Почему не убывает электорат Лукашенко?

Анастасия Беленькая, Завтра твоей страны

Казалось бы, время должно было существенно «проредить» сторонников президента, большинство из которых пенсионеры и пожилые люди. Однако за 20 лет рейтинг Александра Лукашенко не претерпел существенных изменений. Откуда пополняются ряды его приверженцев?

По данным июньского опроса НИСЭПИ, рейтинг доверия к президенту составляет 38,6% (электоральный рейтинг — 29,5%). За 20 лет в этом вопросе мало что изменилось. Время по-прежнему не работает на оппозицию, ожидающую естественной убыли электората Лукашенко. Почему так происходит и кто в этом виноват?


Кто голосует за Лукашенко?

Для начала следует разобраться, кто является тем самым «железным» электоратом президента. По словам эксперта Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ, Вильнюс) Сергея Николюка, общество в Беларуси расколото.

— Этот раскол был зафиксирован еще 20 лет назад и остается по сей день, — отмечает социолог. — Он идет по линии личностных ресурсов человека. Противники Лукашенко – это люди более молодые, люди, живущие в больших городах, с высоким уровнем образования. То есть те, кто в состоянии сам выстраивать свою жизнь. Вторая группа людей – а их большинство – это пенсионеры и те, кто без патерналистской опеки государства выжить не может. И как бы ни складывалась ситуация, повышалась ли или понижалась зарплата, первая и вторая группы все равно остаются по разные стороны.

Между тем естественной убыли сторонников Лукашенко за эти 20 лет так и не произошло. Хотя оппозиция в свое время очень рассчитывала на это.

— У оппонентов Лукашенко была такая теория, что его электоральная база заметно уменьшится естественным путем. Войдет в силу, в зрелый возраст молодое поколение, уже постсоветское, у которого другие ценности, — отмечает политолог Александр Класковский.

Однако этого не произошло. И главная причина, по мнению политолога, кроется в модели государства, которую выстроил за эти годы Александр Лукашенко.

— Вчерашний директор совхоза оказался не так прост. Как талантливый популист Лукашенко почувствовал, что надо поддерживать просоветскую систему. Белорусская хваленая модель, которую создал Лукашенко, по сути, является ремейком советской модели, — подчеркивает эксперт.

Как отмечает политолог, этот советский уклад мы наблюдаем сегодня в каждой сфере.

— Экономика государственная — даже если где-то и висит вывеска ОАО, мы знаем цену этой хозяйственной самостоятельности: директор ходит по струнке и выполняет планы, которые доводит ему министерство. Политическая сфера – это выборы без выборов, плюс царские полномочия президента. Ну и социальная сфера — это патернализм, — отмечает Александр Класковский.

По его мнению, проблема заключается в том, что большинство белорусов чувствуют себя «государевыми людьми». У них складывается представление, что всеми благами их наделяет государство.

— А государство — это Лукашенко в первую очередь, — замечает эксперт. — Да и сам президент всячески этот миф поддерживает. Мы часто слышим в его высказываниях: «вы ж только половину квартплаты платите, а вторую половину выплачиваю я», или «я дал вам дождь». В итоге старики думают, что Лукашенко лично дает им пенсии, оплачивает половину «коммуналки».

Так на какую же часть населения действуют эти мантры, если и через 20 лет мы имеем ту же структуру электората? Кто в итоге пополняет ушедший естественным образом электорат Лукашенко?

— С одной стороны, идет естественная убыль сторонников Лукашенко, а с другой — люди, которые 20 лет назад были на пике своих возможностей, стареют и теряют эти возможности, — объясняет Сергей Николюк. — Не потому, что их кто-то в чем-то убедил, а по объективным причинам они потихоньку пополняют ту группу, которая нуждается в патерналистской опеке.

Даже если социология показывает рост недовольства, все равно люди, становясь пенсионерами, начинают возлагать надежду на государство, потому что не знают другой модели, отмечает Александр Класковский.

