Выбрала ли белорусская элита преемника Александру Лукашенко?

"Белорусский партизан"

Сотрудник Института философии Национальной академии наук Алексей Дзермант вступился за министра иностранных дел Владимира Макея, бывший сотрудник Администрации президента Юрий Баранчик увидел в этом очередной «сговор».

Одним словом, даже теоретическое обсуждение темы преемника аналитиками, так или иначе родственными по взглядам с белорусской правящей элитой, грозит перерасти в громкую ссору.

Если очень упрощенно, то первый раунд дискуссии заключался в следующем. Алексей Дзермант отстаивает мысль, что на смену Александру Лукашенко придет некто Лукашенко-2. То есть, по большому счету, ничего не поменяется и никаких никуда разворотов не будет.

Юрий Баранчик высказал уверенность, что белорусская элита уже нашла замену Александру Лукашенко, это может быть либо министр иностранных дел Владимир Макей, либо старший сын и помощник президента Виктор Лукашенко. Но это не будет проект «Лукашенко-2», то есть и курс будет другим, и ценности, и ориентация.

И вот теперь второй раунд заочной дискуссии.


Дзермант: «Проекта Макей» не существует

… далеко не всегда для преемственности во власти нужно большое количество очень ярких фигур, и даже их наличие не гарантирует того, что именно они потом окажутся у руля, -- пишет Алексей Дзермант. -- Достаточно вспомнить колоритного, очень харизматичного «царя Бориса» — первого президента новой России. Вокруг него было много очень ярких политиков: Лужков, Лебедь, Примаков, которым прочили передачу трона. Но выбор пал на не очень харизматичного, на первый взгляд, офицера госбезопасности Путина, который, собственно, и вытянул Россию из пропасти. Заглядывая на 10−15 лет вперед, мы даже не можем представить, какая конкретно фамилия будет у преемника Лукашенко, да это и не нужно, поскольку, повторюсь, важна не фамилия, а способность выполнять свою функцию. Белоруссия, как и Россия, — система, которая может самоорганизовываться в переходный момент и выдвигать из народной или элитной среды подходящего функционально лидера. Так было в Белоруссии начале 90-х, то же самое произошло в России, только позже.

На мой взгляд, Юрий Баранчик совершенно зря обращается к знакомым ему влиятельным фигурам современной белорусской политики. Особенно удивляют его экстравагантные пассажи о министре иностранных дел Республики Беларусь Владимире Макее. Мой визави почему-то твердо убежден, что существует некий «проект Макея», предусматривающий «европеизацию Беларуси, католизацию, отрыв от Русского мира», а также десакрализацию центра Минска и деиндустриализацию. Мне не удалось найти ничего о существовании подобного проекта и такой его сущности. Из доступных мне и совершенно открытых источников я почерпнул следующее о взглядах Макея.

В журнале «Россия в глобальной политике», являющемся партнером авторитетного издания по международным отношениям Foreign Affairs, Владимир Макей опубликовал на английском языке статью, посвященную правам человека. Статья примечательна не только тем, что адресована именно западной аудитории, но и своим содержанием. По сути, белорусский министр в ней предлагает альтернативную трактовку концепции прав человека и истории ее развития, отличную от западной. Более того, Макей формулирует тезис о том, что у России, восточнославянских народов в силу особенностей исторического и государственного развития будет свое понимание прав человека, которое я бы, исходя из контекста, назвал «евразийским». Министр теоретически обосновал неправомерность претензий западной трактовки прав человека как абсолютно универсальной и единственно верной. И как-то это не вяжется с образом западника, который представляет нам Юрий Баранчик.

Впрочем, Владимир Макей и сам уже исчерпывающе ответил на эти выпады: «Но еще раз повторюсь, мы намерены развивать наши контакты с нашими европейскими партнерами не за счет России и не в ущерб России. Мы, как я уже сказал, исходим из того, что нас с Россией связывает очень многое. Мы всегда знали и знаем, что Россия в трудную минуту придет к нам на помощь и мы сможем опереться на Россию. Но и Россия может рассчитывать на Беларусь без всяких размышлений о дрейфах на Восток, на Запад, на Север или на Юг.

Что касается навешивания различных ярлыков: «западник» или «восточник», я считаю, что это абсолютно неправомерно. Это тоже имеет какую-то дальнюю цель. После этого можно рассуждать, что у руководства Беларуси нет единства: кто-то тянет на Запад, кто-то на Восток. Поверьте, у руководства Беларуси и в правительстве Беларуси есть четкое понимание того, каким путем двигаться. Есть четкое понимание того, что власть, правительство едины, и мы исходим, опять-таки, не из этих ярлыков — «западник» или «восточник», — мы исходим из того, что мы — белорусы и мы должны действовать, исходя из наших национальных интересов».

