкий вариант для себя с прицелом на выборы-2020, отложив проведение реальной пенсионной реформы на более поздний электоральный период.


Классика недореформ

Решение властей о повышение пенсионного возраста по «мягкому варианту» (женщинам до 58 лет/мужчинам до 63), при котором не сходится «экономика», навело на мысль о том, что урезанный по сравнению с экономически эффективным (60/65), этот вариант является далеко не окончательным. Это подтвердил в своем ежегодном послании Александр Лукашенко: «Мы сделали этот первый шаг. Он будет длиться 6-7 лет, а дальше, как я говорил, мы вместе с вами вернемся к этому вопросу, если в этом будет необходимость».

При этом не так давно помощник президента Кирилл Рудый, давая интервью русской службе «Голоса Америки» назвал решение по увеличению пенсионного возраста «реформой», которую власти Беларуси проводят, но просто мало о ней говорят. Таким образом, можно утверждать, что Беларусь в очередной раз продемонстрировала потенциальным кредиторам из МВФ и прочим инвесторам классический образец проведения недореформ.

Это когда реформа, призванная преодолеть экономические дисбалансы, в угоду политической конъюнктуре заменяется на мероприятия по краткосрочному преодолению разрыва госфинансирования, что приводит в дальнейшем к новому циклу усиления дисбалансов и поиску новых средств у международных заемщиков под окончательные «реформы».

Способность белорусской власти к недореформам не уникальна. Некоторые страны, и в этом смысле первенство в Европе пока удерживает Греция, научились довольно хорошо манипулировать такого рода недореформами для постоянного получения внешнего финансирования. Можно даже говорить о том, что им выгодно не проводить реформы до конца, так как всегда есть возможность для дальнейшего торга по рефинансированию прошлых долгов.

Беларусь в этом плане достигла значительных успехов, которые остаются незаметными для большинства исследователей мировой экономики лишь в силу малости белорусской экономики и наличия собственной неконвертируемой валюты. Что, конечно, не умаляет «заслуг» белорусской власти в проведении такого рода манипуляций с экономикой, которая в давно превратилась в психологию, то есть работу с массами, прежде всего, электоратом.
Требование МВФ или экономическая необходимость?

Вот и на этот раз, когда белорусским властям, припертым кризисом, дефицитом фонда соцзащиты и требованиями со стороны МВФ, пришлось выбирать между экономической эффективностью и возможными последствиями для электоральных настроений в 2020 году, выбор был сделан не в пользу экономики.

Хотя сам Лукашенко в послании признал, что с этим решением мы «плетемся в хвосте», еще за год до выборов 2015 года никаких разговоров о «хвосте» слышно не было, а 29 января 2015 года на пресс-конференции Лукашенко заявил, что «вопрос поднятия возрастной пенсионной планки снят с повестки дня», а сразу после выборов оказалось, что вопрос уже перезрел и принимать решение надо. Это лишь доказывает, что власть просто манипулирует социологическими и экономическими данными, а также своими договоренностями с международными финансовыми организациями в зависимости от политической конъюнктуры.

Сегодня уже общепринятым является тезис о том, что пойти на повышение возраста власти заставили переговоры с МВФ. Такой фактор, безусловно, имеет место, так как МВФ действительно выдвигает такое требование во многих странах с нереформированной социальной экономикой и демографическими перекосами. Однако в этот раз власти просто пользуются этим требованием, чтобы прикрыться от возможной критики населения. Ведь никто не мешал и в 2009 году, когда власть брала кредит у МВФ, пойти на повышение пенсионного возраста, зная, что это для них будет аргументом, но тогда об этом даже никто не заикнулся, потому что выборы были уже на носу.

Экономические же предпосылки принятого именно сегодня решения очевидны. По данным Минфина, при запланированных на 2015 год поступлениях в ФСЗН на уровне 115,8 трлн. рублей, фонд не добрал в прошлом году почти 10% от плана – всего удалось собрать 104,8 трлн. рублей. Расходы были запланированы на уровне 114,2 трлн. рублей, но в итоге потратили лишь 108,2 трлн. рублей, закрыв дефицит, как сказано в обзоре Минфина, за счет остатков прошлых лет. Итак, недобор составил 11 трлн. рублей, реальный дефицит - около 3,5 трлн. рублей за счет снижения расходов на 6 трлн. рублей от плана.

