Как молодежь "Трайпла" и авторитетные россияне гоняли деньги через офшоры

TUT.BY

В суде Центрального района Минска продолжается рассмотрение резонансного дела по обвинению в мошенничестве Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Вчера и сегодня идет допрос молодого поколения бизнесменов.

Арабян рассказал о том, как он вместе с Казбеком Япринцевым и Исааком Пападопулосом начинали нефтяной бизнес. Офшорная компании Edena (бенефициар — Казбек) покупала растворители и биодизель у «Трайпла» и поставляла до границы с Украиной.

При экспорте нефтепродуктов работали через офшоры для минимизации рисков, чтобы не было проблем с возвратом НДС и валютной выручки. «Все так работают, если они не производители. Счета были в кипрских банках, в Латвии, Армении», — сказал Арабян.

К другой офшорной компании Strawfield, по его словам, молодые люди «прямого отношения не имели». «Через нее обходили запреты, существующие в некоторых странах на перечисление денег в некоторые юрисдикции, в том числе Британских Виргинских островов, где была зарегистрирована Edena», — пояснил Арабян.

Цель создания компании «Дата Кросс» (бенефициар — Пападопулос) была в том, чтобы «кредитоваться по европейским ставкам».

Гарантийные письма нужны были не для того, чтобы подтвердить, что «Трайпл» кому-то должен, но многие говорили, что банк готов проплатить деньги, только если будет хоть какая-то гарантия. «Понимаете, сделка между двумя офшорами может вызывать сомнения. Это именно чтобы банк провел проплату», — отметил Арабян. Если надо было реальное поручительство, то делали его за подписью Владимира Япринцева или Юрия Чижа.

Арабян также рассказал про сделку на 9 млн долларов с Юрием Савяком в 2013 году. Первый контракт на 3 млн долларов был в июне 2013 года. В Минск прилетали Савяк и Михаил Мамиашвили. Речь шла о поставках мазута для Савяка. «20 тыс. тонн должны были пойти в Одесский порт для компании „Гленкор“. Сумма первой сделки — 10 млн долларов. Предоплата должна была быть за 35−40 дней до отгрузки (31 июля). 17 июня первый договор подписали. Но у Савяка возникли проблемы: „Гленкор“ не пропускал платеж на офшорную компанию. Стали искать выход. Надо было показать связь с Беларусью. Решили через „Трайпл“. Те самые гарантийные письма. 25 июня новый договор — до 2 июля должна была быть оплата. Но вариант с гарантийным письмом тоже не прошел, но от поставки не отказывались. Мы обратились за помощью к Михаилу Геразиевичу [Мамиашвили] - надо было что-то решать, сроки поджимали. Через какое-то время он перезвонил и сказал, что есть 3 млн долларов, остальное чуть позже, но все в силе. Если Михаил Геразиевич сказал, что будет платить, мы поняли, что контракт в силе, и начали платить поставщику мазута (офшорная компания, назвать которую Арабян отказался. — TUT.BY). Это было 5−6 июля», — рассказал обвиняемый.

Полученные 3 млн ушли на разные компании, но не поставщику. Александр Арабян объяснил это тем, что еще ранее оплатили поставщику 4,2 млн из своей «оборотки», поэтому поступившие наконец от Савяка — Мамиашвили деньги ушли компаниям Арабяна и Япринцева-младшего. «Мы ждали остальные деньги, они говорили, что Марк продает свою квартиру на Манхэттене, 11 млн долларов, скоро все будет. Но мы искали альтернативный вариант, потому что сроки поджимали. В 20-х числах я полетел в Одессу, разговаривал с директором порта, объяснил, что есть объем мазута по хорошей цене, с ним надо что-то делать. Он был готов купить, но без предоплаты. Знакомый банкир готов был прокредитовать нас на 12,5 млн долларов, но под гарантии Владимира Япринцева и Юрия Чижа, которых этот банкир тоже знал. Это был вариант на случай, если Савяк не оплатит. В итоге кредит получили, но отложили отгрузку, я полетел к Михаилу Геразиевичу — обсудить, что контракт не состоялся, мы готовы вернуть ему деньги (3 млн долларов), хотя и заплатили некоторые штрафные санкции за отложенную отгрузку. Но новый покупатель найден, мы закроем этот вопрос. Мамиашвили был несколько зол на Савяка. Мы искали новые проекты. Договорились, что они дадут нам займ на 11 млн (деньги от Марка, пришло в итоге 6 млн уже в августе) и ранее перечисленные 3 млн остаются у нас, за них мы платим проценты. Больше о поставках речи не шло. Мы платили проценты. С Михаилом Геразиевичем все обсудили на словах — письменно не было необходимости прописывать, доверяли друг другу», — поведал Арабян.

Как молодежь "Трайпла" и авторитетные россияне гоняли деньги через офшоры

Казбек Япринцев. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

За пользование 9 млн долларов Япринцев и Арабян платили приблизительно 320 тыс. долларов каждый месяц. Часть наличными, часть — на компании, в том числе на компании «Лексус» и «Ханлис» Савяка. Еще по просьбе Михаила Мамиашвили вернули 500 тысяч долларов. Деньги нужны были на день рождения Мамиашвили в ноябре 2013 года. 8,5 млн долларов основной долг остался. «Савяк говорил, что у него „чистая“ компания в Австрии, надо хотя бы раз в квартал прогонять какую-то сумму, чтобы показывать оборот и кредитоваться под небольшие европейские проценты», — повествовал Арабян.

