Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Николай Дедок, naviny.by

Тема тюремной кастовой системы нередко поднимается в СМИ, в последнее время она часто звучала в связи с политическими заключенными. Однако почти все, кто пишет на эту тему, знают о предмете в лучшем случае из рассказов бывших сидельцев либо пользуются распространенными в обществе стереотипами. Как итог, часто имеет место множество грубых ошибок и введение читателей в заблуждение.

Цель данной статьи — пролить свет на некоторые аспекты такого сложного и многосоставного явления, как неформальная иерархия в тюрьмах Беларуси.

На эту тему написаны целые научные работы. И, конечно, я не стремлюсь в рамках одной статьи рассмотреть явление во всем его разнообразии. Речь пойдет главным образом об одной тюремной касте, существование которой характеризует систему в целом, и знания о которой критично важны для любого попадающего в белорусскую тюрьму, особенно политзаключенного. Это так называемые «петухи» («обиженные», «опущенные», «гребни» и т.п.).

Итак, из этого текста вы узнаете:

- Как появилась каста «опущенных» в тюрьмах;
- Каким образом в неё попадают;
- Каково положение этих людей в тюрьме и зоне;
- Какие функции выполняют эти люди в местах лишения свободы;
- Почему существование этой касты жизненно важно для администраций исправительных учреждений.


Часть 1. Блатные, мужики, козлы и петухи

Как появилась каста «петухов»

Начнем с экскурса в историю. Каста т.н. «петухов» традиционно ассоциируется с гомосексуализмом. И если подходить с этой точки зрения, то всё просто: гомосексуализм в местах лишения свободы был всегда — и в царских тюрьмах, и в ГУЛАГе. Ввиду крайне мачистского и гомофобского характера тюремных понятий и арестантской субкультуры, становится ясно, почему гомосексуалист в тюрьме автоматически заносится в низшую касту «опущенных» — мачизму свойственно презрение ко всему женскому, низведение женщин до уровня недолюдей, существ, не имеющих права на собственную волю. Это отношение переносится и на гомосексуалистов.

Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Однако каста «обиженных» лишь в меньшей части состоит из собственно гомосексуалистов, в основном она состоит из людей, совершивших проступки против неформального тюремного закона — «понятий». И тут стоит отметить, что «петухи» как каста со строгими законами входа в неё и выхода (точнее, невозможности выхода) из неё появилась не так давно. Она, например, не была свойственна царским тюрьмам и тюрьмам ГУЛАГа. Судя по тем источникам, с которыми я знаком, появление касты тюремных неприкасаемых (в которую и входят гомосексуалисты) относится к позднесоветскому периоду.

Ряд исследователей считает, что появление касты заключенных, к которым нельзя прикасаться руками, является своеобразной реакцией воровского мира на «сучью войну» — чтобы сохранить себя, ворам было необходимо выдумать альтернативный убийству способ наказания провинившихся.

Другие пишут, что это стало реакцией на переполненность следственных изоляторов: в обстановке скученности и нахождения на виду у сокамерников в режиме 24/7 наиболее эффективным и жестким видом наказания будет всеобщее презрение и остракизм, экстремальная форма игнорирования.


О «мастях» — небольшой ликбез

Исторически в криминальном мире существует лишь три масти (или образа жизни): вор, мужик, петух. По этим ступенькам можно спускаться вниз, от высшей (вор) до низшей (петух). Вверх подняться нельзя. В современной криминальной субкультуре в Беларуси заключенные делятся на несколько иные касты, а именно: блатной (бродяга, порядочный), мужик, козёл, петух.

Блатные — это профессиональные преступники, которые живут преступным промыслом на воле. Их задача — продвигать «воровскую идею», где бы они ни находились, налаживать «чёрный ход» (способствовать коррупции сотрудников администрации, переводить жизнь арестантов из русла официальных правил и установок в русло воровских понятий) и т.д.

Согласно понятиям, только они имеют право перевести зэка в касту «опущенных». Однако ввиду того, что далеко не во всех белорусских колониях есть блатные («воровское движение» Беларуси вообще находится в состоянии крайнего упадка), это правило не соблюдается и в «петухи» переводит кто попало: оперативник, «козёл», а то и просто мужики после коллективного решения.

