О чем говорили за закрытыми дверями Генпрокуратуры

Александр Заяц / TUT.BY

Вчера в Генеральной прокуратуре за круглым столом собрались чиновники и бизнесмены, чтобы обсудить «актуальные вопросы исполнения законодательства в сфере налогообложения и предпринимательской деятельности».

Мероприятие прошло в закрытом для прессы формате. Точнее, журналисты могли задать вопросы участникам до начала мероприятия. Но что осталось за кадром? До чего договорились бизнес и власть?


Кто участвовал?

Бизнес представляли директор инвесткомпании «Зубр Капитал» и совладелец «Атлант-М» Олег Хусаенов, глава холдинга «Амкодор», сенатор Александр Шакутин и председатель президиума Республиканская конфедерация предпринимательства Владимир Карягин.

Помимо генпрокурора Александр Конюка и министра по налогам и сборам Сергея Наливайко со стороны власти принимали участие представители Комитета госконтроля, МНС, прокуроры Минска и Минской области.


О чем говорили?

В своем выступлении Александр Конюк отметил, что за последние годы ни одна сфера правоотношений не претерпела таких радикальных и позитивных изменений, как налоговая. В рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса 2015» Беларусь заняла 57-ю позицию. При этом по индикатору «Налогообложение» Беларусь переместилась с 107-го места на 60-е, поднявшись на 47 позиций. Это произошло во многом благодаря реформе налоговой системы, проводимой с учетом международного опыта и современных тенденций в области налогообложения, сказано в сообщении пресс-службы Генпрокуратуры.

По словам Конюка, в современных условиях налоговая политика должна основываться не только на фискальных подходах, но и способствовать деловой активности. Указом №78 от 23 февраля 2016 г. «О мерах по повышению эффективности социально-экономического комплекса Республики Беларусь» предусмотрена выработка дополнительных мер по снижению контрольной (надзорной) и административной нагрузки на бизнес. Это, в первую очередь, сокращение излишних и дублирующих функций органов госуправления, контролирующих (надзорных) и правоохранительных органов, смещение акцентов в работе фискальных органов на стратегическое обеспечение стабильной и безубыточной работы субъектов хозяйствования.

Впрочем, Конюк дал понять, что делая либеральные шаги в налоговой сфере, государство вправе рассчитывать на ответную реакцию плательщиков в части полного и безусловного соблюдения налогового законодательства. Практика прокурорского надзора свидетельствует о том, что основные виды налоговых правонарушений — это умышленное сокрытие выручки, незаконное предъявление НДС к возмещению из бюджета, незарегистрированная предпринимательская деятельность.

В беседе с журналистами генпрокурор отметил, что «ответственность за налоговые преступления должна быть жесткой. Пока много послаблений». «К сожалению, мы до сих пор не выработали менталитет у людей, что налоговое преступление — одно из самых тяжелых», — заявил Конюк.

Представители предпринимательских структур заверили, что «белорусский бизнес — законопослушный». «Он платит налоги. Потому что разделяет деловые, этические и моральные принципы ведения бизнеса, — сказал TUT.BY Владимир Карягин. — Мы, как граждане своей страны, заинтересованы в развитии Беларуси. Другое дело, что есть сложные административные ситуации, довольно много двухсмысленных трактовок нормативных актов. Я приводил в примеры из ИТ, где хватает таких нестыковок. Бизнес сегодня глобализируется. Он не будет развиваться там, где к нему плохо относятся».

На круглом столе были озвучены следующие цифры: частный бизнес заплатил налогов в 2015 году на сумму 7,2 млрд долларов (3,5 млрд — по линии МНС, 3,7 млрд — ФСЗН). Доходная часть бюджета города Минска на 70% формируется за счет частного бизнеса. «Это говорит о высокой ценности бизнеса для страны. Если бы бизнес был незаконопослушный, то мы бы такую сумму налогов не собирали бы», — считает Карягин.