С учетом того, что зарплата, из отчислений от которой на 91% формируется ФСЗН, не растет, и в прошлом году у фонда был дефицит, покрывать дефицит в этом году будет нечем. А в следующем году при сохраняющейся стагнации экономики, довольно высокой инфляции и прочими возможными девальвациями, на фоне увеличения количества назначаемых пенсий в среднем на 100 тысяч в год, ситуация с выплатами пенсий и пособий могла бы сложиться просто критическая. Это бы подорвало основы не только белорусской социальной модели, но и доверие электората.


Мягко стелет

Именно уменьшение размеров пенсий или задержки с их выплатами стали бы новой «общеполитической повесткой дня», о которой писал Сергей Николюк в статье «Страна под черными крыльями». Повышение же пенсионного возраста в том варианте, который выбрала власть, не приводит к значительному росту протестных настроений, что и показало быстрое угасание темы пенсий на кухнях белорусских граждан, так как власть сохранила основные социальные завоевания своему электорату.

Сегодня почти четверть населения составляют пенсионеры, которые и являются основной группой поддержки нынешней власти. Если бы возраст не поднимали, то в 2020 их было бы 30%. Неплохая прибавка к основному электорату Лукашенко, но поэтапное увеличение возраста на 3 года, как оказалось, сохраняет к 2020 году существовавшую на момент выборов 2015 года пропорцию. И это в сегодняшней ситуации вполне достаточный задел на будущие выборы для нынешней власти.

Важным было также сохранить не просто количество пенсионеров как основу электората, а их структурный состав и их настроения. В связи с этим не были предприняты никакие другие шаги по изменению порядка выплат пенсий за исключением возраста, при этом абсолютно не учитывались структурные экономические и демографические дисбалансы.

Во-первых, сразу же отказались от более позднего выхода на пенсию для женщин, хотя, как известно, женщины в Беларуси живут дольше мужчин. Демографическая ситуация в Беларуси такова, что чем старше возрастная группа, тем больше в ней женщин, и когда говорят, что основной электорат Лукашенко – это пенсионеры, то подразумевается, что у этого электората – женское лицо. Поэтому для них сохранили пятилетний разрыв выхода на пенсию, что абсолютно не оправдано ни с экономической, ни с демографической точки зрения, зато оправдано психологически.

Во-вторых, никаких перемен не будет в стане неработающих пенсионеров – еще одной довольно многочисленной опоры Лукашенко. Основной месседж для этой группы – уменьшать размер пенсий не будем (хотя они снижаются в долларовом эквиваленте, но сохраняется пропорция по отношению к заработной плате).

В-третьих, работающим пенсионерам сохранили возможность получать и пенсию, и зарплату. Эта группа пенсионерского электората самая лояльная сегодняшней власти, так как ее «кормят» лучше всех. В тучные годы, когда власть билась за зарплату в 500 долларов, у них было 200 долларов средней пенсии плюс 250-300 зарплаты на должностях, куда молодые не шли (тогда в стране был на многих предприятиях дефицит кадров), и вот уже получались те самые заветные 500.

Именно поэтому в те годы власть даже не думала заикаться о повышении пенсионного возраста, они же были «тучными», зачем же было снижать их электоральный эффект какими-то реформами? Сегодня, конечно, рука дающего оскудела, но работающие пенсионеры опять в выигрыше. Сейчас ни на среднюю пенсию, ни на среднюю зарплату особо не проживешь, а на зарплату плюс пенсию как-то можно.

В-четвертых, повышение пенсионного возраста мягко сказалось еще на одной существенной группе электората власти, в которую входят учителя, чиновники, и военные в трудоспособном возрасте. Все они имели льготу по досрочному выходу на пенсию, а многие их них – еще и пенсии выше средних.