Мужики — основное население тюрьмы. Мужик никуда не лезет, ходит на работу, ничем не интересуется, кроме того, как уйти на УДО. Находится под «перекрёстным командованием» сразу нескольких сил: блатных (если они есть), козлов и администрации ИУ.

Козёл (активист) — заключенный, сотрудничающий с администрацией в открытую. Это зэк, как правило, с большим сроком, которого администрация ставит на должность и даёт некоторую власть над другими зэками. Насколько велика эта власть, зависит от степени ленивости сотрудников ИУ. Мне известны случаи, когда козлы составляли на других зэков акты о нарушениях, сотрудники администрации же их только подписывали.

Часто козлам позволяют бить других арестантов для поддержания субординации. И, конечно, вполне официально в обязанности козлов входит доносить на других заключенных. В ИК-17 (Шклов), например, один козёл мне прямо признался: «Мне мусора сказали за тобой смотреть». Еще как минимум двое не признавались, но «работу» свою выполняли очень активно.

Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Исправительная колония № 17, Шклов

В моем дисциплинарном деле об отправке на тюремный режим («крытую») лежат письменные показания моего соседа по комнате, в которых подробно записано, как меня привели в барак, как я себя вёл, с кем общался, с кем спорил, на какие темы высказывался и т.п.


Есть нюанс

Говоря же о касте «петухов», обязательно надо сказать, что помимо нее существует одна смежная «подкаста» — так называемые «отсаженные до выяснения», те, кто находится «на кружке».

Объясняю, в чем суть: допустим, против человека выставили подозрение о том, что он имел гомосексуальные контакты на воле. Но весомых доказательств этому подозрению нет, есть только слухи. В таком случае, пока не наберутся подтверждения или опровержения этого обвинения, человек находится «на кружке»: он ест отдельно от остальных и только из своей посуды (отсюда и фраза: «отсадить на кружку»).

В таком положении человек может находиться годами, до тех пор пока блатной (козёл или даже оперативник — в зависимости от учреждения) не подтвердит обвинение, т.е. переведет его окончательно в касту «петухов», либо не опровергнет его, т.е. переведет официально в касту мужиков.

Положение человека «на кружке» очень близко к положению петуха, но не равно ему. Он не может пить чай с другими зэками и не имеет права голоса, однако назвать его «петухом» никто не вправе.

И это единственный случай, когда можно перевестись из низшей касты в высшую. Зэк «на кружке» находится как бы на карантине — во избежание физических контактов с другими осуждёнными, вдруг он «петух» и этими контактами «зашкварит» остальных? Ведь тот, кто, к примеру, попил чай с «отсаженным», сам автоматически становится таким.

В остальных случаях «отсаженный» или человек «на кружке» равно понятию «петух», и попасть в эту категорию проще простого.


Каким образом становятся «петухами»

Вот вам исчерпывающий список случаев, в которых человека переводят в касту «обиженных» («в петушатню», «в гарем»):

Пассивный гомосексуализм. Человек, признавшийся в гомосексуальных контактах, навечно получает ярлык «петух», «пидор» и т.п. Активный гомосексуализм при этом считается нормой и вообще не считается гомосексуализмом — вроде как нормальное поведение. Хотя стоит отметить, что в последние лет десять и это понятие стало изменяться — к тем, кто имеет сексуальные контакты с «петухами», в зоне относятся настороженно.

Сам я неоднократно слышал мнение, мол, «какая разница, кто кого — и тот, и тот пидор». Однако, конечно, активного гомосексуалиста никто «петухом» назвать не вправе.

Любые нетрадиционные сексуальные контакты с женщиной. Если зэк признается, что делал девушке кунилингус, либо же она делала ему минет, а после он с ней целовался или ел/пил из одной посуды — он «петух».

Естественно, узнать об этом против воли самого человека почти нереально, поэтому в большинстве случаев люди попадают в «петушатню» после своих откровений. Нужно понимать: никто не в праве ни угрозами, ни хитростью выспрашивать о вашей сексуальной жизни. Об этом, кстати, в 1990-е был специальный «прогон» (малява, содержащая правовое нововведение) от воров в законе, которые таким образом пытались бороться с чрезмерным количеством «петухов» в зонах.

