Российский омбудсмен о регулировании интернета: "Все эти правила придется написать кровью"

Анна Ермаченок / 42.TUT.BY

В последнее время регулярно появляются идеи радикальных законов в сфере интернета. То в России решают проблему пиратства блокировкой сверхпопулярных сайтов, то в Беларуси вводят штрафы за хранение «нелегальных» файлов, которые могут попасть в соцсети. Каждая инициатива решает одну проблему и порождает еще несколько, часто пользователи оказываются резко против.

Дмитрий Мариничев — российский предприниматель и интернет-омбудсмен при президенте России. Он пытается бороться с новыми законами, которые вызывают сложности у предпринимателей. «Сейчас крайне важно поменять стереотипы мышления», — уверен он.

С Дмитрием мы общаемся по дороге на белорусский Форум по управлению интернетом. В Минск он попал во второй раз — раньше ему предлагали развивать здесь бизнес, но не сложилось. На руке у предпринимателя — «умные» часы Apple Watch, на которые время от времени «звонят».


«Отраслевых проблем больше, чем частных»

— В чем заключается работа интернет-омбудсмена?

— Я собираю и анализирую обращения компаний, которые работают в сфере IT и интернета. Мы решаем проблемы как конкретных предпринимателей, так и отрасли в целом.

В силу российской специфики проблем в отрасли гораздо больше, чем проблем частных. Фактически частных проблем ничтожное количество, а отраслевых проблем много. В большинстве своем это связано с введением новых законодательных инициатив, которые депутаты и не только депутаты генерируют. Они достаточно сильно влияют и на интернет-компании, и на IT-компании, и на телеком-компании.

— Вы можете влиять на законы?

— Да. Мы собираем экспертное мнение, анализируем, формируем некий аналитический документ и можем так или иначе влиять на процесс. Например, формируем свой отрицательный отзыв на законопроект. Правительство считается с нашими отзывами, хотя я не могу сказать такое о депутатах. Но к нам прислушиваются.


«Вы не можете предъявлять претензии к воздуху за то, что через него передаются звуковые волны»

— Интернет многие представляют как что-то хаотичное и неуправляемое. Есть смысл его контролировать со стороны государства?

— Моя позиция неизменна: контролировать и управлять нужно не интернетом. Потому что интернет — это среда. Его можно сравнить с водой, воздухом и тому подобное. Вы же не можете управлять и предъявлять претензии к воздуху за то, что через него передаются звуковые волны. Вы должны либо ограждать воздух от загрязнений, либо защищать его — для этого существуют свои механизмы. Но к самому воздуху предъявлять претензии невозможно.

Российский омбудсмен о регулировании интернета: "Все эти правила придется написать кровью"

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

То же самое с интернетом. Это среда, его нельзя контролировать или управлять им. Контролировать и управлять нужно теми сущностями, которые работают «поверх» него. И не забывать, что в любом случае за любыми сущностями стоят люди — граждане станы, которые подчиняются законам — юридическим и эмоциональным.


«Все, что мы ни придумаем сейчас, через короткий промежуток времени будет смотреться смешно»

— Вам знакомы удачные инициативы в сфере управления «сущностями поверх интернета»? Как это хорошо и правильно делать?

— Мне пока, к сожалению, не знакомы. Скорее, с точностью до наоборот. Регуляторика интернета происходит людьми, далекими от технологических знаний. Неверное восприятие порождает большое количество последствий — и в формировании законов, и в их применении.

Мир меняется, меняется он на достаточно глубинном, фундаментальном уровне. Интернет — сложный инструментарий, который вошел в нашу жизнь и радикально ее меняет.

Если сейчас писать законы для интернета, вокруг интернета — наше поколение так или иначе потерпит в этом фиаско. Все, что мы ни придумаем сейчас, через короткий промежуток времени будет смотреться смешно. Потому что правильные законы об интернете, законы о мироустройстве смогут написать только наши дети. Но мы обязаны провести эту серию проб и ошибок для того, чтобы сформировать плацдарм или почву для их сегодняшнего понимания.


«Грамотно все будет сделано после нас»

— Сейчас в Беларуси некоторые преступления «с использованием интернета» влекут более серьезное наказание, чем без него. Так, например, обстоит дело с оскорблениями. Преступления в интернете действительно более тяжкие?

— В России такого пока нет, но сейчас есть инициатива, которая базируется как раз на опыте Беларуси. Я в целом абсолютно не сторонник ужесточения наказания, если используется интернет.

Интернет ни при чем, а методы и сервисы — при чем. К примеру, когда вы владеете оружием, вы владеете каким-то количеством металла. Сам по себе металл и его производство — не преступление, а владение оружием — преступление. Интернет — это примерно как технология производства металла, у вас этот металл есть. Нельзя наказывать за то, что вы владеете технологией или у вас металл в кармане. Но если из него что-то сделано и представляет угрозу жизни — это должно ограничиваться.

