Во сколько обойдется Беларуси нефтяной ультиматум Кремля

Татьяна Маненок, "Завтра твоей страны"

Cудя по всему, договориться "полюбовно" у "союзников" не получится.


Действенный рычаг Кремля

Нефтяной ультиматум Кремля означает, что в соответствии с графиком поставок российской нефти на белорусские НПЗ в III квартале 2016 г., который утвердило Минэнерго РФ, Беларусь получит на 2,25 млн тонн нефти меньше, чем она планировала. Для справки: в I квартале 2016 года белорусские НПЗ переработали 5,8 млн тонн нефти (+2,4% к уровню аналогичного периода прошлого года).

Очевидно, что резкое сокращение поставок российской нефти – почти на 40% по сравнению с предыдущим кварталом – грозит Беларуси большими финансовыми потерями.

Российские эксперты подсчитали, что снижение поставок российской нефти в Беларусь на 2,25 млн тонн в июле-сентябре 2016 г. при текущей экспортной пошлине принесут бюджету РФ дополнительно около 200 млн долларов. Соответственно на эту сумму белорусский бюджет недосчитается экспортных пошлин на нефтепродукты. Но это – лишь вершина айсберга. Полные потери для белорусской экономики просчитать сложно, поскольку подобная ситуация станет стрессом для белорусских НПЗ. Если газо-нефтяной спор не удастся решить в III квартале, то финансовые потери Беларуси возрастут еще в большей степени.

Это означает, что в белорусском бюджете образуется «дыра» из-за недопоступлений экспортных пошлин на нефтепродукты, которые правительство уже распределило в счет оплаты внешнего долга. В этом году из-за неблагоприятной нефтяной конъюнктуры госказна уже несет потери по данной позиции: в I квартале Беларусь получила всего порядка 125 млн долларов при годовом плане в 1 млрд долларов. (Такой объем экспортных пошлин на нефтепродукты запланирован с учетом средней цены на нефть около 32 долларов за баррель).

Отметим, что в 2015 г. Беларусь получила в свой бюджет около 1,1 млрд долларов экспортных пошлин на нефтепродукты (по итогам прошлого года средняя цена нефти для Беларуси сложилась на уровне 51 доллар за баррель).

О том, насколько для правительства важно сохранить запланированный объем экспортных пошлин на нефтепродукты, свидетельствует следующий факт. Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко 1 февраля 2016 г. потребовал от нефтяников отказаться от экспорта мазута в виду его убыточности и поручил подведомственным Министерству энергетики предприятиям использовать мазут в качестве альтернативного топлива – взамен дорогому природному газу. Однако этой инициативе воспротивился Минфин, аргументируя свою позицию тем, что из-за запрета экспорта мазута бюджет лишится необходимых экспортных пошлин. В результате приказ Семашко был заблокирован.

Следует также отметить, что благодаря тому, что цена на российскую нефть для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 27,6% по сравнению с таким же периодом 2015 г. – до 199,6 доллара за тонну, Беларусь снизила затраты на импорт российской нефти на 26,6% или на 696,094 млн долларов – до 1,921 млрд долларов. При этом Беларусь увеличила импорт российской нефти на 1,4% до 9,626 млн тонн.


Газ: Беларусь установила свои «расчетные» цены

Согласно официальным статданным, контрактная цена на российский газ для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до 137 долларов за 1 тыс. кубометров. В этот период благодаря теплой зиме и экономическому кризису Беларусь снизила закупки природного газа в России на 2,6% до 8,101 млрд куб. м., а затраты – на 6,5%, или на 77,212 млн долларов по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до 1,107 млрд долларов.

Но, как известно, Беларусь с начала года по контрактным ценам за газ не платит (белорусская сторона заявила, что вправе платить за российский газ на основе принципа равной доходности с ценой экспорта в Европу – в этом случае цена получается ниже).

