Большая афера или как китайцы обманули Лукашенко

Станислав Ивашкевич, специально для charter97.org

Специальное расследование charter97.org о реальном состоянии дел в китайско-белорусском индустриальном парке.

Лед тронулся! В китайско-белорусском индустриальном парке уже восемь международных резидентов. Все они начали или планируют начать под Смолевичами строительство высокотехнологичных экспортоориентированных производств. Еще 20 международных корпораций – близки к этому. С ними подписаны меморандумы о намерениях. Так о состоянии дел в "Великом Камне" рапортовал в марте этого года заместитель министра экономики Александр Ярошенко, ныне - временный глава администрации специальной экономической зоны.

В 2010 году, когда Минэкономики РБ начало прорабатывать с китайской инжиниринговой корпорацией CAMCE проект создания около Минска промышленного города будущего - по примеру сингапурского, многие встретили это известие с недоверием. Последующие заявления Александра Лукашенко о том, что резиденты технопарка удвоят отечественный экспорт, вызывали недоумение у экспертов и веселье в интернете. Но теперь скептики убедились: каким бы не был размер шкуры, медведь уже убит - ручеек инвесторов в нашу страну потек и превращение его в реку - дело техники.

Такой вывод можно было бы сделать, если бы слова чиновника были правдой. Но, как показало проведенное мной расследование, упомянутое заявление состоит, как минимум, на 90% из лукавства.


Сколько в технопарке реальных резидентов?

Касательно количества резидентов, формально уличить чиновника во лжи нельзя - свидетельства о регистрации действительно выписаны, но, по сути, его заявление содержит дезинформацию.

Чтобы стать резидентом парка, компания должна взять на себя обязательства по конкретным срокам и объёмам инвестиций. Но в сентябре прошлого года, когда в технопарке было формально зарегистрировано уже 7 резидентов, причем такие китайские брэнды, как ZTE i Huawei, якобы, должны были начать строительство уже в 2015 году, тогдашний глава "Великого Камня" Андрей Галь признался мне, под запись, что конкретные договора об инвестициях и их сроках администрация имеет только с двумя компаниями - китайской логистической фирмой "Чайна Мерчанц" и отечественной - "Нанопектин".

Выходит, что остальные 5 юрлиц, которые на себя конкретных обязательств не брали, получили регистрацию лишь в целях пиара, просто, чтобы иметь в списке известные названия и привлекать этим других. По сути же, они являются не резидентами, а, в лучшем случае, подписантами меморандума о намерениях - такими же, как те то ли 14, то ли 26, то ли опять 20 компаний, которые, по словам официального Минска, хотят в парк, но пока не решились.

С "Нанопектином", который должен был начать строительство еще в прошлом году, что-то, однако, не срослось. Во время моего посещения строительной площадки в апреле этого года, уже после увольнения г-на Галя, другой высокопоставленный функционер технопарка заявил, мне, также под запись: "Резидент у нас только один - "Чайна Мерчантс", и все". Один из подрядчиков, в конфиденциальной беседе без записи, сообщил, что с остальными “резидентами” существуют разногласия, пути преодоления которых до сих пор не найдены.

Правда, с тех пор государственное агентство БелТА объявило, что компания "Чэнду Синьджу Шелковый Путь Развитие" начала в индустриальном парке строительство производства суперконденсаторов. Но "начало строительства" закончилось на том, что новоназначенный глава администрации Александр Ярошенко, вместе с представителями компании, торжественно закопал в землю "начальный камень". Такой же, как в прошлом году закопали с представителями компании "Цзюй Солод", с которой, как потом оказалось, никакого договора о сроках строительства не было.

Согласно официальной информации, "Чэнду Синьджу" сейчас ведет проектные работы, то есть - составляет чертеж будущего здания. Но вероятность того, что реальное строительство начнется в ближайшие годы - близка к нолю. Исходя из сообщения БелТА, официальный Минск заманил "Чэнду Синджу" в технопарк гарантией выкупать выпускаемые ей там суперконденсаторы - для установки на отечественные электробусы.

Первые два электробуса планируется запустить только к концу этого года, причем уже договорено, что суперконденсаторы для них названная компания привезет из Китая. Но, судя по оценкам экспертов, с которыми, несомненно, знакомы и китайские специалисты, перспективы нового вида транспорта для Беларуси пока - более чем сомнительны. И даже в лучшем случае - если проект электробусов наберет обороты, всё равно - на то, чтобы нарастить такой объем выпуска, который оправдает строительство под него местного производства суперконденсаторов, "Белкомунмашу" понадобятся годы, в течение которых "Чэнду Синджу" будет продолжать неспешно рисовать чертеж своего будущего завода.

