Уставший Кобяков, бык-осеменитель и красивые белорусские девушки. Репортаж о визите Путина в Беларусь

Андрей Колесников, kommersant.ru

Как Владимир Путин и Александр Лукашенко встречались в Минске наяву.

В среду президент России Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко обсудили в Минске цены на российский газ для Беларуси, приняли участие в Форуме регионов и осмотрели выставку «Белагро-2016». Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ отмечает, что, хотя Александр Лукашенко назвал визит Владимира Путина поездкой к «младшим вашим братьям», не следует преуменьшать значения визита президента России и к братьям нашим меньшим.

Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко началась с того, что Владимир Путин сделал сильное признание: в понедельник спал четыре часа, во вторник — пять. Лег в три, встал в восемь. Александр Лукашенко не хотел уступать коллеге вообще ни в чем с самого начала, поэтому аккуратно заметил, что и сам без конца не высыпается.

Вот теперь все и думают, чем это они так озабочены, каждый у себя дома.

Ритуальные слова об уровне товарооборота между Россией и Беларусью заняли у Владимира Путина и Александра Лукашенко минуты три. После этого председатель правительства Беларуси Андрей Кобяков говорил о том единственном, что действительно интересовало белорусов в связи с приездом господина Путина: о ценах на газ, который «Газпром» поставляет в Беларусь. Республика, естественно, хочет их снизить, причем, по сведениям “Ъ”, радикально.


Беларусь газ не сдала

Приезд Владимира Путина в Минск и его личное участие в решении газового спора с Беларусью в июне не принесли успеха. Белорусские госпредприятия с начала года в одностороннем порядке снизили оплату газа, считая контрактную цену несправедливой, из-за чего «Газпром» недополучил $220 млн

Андрей Кобяков, видимо, с самого начала был обречен на тяжкую миссию начать говорить об этом с российским президентом. Он встретил Владимира Путина в аэропорту. И тот подвез господина Кобякова на своей машине до Дворца независимости, где их дожидался белорусский президент. Причем я видел, как Андрей Кобяков выходил из машины Владимира Путина. Из нее вышел, не сразу, измотанный жизнью и крайне уставший от нее человек. Достаточно оказалось, видимо, получаса, чтобы основные силы покинули его. Он еще некоторое время стоял около машины в рубашке, держа в руках пиджак, и как будто решал, что ему делать дальше. Как жить.

А дальше эта его каторга продолжилась уже во дворце. Переговоры шли в закрытом режиме, но, по сведениям “Ъ”, после двухчасовой встречи белорусы не получили в ответ «нет». Судя по всему, российская сторона в конце концов пойдет им навстречу: мировые цены на газ ведь и в самом деле падают. Другое дело, что, когда пойдет газ по новым ценам, мировые цены, конечно, начнут расти, и окажется, что Россия опять повела себя так, как могла бы не повести. Но тут уж никто не удивится.

Следующей точкой на карте Минска, куда должна была ступить в этот день нога Владимира Путина, стал Дворец республики. На входе висела маленькая бумажка: «Вместо Весеннего концерта 22 апреля состоится Песня года 5 декабря». По этому тексту можно было судить о заполняемости Дворца республики в обычное время. Позже одна из сотрудниц дворца рассказала мне, что концертов тут и в самом деле не много, зато торжественные мероприятия — чуть не каждый день, и лично ей одно от другого отличить не всегда удается, потому что после торжественной части всегда выступает какая-то филармония.

В этот день во Дворце республики проходил Форум регионов Беларуси и России. В холле стояли губернаторы, а также министр культуры России Владимир Мединский. Только что он выступал перед участниками форума и признавался в том, что государство, причем, видимо, Союзное, готово финансировать два проекта в области кинематографии: про культового советского министра иностранных дел Андрея Андреевича Громыко и про побег из концлагеря в Польше, который организовал Александр Печерский, чья память недавно была отмечена господином Путиным орденом Мужества (очевидно, определенная активность Владимира Мединского в таком направлении была простимулирована не в последнюю очередь именно этим обстоятельством).

Здесь, в холле, был и человек, который, если нужно, готов подставить плечо и снять, не побоюсь этого слова, оба этих фильма сразу. Это, без сомнения, Игорь Угольников. У него ведь уже есть позитивный опыт взаимодействия с Союзным государством, результатом которого стал многострадальный фильм «Брестская крепость».

Настрадался Игорь Угольников потому, что Союзное государство финансировало фильм без энтузиазма, а чаще всего не финансировало вообще, хотя на каждом заседании лидеров этого государства вопрос стоял в повестке дня ребром — не первым, но и не последним пунктом. Зато когда фильм был все-таки наконец снят, он стал, пожалуй, единственным очевидным признаком существования этого государства.

Впрочем, Игорь Угольников готов к новым тяготам и испытаниям.

— Ну а кто еще, если не я? — глубоко вздохнул он, отвечая на мой вопрос.

Ему вообще не позавидуешь: на него свалилось столько всего. Он же еще фильм про Ленина хочет, наконец, снять. И после «Батальона», сделанного вместе с Федором Бондарчуком, Игорю Угольникову, по сведениям “Ъ”, удалось даже выпить чаю по этому поводу с Владимиром Путиным, и Игорь Угольников признался, что есть, есть такая мыслишка: кто-то ведь и это должен делать.

— Но вы понимаете, как это трудно? — только и спросил Владимир Путин.