Бизнес больше всего обеспокоен непостоянством законодательства и нечеткими правилами игры. Хуже когда правила меняются задним числом. Предпринимателям очень важно, чтобы налоговое законодательство было стабильным и не менялось хотя бы на протяжении финансового года.

В беседе с журналистами Сергей Наливайко пообещал, что радикальных изменений налогового законодательства на 2017 год не предвидится. По его словам, предпринимаются все меры для того, чтобы парламент мог принять этот документ заблаговременно и «субъекты хозяйствования могли изучить то новое, что предполагается, и с начала 2017 года приступить к работе». «Мы сторонники того, чтобы никаких разительных изменений не было. А основное новшество текущего года — это внедрение с 1 июля электронных счетов-фактур», — сказал Наливайко (цитата БЕЛТА). Он напомнил, что МНС вносило предложение заморозить правила игры в налоговой сфере на 3−4 года. В итоге с учетом различных обстоятельств было принято решение не менять правила в течение финансового года. «Я убежден, что это только первый шаг. Вообще нам надо выходить на более длинные отрезки стабильности в законодательстве. Министерство по налогам и сборам, Генеральная прокуратура, бизнес именно за это и ратуют», — сказал он. При этом Сергей Наливайко подчеркнул, что министерство всегда выступало за то, чтобы не повышать налоги и сохранять стабильность в налоговом законодательстве.

Впрочем, Владимиру Карягину не хватало на встрече представителей Минфина. «Потому что налоговая — это исполнитель. Тональность в законодательстве, Налоговом кодексе задает Министерство финансов», — пояснил он.


До чего договорились?

По словам участников круглого стола, общая атмосфера совещания была доброжелательной. Но хватало и эмоций. Потому что тема очень наболевшая. Александр Шакутин не стал озвучивать TUT.BY свои тезисы. Он сказал, что по итогам круглого стола «всем сторонам удалось услышать друг друга».

Представитель Олега Хусаенова не ответил на вопросы. «Бизнес был выслушан, точки зрения по многим вопросам у нас совпали», — сказал TUT.BY Карягин.
Мероприятия в таком формате проводилось Генпрокуратурой впервые. Со стороны казалось, что круглый стол стал следствием громких посадок крупных бизнесменов. Ведь почти все из них обвинялись в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Но Александр Конюк заверил, что данные события никак не связаны, а «просто все вышли с отпусков» и смогли вместе собраться и выслушать мнения друг друга. Наливайко привел слова Александра Лукашенко о том, что неприкосновенных бизнесменов в стране нет.

Вместе с тем бизнес обратился с просьбой, чтобы «трактовка [законодательства] по налогам была исключительной мерой только одного ведомства — Министерства по налогам и сборам». «А не различных других контролирующих органов, в первую очередь — силовых», — уточнил Владимир Карягин. «Сегодня любой может обвинить человека. Но должна быть экспертиза. Потому что много контролеров проверяет предприятия. И в итоге создается обстановка страха», — добавил он.

По словам бизнесменов, коль у нас экономический кризис и сроки его окончания не ясны, то всем нам надо находить совместное решение по выходу из него, «высвобождая позитивную энергию предпринимательства, доверия и оптимизма, а не страха и боязни». «Предприниматель, открывая свое дело, уже берет часть рисков на себя. Могут быть риски, но не должно быть страха. Предприниматель — это творческая профессия. Он должен быть свободен от страхов. Сегодня 40% ВВП США дают стартапы. Если удвоить потенциал [белорусского] бизнеса, то сможем полностью погасить внешний долг, который составляет 13,1 млрд долларов», — резюмировал Владимир Карягин.

Деловое сообщество уже не один год предлагает создать институт омбудсмена по защите прав предпринимателей при президенте. В России такой институт действует с 2012 года. Карягин сказал, что пока это предложение на нашло поддержки. «Со своей стороны мы хотим создать общественный комитет по защите прав предпринимателей при РКП, куда бизнес мог обратиться за помощью разрешить конфликтную ситуацию, в которой он отказался. Приглашаем войти и представителей госорганов», — сказал глава бизнес-союза.

Новости по теме

Новости других СМИ