Таким образом, как признал упомянутый выше чиновник, реальный резидент в технопарке только один - китайская государственная логистическая корпорация "Чайна Мерчантс", которая там строит склад.

О том, зачем это нужно "Чайна Мерчантс", речь пойдет ниже. Забегая вперед, отмечу только, что интерес этот имеет мало общего с проектом индустриального парка. Но, сначала, попробуем разобраться - почему же инвесторы из КНР и других стран не спешат воспользоваться окном в Европу и Россию, которое им на беспрецедентно льготных условиях предлагает официальный Минск?


Откровения китайского посла

Причины этому описал посол США в Беларуси Джордж Крол в докладной записке Госдепу, обнародованной порталом Wikileaks. По словам Крола, его китайский коллега Ву Хонг Бинг, назначенный послом в Минск в 2005 году, проявил во время их общения неожиданную откровенность относительно задачи, которую поставила перед ним Партия и трудностей, сопряженных с ее выполнением. Задача эта состояла в том, чтобы нарастить экономическое сотрудничество КНР с Беларусью так, чтобы оно "соответствовало высокому уровню политических связей между двумя странами".

"Однако Ву предсказывает, что выполнить это задание будет невозможно. По сравнению с тем, что было 10 лет назад, Беларусь очень мало может предложить Китаю", - цитирует Крол китайского дипломата.

"Советский менталитет остается, а белорусские технологии, которые могли быть интересными 10 лет назад, деградировали, в то время как китайские стандарты и требования, наоборот выросли. Недавняя делегация предпринимателей из китайских регионов колесила по Беларуси более недели. Когда они вернулись в Минск, то сказали послу, что не смогли найти ничего, представляющего интерес - ни для покупок, ни для инвестиций", - передает Крол слова своего китайского коллеги.

"Ву сказал, что когда он передавал верительные грамоты Лукашенко, тот призвал его заманивать китайский бизнес в Беларусь - покупать белорусские товары и инвестировать в белорусские компании, как в "окно на европейский рынок". Ву сказал, что поскольку он не мог напрямую сказать Лукашенко, что у Беларуси нет ничего, что она бы могла предложить Китаю и что Китаю Беларусь не нужна в качестве окна на европейский рынок, поэтому он просто покивал", - рапортует дипломат.


С какой стороны не возьми, Беларусь для Китая не центр, а край земли

Если насчет технологий в отечественном госсекторе ситуация понятна, то момент с "окном в Европу", вероятно, требует пояснения. Казалось бы, Беларусь должна быть интересна Китаю хотя бы в силу географического положения нашей страны - между Европой и Азией. Но это - иллюзия. Сухопутным окном в Евразийский союз для Китая является, как известно, не Беларусь, а Казахстан. А в западном логистическом направлении Беларусь находится для китайских экспортёров... дальше, чем Германия или Великобритания.

Согласно исследованию проекта Евро-азиатских транспортных связей, перевозки из Китая в ЕС по суше хоть и дают двукратный выигрыш по времени, но и стоят примерно вдвое дороже. Поэтому 62% контейнеров из Китая в ЕС поступают по морю - в порты Италии, Нидерландов и Германии. Еще 23% грузов доставляется самолётами. На грузовики и железную дорогу, таким образом, остается 15%.

Но и эта цифра может сократиться. В 2013 году, благодаря таянию арктических льдов, китайское грузовое судно впервые доставило в Европу товар северным маршрутом - обогнув Россию по Северно-ледовитому океану. Этот маршрут оказался вдвое короче, чем южный - вокруг Африки по Индийскому и Атлантическому океанам. В результате, морская доставка из Китая в Европу, в недалёком будущем может отобрать у сухопутной ее главный козырь - скорость.

Таким образом, вопреки географической иллюзии, Беларусь для китайских экспортеров является самой дальней точкой доставки как в европейском, так и в сухопутном российском направлении и, соответственно, даже при отсутствии всех прочих минусов, не могла бы стать для них окном ни в одну из этих сторон. Грубо говоря, чтобы организовать поставку из Китая в Берлин через Беларусь по оптимальной цене, экспортеру, после выгрузки в Роттердаме, придется везти товар или комплектующие еще полторы тысячи километров до Беларуси и затем еще тысячу км обратно.

Определенную привлекательность для китайских логистов Беларусь имеет лишь для поставок из портов Балтии в европейскую часть России - из-за перегруженности транспортных развязок Санкт-Петербурга, Мурманска и других собственных российских портов. Именно по этой логистической схеме действует компания "Джили", которая отправляет практически готовые машинокомплекты по морю - вокруг Индии, Африки и Западной Европы - до Клайпедского порта в Литве. Оттуда автомобили везут в Борисов, где их подвергают крупноузловой сборке (грубо говоря - прикручивают колеса), а затем продают в Беларуси и России.