В некоторой степени с подобными проблемами пытаются бороться и сотрудники ИУ. Например, в Жодинской тюрьме перед тем, как ввести человека в камеру, с ним разговаривает оперативник и наущает: «Запомни, х** не сосал, п**** не лизал!»

Сюда же стоит отнести общение с гомосексуалистами по воле. Если кто-то вдруг обмолвится, что его друг — гей, то этого человека самого мгновенно определят в «петухи».

Любые контакты с калом/мочой и содержимым мусорок. Человек, облитый мочой, или тот, который совал руки в унитаз, автоматически становится «петухом». Поэтому, например, сантехники на большинстве зон считаются «отсаженными».

Примером может стать один достаточно известный случай в ИК-5 (Ивацевичи). В одном из отрядов был завхоз (главный козёл отряда), который долго и упорно доставал одного паренька, всячески издеваясь над ним и третируя. Тот, в отместку, прямо на утренней проверке, набрав банку мочи, облил его перед всем строем. Естественно, парня избили и посадили в ШИЗО (штрафной изолятор). Судьба завхоза, по идее, была предрешена, однако в дело вмешались оперативники, для которых, видимо, тот был ценным кадром. Они объявили зэкам, что завхоза облили… зелёным чаем. А кто будет говорить, что он «петух», будет бит. Закончилось всё тем, что с завхозом всё равно почти никто не общался. Парня же того перекинули на другую зону.

Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Исправительная колония № 5, Ивацевичи

Также я лично знал «петуха», который попал в свою касту за то, что его во время драки на малолетке ударили головой об унитаз.

Что касается содержимого мусорок, то этим путем попадают в касту «петухов» те, кто чрезмерно хочет курить и ищет там бычки.

Сюда же стоит отнести такие случаи, как неумышленные касания чьих-либо гениталий, например, поскользнувшись в бане.

Правды ради стоит сказать, что для людей с болезнью иногда (в зависимости от адекватности тех, кто вправе решать) делаются исключение. Например, если у человека недержание мочи, его не переведут в «петухи».

Выполнение любой «петушиной» работы. Строго «петушиными» видами работ считается уборка туалетов (это относится к колонии; в СИЗО/«крытой» тюрьме убирать туалет в своей камере может любой осужденный), в некоторых зонах — еще и умывальников, а также вынос мусора. Совершение этих действий автоматически перенаправляет человека в касту «петухов».

Вот вам пример, который произошел в ИК-15 (Могилёв) в мою бытность там. Мужик стоял на проверке. Вдруг ему, что называется, «припёрло» — очень захотелось в туалет. Он побежал, что есть силы, но не добежал — обгадился, не дойдя до унитаза. Будучи, видимо, человеком стыдливым и совестливым, решил за собой убрать. Взял швабру, тряпку… Это увидел кто-то из зеков и позвал завхоза в свидетели, который и засвидетельствовал переход человека в «петухи».

Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Исправительная Исправительная колония № 15, Могилев

Неформальная норма о недопустимости уборок туалетов очень удобна для сотрудников ИУ, когда нужно посадить какого-нибудь зэка в ШИЗО (штрафной изолятор).

В каждом отряде существует официальный график уборок, не учитывающий, разумеется, кастовую систему. При этом все в курсе, что туалет убирают только «петухи». Политзаключенного Игоря Олиневича много раз сажали в ШИЗО за отказ убирать туалеты. Естественно, любой зэк в здравом уме согласится отсидеть сколько угодно суток в крошечном холодном чулане и без личных вещей, чем стать «петухом». Сотрудники ИУ это прекрасно знают и с удовольствием пользуются таким удобным орудием для прессинга неугодных.

Аналогичный случай произошел со мной в ИК-9 г. Горки. Вскоре после того, как я в очередной раз отсидел в штрафном изоляторе, ко мне подошел начальник отряда и сказал, что сегодня я по графику убираю умывальник и выношу мусор. Еще заранее я навел справки и узнал, что в этой зоне убирать умывальники можно только «петухам». Видимо, начальник отряда думал, что я этого не знаю и сейчас пойду чистить умывальник, поэтому в торжественной обстановке, собрав половину администрации колонии и местных козлов в свидетели, он указал мне на швабру и тряпку, предложив выполнить «дежурство по графику».