Не знаю, как Беларуси, но в России законы «О связи» или закон об информационных технологиях в той концепции, в которой они были приняты и работали последние десятки лет, совершенно не приспособлены для вычленения этого «огнестрельного оружия», которое из металла сделано. Это требует серьезнейшей работы по переписыванию, описанию моделей технологии, описания сервисов, описания людей, которые делают эти сервисы, ответственности и за применение и за использование. Но это очень сложный момент, его нельзя просто взять сейчас и сделать.

Во-первых, мы технологически сейчас очень быстро движемся в завтрашний день, а, во-вторых, еще нет готовности общества, есть отставание в этом плане. Повторюсь: грамотно все будет сделано после нас, но нам придется на собственной шкуре пройти этот переходный период, хотим мы этого или нет. Все эти правила придется написать кровью, как правила техники безопасности.

Российский омбудсмен о регулировании интернета: "Все эти правила придется написать кровью"

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


«Государство неспособно делать продукты, полезные для потребительского рынка»

— В Беларуси иногда появляются инициативы по «импортозамещению» в области технологий. Как думаете, в этом есть смысл?

— Конечно, есть, однозначно. Нужно всегда помнить, что Google начинался с двух подростков, которые были увлечены математической идеей. Гений может появиться в любой стране, и он может перевернуть мир.

— Но ведь на это уходят деньги из бюджета…

— Вот это я вообще категорически не приемлю, ни в России, ни где-либо еще. Потому что государство теоретически и практически не способно сделать продукты, которые были бы полезны для потребительского рынка. Задача государства — формировать условия для рождения рынка, регулировать конкуренцию, выступать арбитром и регулятором.

Хотя существует ряд областей знаний, которые могут быть созданы только с помощью государства, больше никак. К ним, например, относится любая отрасль на стыке фундаментальной и прикладной науки — это всегда прерогатива государства. Все, что дальше за этим, — стопроцентная прерогатива рынка. Но это моя позиция.

Российский омбудсмен о регулировании интернета: "Все эти правила придется написать кровью"

Фото: Reuters


«Государство так или иначе сопротивляется всем новым технологиям»

Нужно понимать, что государства в классическом виде будут защищаться и защищать ту привычную модель, в которой мы сейчас находимся.

Сейчас много говорят о технологии blockchain (децентрализованная платежная система, которая лежит в основе криптовалюты биткоин. — Прим.TUT.BY). Возьмите ваш домашний бюджет. Вы можете записывать его в столбик, не проверяя себя. Ценность вашей ошибки неважна, вы себе доверяете. Когда возникает предприятие, вам нужна бухгалтерия, двойная запись. Вы кому-то не доверяете, на помощь приходит технология, которая позволяет проверять. Чтобы все это работало, у нас есть доверительный центр — государство с нотариусами и судами.

Blockchain — это не двойная запись, а многократная распределенная запись. Не доверяя друг другу, мы можем достичь доверия. И центр в лице государства становится не нужен.

Государство, как любой бюрократический организм, будет защищаться, охранять введение новый технологических устоев в нашу жизнь. И создается сложная ситуация, когда обществу в целом это выгодно, а государственному устройству общества — нет.

— Поэтому государства сопротивляются блокчейн?

— Не только. Государство так или иначе сопротивляется всем новым технологиям. Отсюда же возникает страх от угрозы, исходящей из интернета, и, соответственно, оно пытается его регулировать.

Российский омбудсмен о регулировании интернета: "Все эти правила придется написать кровью"

Фото: mediazavod.ru


«Отключить Россию от интернета можно и сейчас»

— Недавно обсуждалась возможность сделать «автономным» российский интернет.

— Чтобы разделить интернет — нужно поменять «языки». Поменять протоколы и принципы физического взаимодействия, сделать шлюзы между странами, городами, замкнутыми «анклавами».

Инициатива, которую обсуждали недавно, — организовать статистический сбор данных о прохождении трафика по тем или путям, после этого проводить аналитику и стимулировать операторов сотовой связи на строительство новых каналов, которые гарантируют, что большая часть трафика будет «ходить» внутри страны. В развитых странах существуют коммерческие компании, которые занимаются этой аналитической работой. В этом ничего плохого нет, плюсов там достаточно много.

Бояться, что кого-то от чего-то отключат, бессмысленно, потому что отключить можно и сейчас. Все каналы, которые проходят через границу, известны и подконтрольны государству. Поэтому отключить интернет от России возможно.

— Но таких инициатив сейчас нет?

— Такие инициативы всегда есть, потому что всегда есть умалишенные граждане. Как это повлияет? Отрицательно повлияет на экономические связи, на развитие экономики государства. Поэтому бороться надо не с этим. Бороться как раз с тем, чтобы заниматься воспитанием своего населения для того, чтобы оно психологически думало и работало в правильном направлении.

Новости по теме

Новости других СМИ