Но с улучшением инфраструктуры российских портов и освоением арктического морского маршрута это единственное географическое преимущество Беларуси для китайцев будет сходить на нет. В частности, Geely уже перенесла запуск нового завода между Жодино и Борисовом со следующего года на 2030-й. То есть, перефразируя Ходжу Насреддина - на тот срок, когда умрет или падишах, или осел.


Беларусь, как окно в ЕС... для немцев

Но главное препятствие для китайских инвестиций в Беларусь - не география. Ведь даже описанная выше абсурдная, на первый взгляд, логистическая цепочка Германия-Минск-Германия сейчас успешно практикуется, например, немецким бизнесом. Известная компания Carl Zeiss пользуется мощностями минского завода имени Вавилова в качестве так называемого "удлиненного конвейера". Грубо говоря, германский производитель делает линзы, отправляет их в Беларусь, здесь из них собирают оптические узлы, которые затем везутся обратно в Иену для сборки микроскопов, а те продаются как в самой Германии, так и по всему миру.

Таким образом, наша страна привлекла немецкую компанию не в качестве перевалочного пункта на пути в Россию, не избытком необходимого сырья, а лишь наличием умелых рук и инженерных мозгов, которые за небольшое, по германским меркам, вознаграждение, производят высокотехнологичный продукт, соответствующий стандартам западноевропейского концерна со 170-летней историей.

Данное совместное предприятие было зарегистрировано в 1995 году. Но в 2006-м, когда на землю, где стоял модернизированный немцами завод, истек срок аренды, инвесторы поняли, что они работают уже не в той Беларуси, в которую пришли 10 лет назад. Упомянутый выше китайский дипломат Ву Хонг Бинг, который уехал из Беларуси как раз в середине 90-х и вернулся в 2005-м, оценил результаты правления Лукашенко для делового климата страны следующим образом.

"Ву жаловался какой забюрократизированной стала официальная Беларусь... ...Качая головой, он отметил, что обстановка - намного хуже, чем 10 лет назад и даже таджики - более открыты и менее бюрократичны", - описывал американский посол свою беседу с китайским коллегой.

Carl Zeiss тогда ощутил это на практике. Попытки продлить срок аренды завода, в который немецкий инвестор вложил 20 миллионов долларов, повергли его в такую трясину бюрократических трудностей и шантажа, что он подумывал о том, чтобы перенести свой удлиненный конвейер из Беларуси в Китай.

Тогда, правда, все обошлось. Аренду продлили, и "Цайс-Беломо" продолжает производить в Беларуси продукцию с высокой добавленной стоимостью для западного рынка. Но стресс, испытываемый немецкими представителями от непредсказуемых ветров белорусского законодательства, является постоянным предостережением для других инвесторов - как немецких, так, в том числе, и китайских.


Ненадежные льготы

Правда, в случае с "Великим Камнем" Лукашенко пытается сделать инвестиционный режим настолько дружелюбным, насколько это позволяют рамки созданной им системы. Руководитель парка является членом Совмина, что должно максимально убрать бюрократические препятствия к принятию решений. Кроме того, резиденты, как известно, освобождены практически от всех налогов на 10 лет, а 10 последующих будут платить только половину. Действие любых сборов, введенных после подписания инвестиционного договора, на них не распространяется. Еще один ключевой момент - инвесторы могут приобретать в собственность землю, на которой строят.

Все эти льготы могли бы компенсировать для китайцев невыгодное, с их точки зрения, географическое положение нашей страны. А учитывая, что средняя зарплата в КНР уже превысила не только белорусскую, но и российскую, гипотетически возможен интерес азиатского бизнеса в том, чтобы перенести часть производства в более дешевую, но не менее "рукастую" Беларусь. Но, во-первых, на практике, такие случаи крайне редки - в Европе китайцы покупают, в основном, готовые брэнды с новыми технологиями. Но и собственное новое производство компания "Леново", к примеру, решила в этом году разместить не в Беларуси, несмотря на все обещанные льготы - а в Венгрии, которая предложила "всего лишь" сравнительно стабильный и предсказуемый деловой климат.