Возраст досрочного выхода на пенсию им повысили, но все же льготу сохранили. А так как помимо достижения возраста для досрочного выхода на пенсию необходимо иметь еще и определенных стаж, то некоторые и раньше уходили чуть позже, поэтому увеличения возраста пройдет для них более безболезненно. Кроме того, для определенной категории военных возраст и вовсе не стали поднимать.

Таким образом, недовольных повышением пенсионного возраста в привычном электорате действующей власти практически нет. Самыми пострадавшими оказались те, кому к моменту прихода Лукашенко во власть было 30-40 лет, которые всегда находился в конкурентной возрастной группе с действующим президентом. Здесь всегда был и довольно высокий процент недовольных властью, в том числе и потому, что многие из них попробовали в разное время себя в частном бизнесе. Поэтому заботиться именно об этой категории вовсе не стоило.

К тому же тем, кто в былые годы занимался собственным бизнесом и не платил отчисления в ФСЗН, еще раньше подняли пенсионный возраст не на три, а на пять лет, если нет достаточного стажа уплаты взносов (сейчас это 15,5 лет, в дальнейшем он увеличится до 20-ти). Кстати, это решение вообще никак не обсуждалось в обществе и на кухнях, что лишь демонстрирует отношение общества к людям, которые в Беларуси пытались заработать на себя сами.

Интересно также, что даже самых ущемленных, то есть тех, кто во время выборов попадает под увеличение пенсионного возраста, данное решение делает более лояльными к власти. Даже оппозиционно настроенные к власти граждане, когда им остается год-полтора до пенсии, зачастую выбирают синицу в руках, нежели журавля в небе. То есть если власть останется, то пусть и позже, но пенсию заплатят, а если власть сменится, то наверняка платить не будут – такое мнение очень распространено среди предпенсионного электората.


Жестко будет спать

Итак, очевидно, что целей сохранения лояльности основного электората мягким вариантом повышения пенсионного возраста власти удалось добиться. Но решает ли это экономическую проблему, особенно с учетом заявления Лукашенко о том, что к этому вопросу мы вернемся через 6-7 лет?

В таком формате повышение пенсионного возраста решает сиюминутную, но очень важную проблему власти – сокращение текущих расходов ФСЗН на выплату пенсий, так как уменьшает количество новых ежегодно начисляемых пенсий приблизительно вдвое. Несмотря на сокращение расходов при сохранении нынешней экономической ситуации сам фонд, скорее всего, останется дефицитным. Но ведь даже если бы фонд оказался бездефицитным при более жестком варианте, то это все равно не изменило бы экономическую ситуацию в стране в целом, зато дефицит дает возможность еще походить с протянутой рукой к кредиторам.

Достаточно ли такого решения для МВФ? Скорее всего, да, если власть сохранит жесткую денежно-кредитную политику, гибкость курса, проведет какие-то еще недореформы в сфере управления госсобственность. Ведь это только первый шаг – уже сегодня аргументируют недореформы белорусские переговорщики. И действительно, первый шаг сделан.

К тому же кредит МВФ, как ранее было завялено, выделяется на 10 лет. То есть отдавать его надо будет уже после выборов 2025, а не 2020 года. И вот тогда, то есть как раз через 6-7 лет вновь можно будет задуматься о продолжении пенсионной реформы.

К этому времени значение пенсионеров как электората начнет снижаться – подрастет электорат, который будет уверен, что выходить на пенсию им уж точно придется при другой власти. И если у власти к тому моменту не будет денег на то, чтобы купить этот электорат за счет льготных кредитов на жилье или высоких зарплат, то им отдадут на съедение сегодняшних начинающих пенсионеров. К 2025 году у молодежи как раз накопится к ним много претензий: почему молчали, почему не реформировали и т. д. Так что с новым электоратом можно будет пойти на куда более болезненные пенсионные реформы, обосновав их цифрами и экономической эффективностью, и этот электорат за них безжалостно проголосует.

Сегодняшней власти часто пеняют на то, что она действует необдуманно, принимает скоропалительные тактические решения без учета стратегических задач. На самом деле, решение о повышении пенсионного возраста показало, что стратегия власти – это думать о выборах на два срока вперед. Хотя жизнь, конечно, может внести свои тактические коррективы.

Новости по теме

Новости других СМИ