— Им кажется, что пусть будет такая маленькая, но гарантированная пенсия, чем начнутся какие-то революционные потрясения, и может и этой не быть. И пропаганда это использует, — говорит политолог.


Когда у электората наступит «прозрение»?

Между тем июньское исследование НИСЭПИ показывает, что в обществе зреет понимание, что Лукашенко больше не народный президент. Резко упало число тех, кто считает, что Лукашенко опирается на простых людей, пенсионеров. Если 10 лет назад 37% считало опорой Лукашенко президентскую вертикаль, то сегодня так думают уже 45,4%, опора на госчиновников выросла с 20,5 до 32,1%, тогда как на пенсионеров стала в два раза меньше (41,4% против 21,8%). На жителей села — прежние 30,2% против сегодняшних 11,5%, на простых людей – 34,2% против 8,2% (то есть в четыре раза!).

— Люди все четче понимают, что у нас создано бюрократическое государство, жесткая пирамида, во главе которой стоит человек, который держится прежде всего за счет силового аппарата. Люди видят, что это уже никакой не народный президент, никакая не народная власть, — подчеркивает Александр Класковский.

Но это не значит, что люди скоро станут голосовать за оппозицию или выйдут на улицы.

— Патерналистское мышление сохраняется. Человек, отвечая на вопросы НИСЭПИ, может выразить недовольство нынешним социально-экономическим курсом, но когда пойдет на участок для голосования, все равно отдаст голос за Лукашенко. Потому что для него страх потрясений, страх майданизации страны все равно перевешивает эфемерные надежды, что через 20 лет мы заживем, как в Европе. Во-первых, если человек в возрасте, он понимает, что не доживет до этого. А во-вторых, мы имеем пример стран Балтии, которые уже четверть века как ушли в западное плавание, но пока блестящих результатов в социально-экономической сфере не достигли, — поясняет политолог.

Электоральная поддержка Лукашенко все равно остается большой.

— Люди могут разочаровываться конкретно в Лукашенко, но они не могут разочаровываться в патернализме. Потому что это способ их выживания, — объясняет Сергей Николюк. — Когда вы выходите к ним с лозунгами свободы и говорите: вперед, творите, я вам дам все возможности, они вас не понимают. Людям не нужна свобода, поэтому они и выбрали Александра Григорьевича в 1994 году.

Однако не все так однозначно, и в ближайшее время для власти могут возникнуть вполне серьезные вызовы. Уменьшение российских субсидий, падение экономики на фоне нежелания Лукашенко идти на реформы, ставят вопрос, за счет каких ресурсов дальше подпитывать патернализм в обществе.

— Сейчас потихоньку наступает момент истины, когда государство, которое выполняло ту функцию, которую на него возложили в 1994 году, теряет эту возможность. Теряет объективно. Не потому, что кто-то передумал давать пенсионерам и другим — просто давать нечего. Моделька-то себя исчерпала, — отмечает Сергей Николюк. — И вот этот процесс глобального разочарования мы потихоньку наблюдаем.

Последний опрос НИСЭПИ зафиксировал существенное падение количества тех, кто считает это государство своим. Разочарование в государстве — глобальный тренд, который запущен и в ближайшие несколько лет будет определять настроения в нашем обществе, подчеркивает эксперт НИСЭПИ.

— Это вызов для сегодняшней власти, — считает Александр Класковский. — Заниматься прежним популизмом уже нельзя, приходится все чаще принимать непопулярные решения. И я думаю, что Лукашенко, который, вероятно, надеется переизбираться еще и в 2020 году, серьезно придется поломать голову над тем, как удержать и сохранить ядро своего электората.

Новости по теме

    Почему упал рейтинг Лукашенко

    По данным декабрьского опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), в белорусском обществе растет недовольство политикой Лукашенко.подробности

Новости других СМИ