Игорь Угольников молча кивнул тогда. Ему ли не понимать.

В присутствии Владимира Путина и Александра Лукашенко на форуме первым выступил глава Могилевского облисполкома Владимир Доманевский. Из его искренней речи неизбежность дальнейшего существования Союзного государства Беларуси и России стала еще более очевидной. Он сообщил, что растет белорусско-российское молодежное движение и что в этом году уже три (а не как раньше) стройотряда поедут работать в Россию. Неуклонно растет количество российских пациентов, которым оказывается медицинская помощь в стационарных и амбулаторных условиях области.

Но все это разнообразие российско-белорусского союзничества померкло перед известием о том, что в рамках проекта «Небо, река, дружба!» ширится совместное российско-белорусское купание граждан Союзного государства.

Наконец выступили президенты. Владимир Путин сосредоточился на том, что пенял белорусам: через их страну везут, под видом белорусских товаров, санкционные, из Европы.

— Мы хотим иметь белорусские яблоки, мясо, молоко,— убеждал господин Путин, но было похоже, что сейчас он все-таки предпочитает выбирать из двух зол меньшее.

Господин Лукашенко предлагал России, как всегда, партнерские отношения. В рамках этих отношений надо пересмотреть политику телевизионного вещания Союзного государства. В отличие от белорусских областей, где налажено вещание всех основных российских телеканалов, на Россию вещает только «Беларусь 24», да и то не везде.

— Нашим каналам нужна поддержка ваших регионов,— укоризненно констатировал Александр Лукашенко.— Здесь живут младшие, но ваши братья!

Он имел в виду жителей Беларуси.

Александр Лукашенко, конечно, согласился с Владимиром Путиным насчет того, что надо вместо санкционных больше отправлять в Россию белорусских товаров.

— Пусть лучше наши производители выращивают все, вплоть до бананов, и продают в Россию! — воскликнул Александр Лукашенко. То есть, очевидно, поставки белорусских бананов в Россию будут продолжаться так же активно, как сейчас.

Потом президент Беларуси обратился непосредственно к президенту России и сказал ему, что тот должен знать: его тут ждут, и то, что Владимир Путин за два месяца второй раз приехал в Беларусь, «говорит о том, что Беларусь — не чужая».

А своим людям можно и тем более нужно газ продавать как себе самому.

Следующей точкой была выставка «Белагро-2016» на территории бывшего аэропорта Минск-1. Здесь оказались собраны результаты всех достижений белорусского сельского хозяйства и промышленности. Именно здесь, в конце концов, пасся сейчас знаменитый белорусский Юрза, который за свою недолгую, в сущности, жизнь, четыре года, сдал на нужды сельского хозяйства Беларуси 49,3 тыс. доз спермы (этим и интересен).

Между тем способ осмотра выставки Александр Лукашенко предусмотрел для Владимира Путина необычный, если не сказать странный. Неожиданно участники этого осмотра (сам Александр Лукашенко, сам Владимир Путин, члены делегаций, сотрудники служб безопасности) погрузились в два городских автобуса, как будто только что снятых с маршрутов, и поехали, держась за кожаные ремни (сидячих мест, конечно, всем не хватило), вдоль стендов со скоростью похоронной процессии.

Мы проезжали Государственный военно-промышленный комитет Республики Беларусь, Министерство архитектуры и строительства Республики Беларусь, Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь… мы проплывали мимо крашеных серебрянкой гипсовых русалок. И снова: Национальная академия наук Республики Беларусь, Белкумыспром Республики Беларусь… Наконец мы поравнялись со стадом коров, которым и руководит, видимо, бык Юрза. Здесь была запланирована остановка, и кто-то в нашем автобусе даже запаниковал: «Вы выходите? Откройте!» И получил ожидаемый ответ: «Здесь все выходят». Но не вышел никто. Владимир Путин предпочел продолжить движение — возможно, чтобы не спугнуть бычка, у которого пока все идет настолько слава богу. Владимир Путин проехал мимо и не увидел, быть может, главного: с какой удивительной ловкостью и феноменальной быстротой человек в спецовке успевал подхватывать из-под обеспокоенных коров их душистые лепешки так, что ни одной так и не суждено было долететь до земли.

В конце этого путешествия все вышли, наконец, из автобусов и оказались у входа в павильон «Беллегпром». Здесь демонстрировался знаменитый белорусский текстиль. В него были с ног до головы одеты и манекены, и живые девушки в павильоне, и отличить одних от других не представлялось возможным. Особенно их роднили улыбки.



— В России все это влет улетает! — сообщила вдруг Александру Лукашенко и Владимиру Путину молчавшая до сих пор Валентина Матвиенко.

— Но все равно девушки в Беларуси красивее, чем в России! — не согласился с ней Александр Лукашенко.

Двум президентам устроили молниеносный показ белорусской моды. То есть те самые девушки и юноши, о которых Александр Лукашенко промолчал, видимо, просто потому, что не знает этот предмет так глубоко, как предыдущий, надвигались на президентов из глубины небольшого павильона и, замерев прямо перед ними, глядели на них с профессиональной прямотой: то ли с тревогой, то ли угрожающе, но всегда исподлобья, а потом разворачивались спиной и демонстративно (ведь это все-таки была демонстрация) уходили туда, откуда пришли.

В конце концов и Владимир Путин улетел туда, откуда прилетел.

Новости по теме

Новости других СМИ