Блеск и нищета белорусской социальной модели

Ирина Крылович, belrynok.by

Отзвучали речи и фанфары очередного Всебелорусского собрания, где власть обещала отчитаться об итогах пятилетки. Той самой пятилетки, которая, продолжая традиции социального государства, должна была вывести белорусское население чуть ли не на среднеевропейский уровень жизни. Ну, по крайней мере, приблизить нас если не к Швейцарии, то к ближайшим европейским соседям.

Но не получилось. Не только куда-то приблизиться, но даже удержаться на уровне славного 2010 года, который со своим лозунгом о 500-долларовой средней зарплате, по сути, и стал могильщиком «уникальной» модели.

ДЕНЕГ СТАЛО МЕНЬШЕ. ЭТО ФАКТ

По данным сборника Белстата «Социальное положение и уровень жизни населения Республики Беларусь», который по графику предусмотрительно вышел в свет уже после отчетного всенародного вече, в 2015 году общая сумма денежных доходов населения Беларуси составила 562,9 трлн. белорусских рублей, в 2010 году эта сумма составляла 108,5 трлн. рублей. Непосвященному во все финансовые катаклизмы прошлой пятилетки стороннему наблюдателю может почудиться небывалый рост. Чтобы более адекватно оценить уровень, на котором мы находимся, уйдем от неденоминированных триллионов белорусских рублей, абсолютно дискредитировавших себя за время прошедшей пятилетки, и вернемся к ставшему почти родным американскому доллару, которому, кстати, белорусский президент предрекал смерть уже буквально в эти дни.

С учетом среднегодовых курсов доллара (по данным Нацбанка) сумма совокупных денежных доходов населения в 2015 году ( 35,5 млрд. долларов) оказалась примерно на 940 млн. долларов меньше, чем в 2010 году ( 36,4 млрд. долларов). То есть наши с вами ощущения вовсе не обманчивы: доходы действительно уменьшились по сравнению с началом пятилетки. В результате среднедушевой месячный доход снизился в 2015 году по сравнению с 2014 годом более чем на 140 долларов и опустился до 312 долларов. Так что в 2015 году по сравнению с 2010 годом средняя белорусская душа получала в месяц на 8 долларов меньше доходов.

Прежде всего сократились доходы в виде оплаты труда. Так, в 2015 году по сравнению с 2010 годом труд был оплачен на миллиард долларов меньше чем в 2010г. В итоге Белстат зафиксировал среднюю зарплату в 2015 году на уровне 413 долларов в месяц, которую и указал в разделе «Международные сравнения». И хотя это оказалось выше, чем среднемесячная зарплата в 2010 году (406,6 долларов) ее все равно особо не с чем сравнить в плане приближения к какому-то уровню в направлении Европы. Самая низкая зарплата в ЕС – в Болгарии (данные за 2014 год) – 555 долларов, что, как теперь становится понятным, для нас практически недостижимый без последующих финансовых кризисов, уровень. Румыния – 700, Литва, Латвия – по 900, Польша, Венгрия – больше 1000. Больше всех, ну конечно, у Швейцарии – почти 8000.

Хотя интересно было бы сравнить не зарплаты, а именно денежные доходы. Ведь не совсем понятно, что такое зарплата у швейцарского предпринимателя, который себе зарплату может и не начислять, а получает просто доход.

ДЕПОЗИТНЫЙ ПУЗЫРЬ

В Беларуси доходы населения от предпринимательской деятельности сократились за пятилетку значительно. В 2015 году по сравнению с 2010 годом снижение данных доходов составило 1,7 млрд. долларов и 2,2 млрд. долларов — по сравнению с самым доходным по данной статье 2013 годом. И это весьма знаковый показатель для нашей социальной модели. То есть, несмотря на постоянные заверения властей об упрощении ведения бизнеса, условия для получения доходов бизнесу не создавались.

Во многом этому способствовали высокие ставки по депозитам, сделавшие неподъемными для предпринимателей кредиты, которые можно было бы направить на развитие бизнеса. В итоге недополученные доходы от предпринимательской деятельности были получены населением в виде процентов по кредитам, то есть модель откровенно стимулировала появление класса «тунеядцев», которые не работали, а жили на проценты, параллельно создавая условия для очередного валютного кризиса.

Доходы от сбережений ожидаемо росли после девальвации 2011 года и достигли пика в 2014 году, составив 2,2 млрд. долларов против 0,9 млрд. долларов в 2010 году, однако в 2015 году и эти доходы стали падать, сократившись до 1,5 млрд. долларов. В итоге на душу населения на 1 января 2016 года в банках находилось чуть менее 1100 долларов США, тогда как на начало 2011 года на душу приходилось по 807 долларов. При этом по сравнению с 2014 годом уровень вкладов на душу населения снизился на 100 долларов. Так что с учетом продолжающегося оттока вкладов и их проедания можно ожидать, что уровень начала пятилетки и по этому показателю не за горами.

ПЕНСИИ СНИЖАЮТСЯ ВМЕСТЕ С БПМ

Также ожидаемо выросли доходы в виде трансфертов, куда попадают различные социальные выплаты, включая пенсии. Рост по сравнению с 2010 годом составил почти 700 млн. долларов, при этом сами пенсии сократились. Так, на конец 2015 года средний размер назначенной пенсии сократился почти на 43 доллара по сравнению с концом 2010 года и составлял чуть более 150 долларов ( в 2014 году — 222 доллара).

