Владимир Ковалкин: Беларусы тратят сбережения на текущее потребление — речь идет о выживании


Последняя статистика Нацбанка по валютным операциям граждан свидетельствует не только о желании людей сохранить привычное качество жизни, проблема в том, что заначки белорусов явно не бесконечны.

Итак, белорусы, как сообщает Нацбанк, в июле резко потеряли интерес к приобретению валюты. Но объемы чистой продажи гражданами валюты составили рекордные в этом году 284,3 млн долларов.

У населения при снижении уровня доходов сохраняется привычка к потреблению, которое падает меньше, чем доходы, то есть тратятся сбережения, считают в Нацбанке. По словам начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дмитрия Мурина, желание потратить сбережения связано именно с потребностью сохранить уровень потребления, а не с недоверием банковской системе. В частности, население сдает в месяц примерно 200 млн. долларов, а с депозитов снимает только около 100 млн. «То есть еще 100 млн. долларов население достает из-под матрасов, как у нас говорят», — еще в июне этого года сказал представитель Нацбанка.

Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART Владимир Ковалкин отмечает в комментарии Службе информации «ЕвроБеларуси» , что, «безусловно, падение уровня доходов людей принуждает их тратить сбережения». «Люди разбили копилку, как это обычно бывает в кризисное время, чтобы сохранить, как говорит представитель Нацбанка привычный уровень потребления. Хотя я бы смотрел на проблему несколько шире, - сказал Владимир Ковалкин. - Речь здесь идет не о каком-то среднем классе, который потерял немного в доходах и хочет сохранить возможность путешествий, покупки дорогостоящей техники, автомобилей, квартир и так далее. Здесь речь идет о выживании людей. У значительной части населения доходы упали так, что их уже может и не хватать на текущее потребление: квартплату, еду, минимум одежды, собрать детей в школу».

Кроме того, как подчеркнул эксперт, «за последние полтора года — с 1 января 2015 года по 1 мая 2016 года — в экономике исчезло 153.000 рабочих мест»:

То есть здесь может речь идти не только о том, что у людей упали доходы и они пытаются сохранить привычный уровень жизни, речь идет о том, что вот этим 153.000 людей просто не на что жить — и в ход пошли последние заначки.


По мнению Владимира Ковалкина, «больше, чем на год, для большинства людей тех сбережений, которые у них есть, вряд ли хватит». «Я говорю об основной массе, а не о 2-3-х процентах богатых людей. О тех наемных наемных работниках, которые вынуждены сдавать валюту не для того, чтобы шиковать, а чтобы в принципе выживать», - отметил эксперт.

Тенденции рынка труда оптимизма не прибавляют. «Потенциал к расширению рынка труда есть только тогда, когда есть расширение рынка сбыта. Но наш основной рынок потребления — российский, а он пока проседает. И пока мы не можем торговать с Европой — качество нашей продукции не соответствует европейским стандартам. Все лидеры нашей промышленности — в убытках, за исключением — из гигантов — «Беларуськалия». Они не могут обслуживать ни кредиторскую задолженность, ни кредиты», - подчеркнул Владимир Ковалкин.

Новости по теме

Новости других СМИ