Башенный кран как символ кризиса власти

Валерий Карбалевич, "Свободные новости плюс"

Чем дальше Беларусь продвигается по пути, начертанному Лукашенко, тем больше проявляются все новые признаки кризиса.

Каждый день приносит нерадостные новости. На фоне бравурных планов создать 50 тысяч новых рабочих мест, за год число официально безработных выросло в 1,4 раза.

В Беларуси третий месяц подряд растет сумма задолженности предприятий по выплате зарплаты. По информации Белстата, в апреле организации не смогли вовремя выплатить своим работникам 80,9 миллиарда рублей. Эта тенденция проявилась с конца прошлого года, то есть сразу после «президентских выборов», когда исчезла необходимость «покупать» лояльность избирателей. За апрель сумма задолженности выросла более чем на 12 миллиардов рублей.

Если перевести апрельскую задолженность в средние зарплаты, то получается, что почти 11,4 тысячи человек не получили заработанные деньги. Можно предположить, что эта тенденция будет только нарастать. Ведь доля убыточных предприятий в промышленности составляет 48%. То есть у них элементарно нет денег. До сих пор власти печатали пустые деньги и за этот счет помогали госпредприятиям решать насущные проблемы. А теперь Нацбанк стремится проводить жесткую монетарную политику, вследствие чего раздача кредитов была резко ограничена. В итоге люди остаются без зарплаты.

Нельзя сказать, что это совсем новое явление. Такие процессы наблюдались в кризисные 1990-е годы. Но они не были массовыми, в отличие от России и Украины, где задержки с выплатой зарплат и пенсий тянулись тогда месяцами. А белорусы к такому не привыкли. Для них это явление — нонсенс, несправедливость, разрушение конструкта о социальном государстве, распад привычной картины мира. Подрывается идея о порядке и стабильности, которой так гордятся белорусские власти. И, соответственно, реакция людей на беду становится более острой. И в тех трудовых конфликтах, которые время от времени случаются, главной проблемой, как правило, является не размер зарплат, а именно их неуплата в срок.

Вот на прошлой неделе витебский строитель Дмитрий Столяров взобрался на башенный кран в Минске, требуя выплатить более 70 млн рублей, которые задолжали ему несколько организаций, угрожая в противном случае спрыгнуть. Почти пять часов молодой человек сидел на стреле крана, требуя встречи с премьер-министром, апеллируя к Лукашенко.

Это очень характерный и знаковый поступок. В стране отсутствуют нормальные механизмы решения подобных проблем, правового урегулирования трудовых конфликтов. Нет независимого суда. Человек не может обратиться к своему депутату, ведь известно, какие у нас депутаты. Не может обратиться к профсоюзу, так как у профсоюзных организаций в Беларуси совсем иная функция. Единственный выход — силовое воздействие на власть с помощью забастовки, голодовки или, например, залезть на кран.

Еще один сюжет. В своем недавнем выступлении в «национальном собрании» с посланием Лукашенко провозгласил переход Беларуси на «инновационный путь развития». Чудно, кто же против? Но вот какая незадача. Затраты на научные исследования и разработки достигли минимального за последние десять лет уровня. Начальник главного управления инновационной и инвестиционной деятельности Министерства промышленности В. Фишман, выступая 3 мая на Белорусском промышленном форуме, заявил, что «доля инновационной продукции из года в год падает». Он отметил, что в 2012 году эта доля на предприятиях Министерства промышленности составляла 41%, «а в 2015-м мы еле-еле 22,5% насобирали».

В том же послании Лукашенко одним из драйверов инновационного развития экономики назвал Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень». И тут же заявил: «Работа, к сожалению, идет из рук вон плохо, и в ближайшее время там будут приняты жесточайшие меры, в том числе и кадровые! Там должны быть созданы предприятия послезавтрашнего дня. Предприятиям вчерашнего и сегодняшнего дня на этой площадке делать нечего».

А что же происходит на самом деле? Оказывается, там производят вовсе не инновационную продукцию, а как раз товары вчерашнего дня. Например, компания «Цзюйсинь Солод Технология» приступила осенью прошлого года к строительству завода по производству продуктов из ячменя и солода. Вторая компания планирует строить здесь логистический центр, если говорить упрощенно — большой склад. Компания «Zoomlion» планирует строить завод по производству автокранов и коммунальной техники. Какая же это инновационная продукция? Лукашенко своим указом уволил главу администрации парка «Великий камень» А. Галя. Но здесь, как в известном анекдоте, систему менять надо.

Чтобы как-то удержать ситуацию под контролем, белорусские власти пошли на открытый конфликт с Россией. Принадлежащая «Газпрому» компания «Газпром трансгаз Беларусь», которая обеспечивает газоснабжение и транспортировку газа по территории Беларуси, подала в суд на белорусские областные газовые структуры, недоплачивающие за полученное топливо согласно контракту. Речь идет не просто об элементарной задолженности, которой в белорусской экономике сейчас много, ведь у предприятий нечем платить.

Дело в том, что уже несколько месяцев белорусское правительство требует от РФ уменьшить цены на поставляемый в Беларусь газ. Минск аргументирует это тем, что стоимость «голубого топлива» привязана к ценам на нефть, которые упали. Москва отказывается.

И вот в такой конфликтной ситуации, как это часто бывало и раньше, белорусская сторона начала действовать с позиции силы, явочным порядком устанавливать свою, «справедливую» по мнению Минска, цену на газ. Таким образом Беларусь оказывает давление на Москву, чтобы она пошла на уступки. Это не самодеятельность областных организаций. В данном случае речь идет о сознательной позиции правительства, принятой на политическом уровне, ее озвучил вице-премьер В. Семашко.

Здесь проблема более широкая. Падение мировых нефтяных цен разрушает один из источников российской экономической поддержки Беларуси, а значит, и уменьшает степень экономической зависимости Минска от Москвы. Что позволяет белорусскому руководству вести себя более свободно в отношении РФ. Это проявляется в целом во внешней политике Беларуси. Например, в развитии отношений с Западом, Украиной, Грузией, Турцией, с которыми Россия находится в конфликте.

И вот теперь назревает новый конфликтный белорусско-российский узел. Эксперты заговорили о возможности новой газовой войны между Беларусью и Россией. Любопытно, что компания «Газпром трансгаз Беларусь» подала иск в международный арбитраж на белорусские областные газовые структуры. Случай уникальный. Обычно белорусско-российские разборки осуществляются «по понятиям». Видимо, и здесь сказывается влияние кризиса.

Новости по теме

Новости других СМИ