При этом сократились в долларовом эквиваленте все виды пенсий. Пенсии по возрасту через пять лет после элегантной победы 2010 года усохли почти на 50 долларов, по инвалидности – на 40, за выслугу лет и за особые заслуги – на 65 долларов. Снижение уровня социальных пенсий составило всего 5,5 доллара, но их просто уже некуда уменьшать – они составляют порядка 75 долларов, то есть половину от средней пенсии в стране. К безусловным достижениям можно лишь отнести то, что сократился разрыв между социальными пенсиями и пенсиями за особые заслуги – с 3,6 раз в 2010 году до 3 раз – в 2015 .

При этом сами власти часто ставят себе в заслугу то, выросло соотношение между размером пенсии и бюджета прожиточного минимума, подразумевая БПМ пенсионеров. Да, по сравнению с 2010 годом соотношение действительно выросло, правда, незначительно, с 2,32 раза до 2,34 раза. Но самое интересное, что в долларовом эквиваленте снизился и сам БПМ. В частности, для пенсионеров на 20 долларов – с 84 на конец 2010 года до 64 долларов на конец 2015-го.

ПЛАЧУТ И БОГАТЫЕ, И БЕДНЫЕ

Это проливает свет на то, как при снижении уровня доходов, уровень малообеспеченности населения в не только не вырос, но даже чуть-чуть снизился – с 5,2% в 2010 году до 5,1% в 2015 году. Так как уровень малообеспеченности – это как раз доля тех, кто располагает ресурсами ниже бюджета прожиточного минимума (а ресурсы помимо денежных средств включают еще полученные доходы и льготы в натуральной форме и стоимость потребленных продуктов, полученных в личных подсобных хозяйствах), то если падает сам БПМ вместе с доходами, можно сохранить статистическое соотношение неизменным.

Белорусская статистика уже давно не употребляет для внутреннего пользование понятие «черта бедности». Есть черта малообеспеченности, порог которой мы указали выше, а бедность по международным меркам — это когда человек живет менее чем на 1,9 доллара в день. С учетом нашего БПМ, который в ценах декабря составлял примерно 85 долларов, к тем, кто живет за чертой бедности, можно смело относить всех, кто располагает месячными ресурсами в размере до половины БПМ.

В 2010 году Белстат не смог подсчитать тех, кто получает менее половины БПМ с точностью до десятой доли процента в целом по стране, но нашел их следы в двух областях – в Брестской – 0,1% и Гомельской – 0,2%,. В 2015 году бедных не удалось сосчитать только в Минске и Гродненской области. В Гомельской области таких было уже 0,4%. В Брестской и Могилевской — по 0,3%, в Минской и Витебской — по 0,1%. Такой же уровень – в 0,1% — зафиксирован в целом по стране.

При этом уровень тех, кто располагает ресурсами свыше 5 БПМ (богатые) снизился с 6,5% в 2010 году до 4,7% в 2015 году. То есть и бедные стали беднее, и богатые. В целом последний — наивысший уровень обеспеченности ресурсами в таблицах Белстата за 2015 год начинается от 8 млн. неденоминированных рублей в месяц. То есть где-то те самые 500 долларов на душу населения. Таких у нас в 2015 году оказалось всего 4%. То есть меньше, чем малообеспеченных.

МАЛООБЕCПЕЧЕННЫЕ: СУБЪЕКТИВНО И ОТНОСИТЕЛЬНО

Поэтому неудивительно, что помимо весьма условно измеренного с помощью нашего БПМ уровня малообеспеченности, Белстат приводит еще два показателя – это уровень относительной малообеспеченности и уровень субъективной малообеспеченности. Последний показатель основан на опросах домашних хозяйств об их удовлетворенности своим уровнем доходов. Как ни странно, в 2015 году уровень неудовлетворенности оказался ниже, чем в 2010 году (14,5% и 16,6% соответственно). Вероятно, в 2010 году еще на что-то надеялись, а в 2015-ом – уже многие смирились и лучшего не ждут.

Зато вырос уровень относительной малообеспеченности — с 11,7% до 12,2%, в 2,4 раза превысив уровень официальной малообеспеченности. Уровень относительной обеспеченности определяет процент тех, у кого располагаемые ресурсы ниже 60% от медианного значения среднедушевых месячных ресурсов. Медианный уровень сложился в 2015 году в размере 3,3 млн. белорусских рублей или почти 208 долларов. Таким образом, 50% людей в стране располагает в месяц ресурсной базой в сумме менее 210 долларов, то есть живут на 7 долларов в день. 60% от этой суммы составляет 125 долларов. Так вот тех, кто располагает такими ресурсами и живет на 4 доллара в день — 12,2%.

ПОТЕРЯЛ 50 ДОЛЛАРОВ – ВЫПАЛ ИЗ НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Неудивительно, что 33,1% домашних хозяйств в стране указали в качестве материальной депривации (в определении Белстата — вызванные недостатком денежных средств лишения, наличие которых приводит домашние хозяйства к исключению из общепринятого образа жизни в стране) — непредвиденные расходы в размере 800 тысяч рублей. В домашних хозяйствах с двумя детьми до 18 лет процент таких «лишенцев» вырастает 34,8%, в домашних хозяйствах пенсионеров — до 35%, а для одиноких людей доходит до 44,5%.

Вот такое оно — белорусское социальное чудо. В котором среднедушевой уровень денежных доходов составляет 312 долларов в месяц, половина населения располагает ежемесячными ресурсами в размере 210 долларов, по 500 долларов в месяц имеют всего 4% населения, а непредвиденные расходы в сумме 50 долларов являются кошмаром для трети домашних хозяйств. Не уникальный, конечно, уровень, есть и похуже. Но с Европой пока лучше не сравнивать. Подождем еще одну пятилетку?

Новости по теме

Новости других СМИ