Латвия ждет от НАТО исторического решения

От Варшавского саммита НАТО Прибалтика ожидает исторических решений о постоянном размещении сил альянса на своей территории. По мнению некоторых политиков, эти решения могут быть интерпретированы как нарушение договоренностей между Россией и НАТО.


Меркель передумала?

О том, что Латвия добивается постоянного присутствия военных из стран альянса на своей территории, было известно давно. Однако с началом украинского кризиса эти настроения стали лейтмотивом оборонной политики, диалога внутри страны и переговоров с партнерами по НАТО. Некоторые прибалтийские политики открыто говорили: первой была Грузия, теперь Украина, а на очереди — Прибалтика.

Два года назад, накануне визита в Латвию канцлера Германии Ангелы Меркель, к процессу формирования оборонной политики подключилась даже местная интеллигенция.

Деятели культуры и представители национальной элиты направили Меркель письмо с призывом поддержать размещение в Латвии военной базы НАТО. Меркель в ответ не пообещала ни поддержки, ни военных.

Латвия ждет от НАТО исторического решения

Ангела Меркель. Фото: Reuters

«На данный момент речь не идет о долгосрочном размещении военных, но наше сотрудничество можно укреплять и в других направлениях, — сказала канцлер Германии, указав на договор между НАТО и Россией. — Будем делать все возможное в рамках договора».

Прошло два года, и ситуация изменилась коренным образом. В июне на встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе было принято решение о размещении в Восточной Европе четырех дополнительных батальонов: по одному в каждой из прибалтийских стран, один — в Польше. В каждом из них должно быть от 500 до 1000 человек. Окончательное решение должно быть озвучено в Варшаве.

По словам главы Института внешней политики Латвии Андриса Спрудса, изменение позиции Германии уже само по себе делает этот саммит историческим.

«Германия всегда хотела договариваться с Россией, даже несмотря на то, что Россия не способствует стабильности мира», — сказал он в интервью Русской службе Би-би-си.


Постоянная ротация

О том, что для Латвии наступает исторический момент, заявил также министр обороны страны Раймонд Бергманис.

«Усиление присутствия НАТО на восточном фланге для нас очень важно. Про каждый саммит говорят, что он будет историческим. В этот раз для нас он будет очень важным и окажет долгосрочное влияние на нашу страну», — считает глава министерства обороны Латвии.

Военные из стран - союзников по НАТО и сейчас дислоцированы в прибалтийских государствах, однако делают это на основании ротации. Теперь, как говорят официальные лица страны, речь идет о постоянной дислокации — и разница тут принципиальная.

«Речь идет о постоянном присутствии. Они будут включены в систему нашей обороны, защиту нашей территории», — заявил Русской службе Би-би-си парламентский секретарь министерства обороны Латвии Андрей Пантелеев.

По его словам, все детали (например, точное число военных и страны, откуда они прибудут) станут известны после принятия политических решений, что и должно произойти во время Варшавского саммита.

Однако если речь действительно идет о постоянной дислокации, возникает ряд вопросов относительно договора между НАТО и Россией, который в Риге упоминала Ангела Меркель.

Андрей Пантелеев уверяет, что нет действующего соглашения, которое запрещало бы размещение дополнительного контингента, хотя разного рода договоренности с Россией на этот счет были.

«С 2014 года, после агрессии на Украине, все политические договоренности больше не имеют политического значения, — полагает Пантелеев. — И Россия тоже нарушает, наращивая военную мощь: только что открылась военная база в Острове».

Представитель парламентской оппозиции и член комиссии сейма по обороне Янис Адамсонс считает иначе.

«В соответствии с договором между Россией и НАТО на территории Прибалтики не должно быть постоянных военных баз. Поэтому дислокация будет временной. Сделали хитрый ход, военные будут меняться каждые шесть месяцев», — говорит он Русской службе Би-би-си.

Андрис Спрудс про договор тоже вспомнил (если речь идет об Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора, подписанном в 1997 году).

«Договор действует, никто его не отменял, — заявил Спрудс. — Но он в какой-то мере поддается интерпретации, там не оговаривается количество людей (говорится о большом размещении сил), не говорится и о том, что именно называется размещением сил. Наверное, правы те страны, которые говорят, что Россия не соблюдала букву этого договора, включая агрессию на Украине и размещение сил в Острове. И если кто-то не соблюдал договор первым, то это была российская сторона».

Латвия ждет от НАТО исторического решения

Фото: Reuters


Четыре против тридцати
Второй вопрос, который поднимается сегодня, в том числе в латвийских политических кругах, касается целесообразности наращивания сил НАТО: если Запад пообещал разместить вблизи российских границ около четырех тысяч военных, то Россия пообещала разместить у западных границ около 30 тыс. военных.

Янис Адамсонс считает, что политика НАТО в Прибалтике будет лишь раздражать восточного соседа.

«Если ответственные лица в России сойдут с ума и решат оккупировать Прибалтику, то на это уйдут не дни, а часы, — рассуждает политик. — Но плюсов в этом нет: чтобы российский флот не был изолирован в Балтийском море, понадобились бы военные акции против Польши, Германии, Дании и Швеции».

«Сейчас мы видим только эскалацию обстановки, военные игры с целью поставить Россию на место. Но с Россией с позиции силы разговаривать бесполезно, с Россией надо договариваться», — уверен Адамсонс.

По словам Андриса Спрудса, сами предположения о возможности военных действий в Прибалтике уже говорят о рисках, однако оставаться в «серой зоне», как Украина или Грузия, было бы еще хуже.

В Министерстве обороны Латвии, напротив, не допускают вероятности открытой агрессии. Речь идет о политике сдерживания. Андрей Пантелеев, к примеру, полагает, что Россия теоретически может подумать, что в случае агрессии в отношении Латвии НАТО не применит Пятую статью Североатлантического договора.

«Присутствие этих батальонов, а также их включение в систему нашей обороны будет означать, что речь идет о конфликте с силами НАТО. В этом, на мой взгляд, заключается политика сдерживания», — считает представитель Минобороны Латвии.

Новости по теме

Новости других СМИ