Строительство Островецкой АЭС контролируется документом 30-летней давности

Алесь Пилецкий, Артем Мартынович, Еврорадио

По словам корпорации "Росатом" (главного подрядчика на строительстве белорусской АЭС), с корпусом реактора ничего страшного не произошло. Он "проскользнул по стропам и повис диагонально, соприкоснувшись с землей", а не падал.

О результатах проверки уже рассказывает заместитель гендиректора "Росатома" Александр Локшин:

"Что же касается корпуса, то ни одно из существенных воздействий, которые могли бы привести к изменению его свойств, он не претерпел. Показания приборов и расчеты убедительно доказывают, что максимальная нагрузка на корпус была многократно меньше допустимой и в полтора раза ниже даже той, которую он выдерживает непрерывно в режиме нормальной эксплуатации в течение шестидесяти лет", — цитирует Александра Локшина сайт "Росатома".


"Сейчас состояние корпуса реактора оценивает белорусская комиссия. О результатах ее работы мы проинформируем. Если корпус требует замены, его поменяют", — так проверку описывают в нашем Министерстве энергетики 1 августа. Через 22 дня после происшествия.

Но, как выясняет Еврорадио, сейчас корпус реактора проверяют... российские специалисты. И эта проверка продлится до 5 августа. А уже потом анализом документов займется регулирующий орган с белорусской стороны — "Госатомнадзор".

"Проверку ведут заказчик — Белорусская АЭС, и генподрядчик — российская компания. Белорусские специалисты уже получают от россиян документы. Следующий этап — анализ документов со стороны станции. Далее они передадут документы нам, в регулирующий орган. И мы уже будем вырабатывать решение", — описывают в "Госатомнадзоре", организации, которая следит за строительством АЭС.


Анализ документов — это хорошо. Но имеет ли регулирующая организация доступ к самому корпуса реактора? Получаем такой ответ:

"На оборудовании, тем более таком, как реактор, работают сами россияне, без белорусских специалистов. Поэтому сначала они сами разберутся, а потом подключат белорусских специалистов".


Корпус реактора, который "соприкоснулся с землей", также могут проверить и зарубежные эксперты. Инициатором может стать Минэнерго. В "Госатомнадзоре" Еврорадио обещают сразу проинформировать о результатах проверки, как только она завершится.

С доступом белорусов к корпусу реактора, который "соприкоснулся с землей" с высоты 4 метров, кажется, все понятно — нас туда пока не пускают. Теперь еще один вопрос: обязаны ли власти информировать граждан и соседние страны о таких "нештатных ситуациях" во время строительства АЭС?

Оказывается, что почти единственный документ, который это регулирует, — Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии. Принята она была почти сразу после аварии на Чернобыльской АЭС, в сентябре 1986 года.

"Есть обязательство информировать о событиях, приводящих к радиологическим угрозам. Вот вчера заместитель министра энергетики Михадюк подчеркнул, и мы подтверждаем, что радиологической опасности нет. Потому что на станции нет ни топлива, ни материалов. Если бы такие материалы были, то приобрело бы силу не только белорусское законодательство, но и международное, к которому мы присоединились", — рассказывает Еврорадио начальник отдела коммуникаций "Госатомнадзора" Олег Соболев.


Иными словами, белорусские власти могут и не рассказывать об инцидентах на строительстве Островецкой АЭС, пока туда не завезли ядерное топливо, а реактор не заработал. Правда, в "Госатомнадзоре" нам говорят, что важность стройки понимают, поэтому стараются информировать общественность обо всех значимых инцидентах хотя бы раз в год:

"Мы должны информировать общественность о состоянии ядерной и радиационной безопасности. Но, опять же, процедуры по событиям, как действовать, у нас нет. И вот мы с прошлого года начали выдавать ежегодные обзоры происходящего на строительной площадке АЭС".


В свете таких признаний можно только удивляться, что об инциденте с корпусом реактора мы вообще смогли узнать.

Новости по теме

Новости других СМИ