Генеральный директор ГПО «Белтопгаз» Леонид Рудинский 21 июля сообщил журналистам, что до завершения газовых переговоров с РФ белорусская сторона будет оплачивать российский газ «по внутренним расчетным ценам». По его словам, стоимость российского газа для Беларуси на границе составляет 133 доллара за 1 тыс. кубометров без НДС, а с учетом наценки «Газпром трансгаз Беларусь» (компания поставляет газ на внутреннем рынке ГПО «Белтопгаз») – 149,82 доллара за 1 тыс. кубометров. «Цена установлена, но мы недоплачиваем», – отметил Рудинский.


Нефте-газовый «пакетный» торг

Итак, Москва и Минск продолжают вести за кулисами напряженный «пакетный» торг по условиям поставки в Беларусь газа и нефти.

Что касается газа, то главный вопрос для Минска – его цена. Сейчас она формируется на основе специальной формулы: цена в Ямало-Ненецком АО (около 36 долларов за тыс. кубометров) плюс стоимость транспортировки до Беларуси (около 90 долларов) и стоимость хранения газа в российских ПХГ (примерно 6 дол.). Газета «Коммерсант» 21 июля написала, что Беларусь согласилась в ближайшее время погасить долг за поставки газа из РФ, но настаивает на том, чтобы в существующей формуле была снижена оплата транспортировки газа – до 65,5 доллара за тысячу кубометров, а также не учитывались расходы «Газпрома» на продажу газа и на хранение в ПХГ.

При этом белорусская сторона намерена решить газовый вопрос в стратегическом для себя ключе. Ранее партеры по ЕАЭС договорились о том, что уже с 2019 года заработает единый рынок электроэнергии. Между тем позиция белорусской стороны по этому вопросу остается жесткой: создать единый электроэнергетический рынок в рамках ЕАЭС невозможно, пока не будет создан единый рынок газа (а его создание отнесли на 2025 г.), ибо из-за более высоких цен на газ белорусская генерация электроэнергии окажется неконкурентоспособной на общем рынке. Для сравнения: сейчас тариф на газ в Смоленской области составляет около в 72 долларов за 1 тыс. кубометров.

Поэтому белорусская сторона предлагает российским переговорщикам поставлять российский газ для белорусских электростанций уже с 2017 г. по более низкой цене.

Если бы эти вопросы удалось решить, Минск, скорее всего, согласился бы на внесение изменений в межправительственное соглашение от 2011 г. о поставках газа, в котором идет речь о том, что страны Таможенного союза с 2015 г. должны перейти на равнодоходные цены на газ (сейчас это – основной аргумент белорусской стороны в газовом споре с РФ), и перенести это условие на 2025 г.

Но, судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

Согласно информации «Коммерсанта», что стороны уже договорились, что отныне обратные поставки белорусских нефтепродуктов в Россию, которые Минск обязан осуществлять в обмен на беспошлинные поставки российской нефти (в 2016 г. – 1 млн тонн автобензинов), должны осуществляться вне зависимости от того, выгодны ли такие поставки белорусской стороне.

Сейчас такое условие прописано в межправительственном соглашении от 2007 г., но сомнительно, что белорусская сторона примет его без соответствующих уступок российской стороны.

Известно, что ранее Минску так и не удалось договориться по поводу снижения цены на нефть. Белорусская сторона считает высоким нынешний размер премии для российских нефтяных компаний, поставляющих нефть в Беларусь (размер премии зафиксирован в долларах).

Поскольку мировая цена нефти упала за последнее время практически в 2 раза, белорусская сторона подготовила соответствующие расчеты, подтверждающие необходимость снижения премии поставщикам нефти. Однако убедить в этом российских нефтяников не удалось. Белорусские специалисты также указывают на высокую сернистость российской нефти, что усложняет процесс переработки и снижает доходы белорусских НПЗ – и это также следовало бы учесть в цене. Но и по этому вопросу компромиссное решение не было найдено.

В свою очередь российские компании предъявляют белорусской стороне претензии относительно высокой стоимости процессинга на белорусских НПЗ, из-за чего объемы давальческой нефти на «Нафтан» и Мозырский НПЗ в этом году упали до критического минимума – до 7% при возможной квоте до 50% от всего объема импортируемой из России нефти.

Новости по теме

Новости других СМИ