Но даже если китайцы поверят обещаниям Александра Лукашенко не нарушать больше инвестиционных договоров, непреодолимое препятствие на пути создания технопарка - вне контроля Минска. Дело в том, что у инвесторов нет никакой гарантии, что все предоставленные налоговые льготы не будут нивелированы антидемпинговыми пошлинами как со стороны ЕС, так и стран Евразийского союза. Таким образом, крупные инвестиции со стороны китайцев в экспортоориентированные производства на территории Беларуси - исключены, как минимум, до вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию. А это, как рассказал мне, под запись, заместитель министра сельского хозяйства, планируется лишь к 2020-му году, и то - если все звезды сойдутся.


Зачем это Пекину?

Но в разговорах с официальным Минском Пекин свою незаинтересованность скрывает и вежливо кивает, как это делал Ву Хонг Бин в описанном им разговоре с Лукашенко. А в прошлом году, во время посещения Беларуси, председатель КНР Си Цзиньпин назвал индустриальный парк в Смолевичах потенциальной "жемчужиной в строительстве экономического пояса Шелкового пути", хотя, как уже говорилось, Беларусь находится на периферии китайских торговых путей.

Зачем же руководство КНР поддерживает убежденность своего политического союзника в выполнимости его фантастического проекта? Как человек, который провел полгода в деловых поездках по Восточной Азии, могу назвать две причины.

Во-первых, указать партнёру на то, что его планы основаны на банальном невежестве в экономических реалиях - недопустимо невежливо в понимании азиатов, свято чтущих правила этикета.

Но главное, восточноазиатский менталитет не видит ничего зазорного в том, чтобы выторговать себе лучшие условия при помощи туманных обещаний, которые никто не собирается выполнять. Такой обман у китайцев считается не нарушением партнёрских отношений, а неотъемлемой частью переговоров и никак не может стать причиной пересмотра письменного контракта или как-то испортить последующее сотрудничество. Это - первая вещь, о которой азиатские сотрудники предупреждают своих коллег, приехавших из Европы. Впрочем, как показывает практика отношений официального Минска с Москвой, данный подход не чужд и руководству обеих восточнославянских стран.

Таким образом, разговоры Пекина о "жемчужине шелкового пути" под Смолевичами наполовину - вежливость, а наполовину - хитрость, с целью выторговать эксклюзивные условия для своих компаний, нацеленных на внутренний белорусский рынок.


Зачем это "Чайна Мерчантс"?

Как пояснил мне владелец белорусского агентства, занимающегося консультированием логистических компаний: складов высшего класса "А" (огромные помещения с терморегулированием, автоматизированными системами погрузки и информационной поддержкой логистического планирования) в нашей стране - дефицит. Логистический центр такого класса в поселке Привольное, построенный иранской компанией "Кейсон" - заполнен на 95%. Но в последние годы, когда, в силу политических и экономических событий, объем перевозок в нашей стране существенно уменьшился, инвестировать сотни миллионов долларов в такие проекты больше никто не решается. Другое дело, если логистический центр, благодаря освобождению от налогов, сможет дать такую цену, что переманит к себе от других операторов весь уже существующий грузопоток, который только сможет обслужить (в том числе и существующий китайский транзит из балтийских портов в РФ).

Таким образом, подкармливая Минск обещаниями подумать о том, чтобы когда-нибудь в будущем привезти под Смолевичи высокотехнологичное экспортоориентированное производство, Пекин убедил его дать беспрецедентные льготы китайской государственной логистической фирме, которая якобы собирается обслуживать будущих резидентов технопарка, а, на самом деле - нацелена на отвоевание внутрибелорусского рынка. Более того – китайцы заставили белорусские власти, на бюджетные деньги и, частично, руками китайских рабочих, провести к строящемуся складу "Чайна Мерчантс" широкополосные дороги и подземную инфраструктуру, на которую "Кейсон", к примеру, был вынужден потратить 150 миллионов долларов собственных средств.

Результат - белорусские налогоплательщики получили дополнительные 170 миллионов долларов внешнего долга (инфраструктура индустриального парка строится за счет кредита китайского "Эксимбанка", выданного под гарантию белорусского правительства). После того, как "Чайна Мерчантс" завершит строительство, страна начнет ежегодно терять десятки миллионов долларов, поскольку налогооблагаемые доходы уйдут от белорусских логистических центров к китайцам, которые от выплат в бюджет освобождены.

Наконец, инвестиционный климат в Беларуси ухудшится еще больше после того, как зарубежные корпорации (в том числе западные, для которых, в отличие от китайцев, географическое расположение Беларуси - преимущество, а не недостаток), в очередной раз убедятся, что Минск в любой момент может наделить их конкурентов несправедливыми выгодами, которые поставят под угрозу бизнес тех, кто пришел на белорусский рынок ранее.

Новости по теме

Новости других СМИ