«Один раз через него и прогнали деньги — около 5 млн долларов от «Дата кросс» на «Ханлис» и дальше на Edena — «мы его «всунули» посередине, как Савяк и просил, чтобы он показал оборот», — сказал обвиняемый. То есть «Ханлис» была только «прокладкой». На этой сделке фирма Савяка «подняла» около 700 тысяч долларов — «безналичные проценты от 9 млн долларов».

Все три контракта, что есть в обвинении, в реальности отсутствовали — тонны топлива были условными, просто под требуемую сумму. Речь шла о взятых в долг Арабяном и Япринцевым 8,5 млн, а потом еще 15 млн долларов и процентах — 739 тысяч долларов в месяц за использование этих денег. Никаких контрактов и поставок не было. Последние проценты, 700 тыс. долларов, в декабре 2014 года не смогли отдать. «Они понимали, какие у нас проблемы. Но сторона, которая дала 15 млн долларов, Аксентьев и [его жена] Надежда Чернова, давили, им нужны были деньги», — сказал Арабян.

На вопрос гособвинителя, куда использовали деньги, Арабян ответил уклончиво: «Для бизнеса». Де-факто это «был бесцелевой займ», добавил он.

— А по документам деньги были под контракты на поставки нефтепродуктов, — отметил судья.

— Если по документам, то обращаться (потерпевшим) вообще надо было в Хозяйственный суд, — парировал Арабян.

В конце 2012 года Казбек Япринцев и его друзья перестали работать с биодизелем. «Работали с обычными нефтепродуктами. Это сложнее, чем с биодизелем, потому что разные валюты, котировки, риски надо было хеджировать. Этим занимался Казбек», — рассказал Арабян. Потери были не 6 млн долларов (как об этом говорилось в переписке Казбека с Арабяном), а с 6 млн — то есть это было 100 или 120 тысяч долларов, уверяет Арабян. Всего, по его словам, «миллиона 1,5−2 потеряли на хеджировании».

Прокурор поинтересовался про ставки на «форексе» как возможность хеджирование валютных рисков, о которых упоминалось на предыдущих заседаниях суда.

— В конце января 2015 года Казбек сказал, что случилась проблема или скорее трагедия. Денег нет, — начал ответ Арабян. — Мы ждали поступления средств от двух компаний, последних должников. Этими деньгами мы хотели рассчитаться с Аксентьевым и Надеждой Черновой (деньги с двух компаний — 33 млн долларов с одной, с другой — на порядок меньше, до 10 млн долларов). И этих денег нет… Пару раз по 100 тыс долларов он (Казбек) раньше ставил — проигрывал, но денег особо свободных не было. А здесь пришли поступления… Потом оказалось, что у нас ничего не осталось.

Как ранее сообщалось, 4 июля в суде Центрального района Минска начался суд по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 209 Уголовного кодекса, — «Мошенничество». Статья предусматривает лишение свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества.

Один из потерпевших — проживающий в Польше 36-летний директор компании «Газтранс» Андрей Рабцевич, которому обвиняемые должны были поставить топливо на 3 млн долларов: деньги получили, но обязательства не выполнили. Второй потерпевший — известный спортивными успехами Андрей Михневич, ущерб которому составляет 440 тыс. долларов.

Основной потерпевший, российский бизнесмен Юрий Савяк, потерял 27 млн долларов. Он уже дал показания в суде.

Полученные деньги, по оценке гособвинителя, обвиняемые тратили на собственные нужды, в том числе на возврат долгов и исполнение прежних обязательств перед другими лицами и субъектами хозяйствования. В том числе, как писал TUT.BY и озвучивалось в суде, речь идет о попытках «закрыть» долги Япринцева-младшего от неудачных сделок на «Форексе».

По оценке, озвученной гособвинителем, офшорные компании Strawfield и Edena, связанные с обвиняемыми, фактически осуществляли свою финансовую и хозяйственную деятельность по принципу финансовой пирамиды.

Япринцевы и Арабян не признают свою вину, утверждая, что не пытались завладеть чьим-то имуществом, обманывая и злоупотребляя доверием. При этом они признают долги и предпринимали до своего задержания все возможные усилия по их возврату.

Как ранее сообщалось, совладелец холдинга «Трайпл» Владимир Япринцев и его сын были задержаны 11 августа 2015 года. Глава Комитета госбезопасности Валерий Вакульчик сообщил журналистам, что заявление о противоправной деятельности Владимира Япринцева поступило в КГБ летом 2015 года от белорусского бизнесмена Юрия Чижа и двух его партнеров из России. Позже был задержан и сам Юрий Чиж.

Как выяснил «Ежедневник», на начало февраля 2016 года в головной компании холдинга ООО «Трайпл» Юрий Чиж был собственником контрольного пакета — 66,5%. Остальная доля крупнейшего многопрофильного частного холдинга Беларуси, прежде принадлежавшая Япринцеву-старшему, была поровну поделена между известными россиянами — Иосифом Аксентьевым и Михаилом Мамиашвили (по 16,75%).

Новости по теме

Новости других СМИ