Естественно, я отказался, после чего он не менее торжественным тоном сообщил, что «на вас будет составлен документ об отказе от выполнения дежурства», и вскоре я в очередной раз отправился греть своим телом доски в таком родном уже штрафном изоляторе.

Белорусская зона. Неприкасаемые в тюремной иерархии

Фото: komkur.info

В «гарем» почти всегда попадают педофилы. Говорят, что в зонах насилуют насильников — однако это не так. С некоторыми насильниками кто-то из зеков может отказаться пить чай, но не более того. Что же касается педофилов, то у них более незавидная участь.

Буквально до недавнего времени их принудительно переводили в «петушиную» касту еще в СИЗО, даже не дожидаясь приговора. Однако веяние времени и тренд «всё по закону» и тут сыграл свою роль. Лично я встречал как минимум двух педофилов, которые не были «отсажены» и жили почти наравне с остальными. Конечно, вели они себя тише воды, ниже травы, и не каждый зек разрешит такому присесть на свою нару или вообще с ним заговорит. Однако тенденция присутствует, особенно в зонах, где сидят «первоходы» (лица, ранее не отбывавшие наказания в колониях).

В «гарем» попадает каждый, кто провел некоторое время в камере с «петухами». Конкретный период времени тут варьируется. Кто-то говорит про час, кто-то про сутки. По понятиям, при попадании в такую камеру необходимо сделать так, чтобы «петухи» сами из неё ломились, оставив в ней мужика. Однако понятно, что физически сделать это почти нереально.

В «петухи» переводится любой человек, имевший физический (кроме сексуального) контакт с петухом либо пользовавшийся его личными вещами. На практике это выглядит так: по ошибке взял в руки посуду «петуха» либо поел из неё, попользовался средствами личной гигиены «петуха», обнял или поздоровался за руку, надел его одежду (специально или неумышленно) или попил с человеком чай, а он оказался «петухом» — и ты автоматически определяешься в эту касту.

Давать что-либо «петуху» можно. Брать у него что-либо — значит самому стать «петухом».

Однако в этих правилах есть некоторые послабления, особенно в зонах строгого режима. Например, «петухи» за сигареты стирают вещи мужиков, «петуху» могут разрешить сесть на нару мужика и так далее.

Часто пишут или говорят, что в петухи могут определить за какие-то неблаговидные поступки против арестантского этикета. Раньше так и бывало, но не сейчас. По крайней мере, я не наблюдал ни одного такого случая.

Того, кто ворует у своих, могут объявить «крысой» и всячески гнобить, того, кто сдал своих подельников на суде, могут за глаза называть «сукой», и так далее, но «опускания» за проступки — пережиток тех времен, когда в зонах Беларуси еще были сильны воровские понятия.

Таким образом, понятие «законтаченности» чем-то сродни ритуальной нечистоты у иудеев, мусульман и парсов. И там, и там характерными признаками обычая являются иррациональность и суеверный страх перед «нечистотой». Только если, согласно Торе, человек, прикоснувшийся, например, к мертвечине, будет «нечист до вечера», то согласно тюремным понятиям человек, облитый мочой, будет «петухом» до конца своей жизни, даже если он освободится и заедет обратно в тюрьму через 30 лет.


Продолжение следует.


Об авторе.

Николай Дедок. 27 лет, участник анархистского движения. Родился в г.п. Брагин Гомельской области. Окончил Юридический колледж БГУ, работал судебным исполнителем в суде Центрального района Минска, юрисконсультом в частной фирме. В 2009 году поступил в Европейский гуманитарный университет (Вильнюс) на специальность «Политология и европейские исследования». В сентябре 2010 года задержан в Минске по подозрению в нападении на посольство России. Был осужден по «делу анархистов» за участие в акциях протеста возле Генштаба, Дома профсоюзов и казино «Шангри Ла», получил 4,5 года лишения свободы. За три месяца до освобождения получил еще один год лишения свободы по ст. 411 УК РБ (Злостное неповиновение администрации ИУ). Освобожден 22 августа 2015 года по указу президента «О помиловании» (сам прошения не писал, хотя неоднократно предлагали).Сейчас студент первого курса ЕГУ, специальность «Всемирная политика и экономика».

Новости по теме

Новости других СМИ