[…]

Теперь о главном. Конечно, вопрос о преемнике Лукашенко будет решать сам, принимая во внимание и необходимость сохранения связи с его достижениями, и актуальные обстоятельства. В силу своего характера и образа действий президент это сделает в нужный момент, на подготовленную почву, и никакие чиновничьи аппетиты не помешают стране продолжить свое эволюционное развитие. Почему? Потому что Беларусь — не Украина, белорусы — дисциплинированная нация, которая не утратила понимания общего строя и важности строя в бою, понимания важности дисциплины и ответственности на сложном производстве и в государственном управлении. Наверное, именно это и не нравится в белорусской системе различным авантюристам. Но именно благодаря этому белорусы в свое время выбрали союз с Россией. Иногда сторонним наблюдателям кажется, что белорусы слишком индифферентны, наивны, просты, но история показала, что этот социум всегда собирается и четко реагирует на экзистенциальные угрозы. Так было с партизанским движением, с победой Лукашенко на первых президентских выборах. Сейчас важно, чтобы такой угрозы не возникло как чего-то реального. Именно поэтому «новый Лукашенко» обязательно проявится и будет ориентироваться на то, что я описал в своей статье.


Баранчик: «Проект Макей» есть

«Сегодня в экспертном сообществе России, да и не только в нем, говорить о том, что Путин — «преемник Ельцина» (!) — это даже не признак плохого тона. Это хуже. После таких слов на профессиональной карьере человека можно просто поставить крест. Потому что Путин — это антиЕльцин, -- парирует Юрий Баранчик. -- В истории России последних пятнадцати с половиной лет нет фигуры, которая сделала больше, чтобы покончить с ельцинской Россией, чем Путин. Это все равно что сравнивать Николая Второго, который привел к развалу Российской Империи, со Сталиным, который, как говорил Черчилль, принял Россию с деревянной сохой, а оставил с атомным оружием. Поэтому Сталин — это антиНиколай Второй, и именно так он сегодня идентифицируется в народной памяти.

Путин точно также принял почти развалившуюся в экономическом плане страну, с острейшим гражданским конфликтом внутри, но потом, в течение пятнадцати лет, Россия поставила на место сначала Грузию, потом Украину, вернула Крым, сейчас «решает вопросы» в Сирии, и ни один американский или еще какой самолет, даже не думают сунуться в зону действия российских комплексов С-300 на Ближнем Востоке. Британия (!),прекрасно понимая будущие сценарии развития событий в Европе, свалила из ЕС, и доклад сэра Джона Чилкота, а также фильм BBC TWO «Третья мировая война: в командном центре» (World War Three. Inside the War Room) говорят только о видимой стороне этого процесса. А ведь это только начало. Про более мелкие вещи, вроде непрекращающейся череды визитов глав государств всего Ближнего Востока в Москву, про фактически прописку госсекретаря США Керри в московском МИДе, и многие-многие другие, я вообще молчу. Поэтому Путин — это антиЕльцин. Соответственно, приводить Алексею Дзерманту данную связку якобы в подтверждение своей мысли о том, что после Лукашенко в ритме вальса придет Лукашенко-2, и что, в таком контексте, Путин — это Ельцин-2 (!),это даже не смешно.

Алексей Дзермант дискутирует с гипотезами о том, что Владимир Макей как преемник Александра Лукашенко после 2020 или 2025 года будет олицетворять собой западный вектор в развитии республики. Хотелось бы услышать серьезные аргументы, которые бы рубили эту логику на корню, — тогда за республику и ее будущее можно было бы быть спокойным. Как очень тонко и не по годам мудро подметил Алексей Дзермант в конце своей статьи: «Именно поэтому «новый Лукашенко» обязательно проявится и будет ориентироваться на то, что я описал в своей статье». Однако те аргументы, которые он приводит, почему-то заставляют еще более серьезно задуматься о векторе развития республики, если президентом Беларуси станет Владимир Макей.

[…]

Алексею кажется, что он, как член команды, поет осанну ее главе. Однако у профессиональных аналитиков, которые хотя бы год проработали в аналитических структурах под руководством таких уважаемых людей, как Станислав Никифорович Князев — генерал-майор военной контрразведки, Михаил Васильевич Ильин — создатель и руководитель первого Ситуационно-аналитического центра Совета безопасности Республики Беларусь и, конечно, Евгений Вячеславович Матусевич — директор двух сильнейших аналитических структур в республике за всю ее историю, которые после его ухода превратились в ничто, — ИСПИ и НИИ ТПГУ, такие сведения вызвали бы только вопросы: почему статья на английском языке? Почему она адресована западной аудитории? И так далее. Можно прийти на похороны под шафе, с белой розой, в белом костюме, под руку с развязной блондинкой и сказать самую проникновенную речь об усопшем, но белый костюм будет говорить гораздо больше, чем любые слова.

Что касается содержания статьи (которая, как и любой официальный документ такого уровня, ничего не говорит о сути процессов, так как основная задача таких текстов — максимально их скрыть) и не только в данном случае главы белорусского МИД, но выступлений и текстов других высших государственных чиновников Беларуси, то я всегда говорил и буду говорить, что минская школа спичрайта является второй на всем постсоветском пространстве после московской, с большой дистанцией от всех остальных. И я только рад за успехи своих бывших коллег по Министерству иностранных дел Республики Беларусь, которые отмечены публикацией в таком солидном издании.

[…]

Алексей Дзермант, «отбелил», конечно, как смог Владимира Макея, вступился аки лев за ягненка. Честь ему и хвала за проделанную работу. Однако главная проблема его текста для любого профессионального аналитика состоит вовсе не в том, что он упоминает имя Макея, а в том, чье имя он не упоминает в контексте разбираемого текста. Хотя диспозиция двух фигур была предельно упрощена для понимания и сделана нарочито яркой, чтобы ее не заметить. И для традиций византийского двора, если в Минске еще остались люди, понимающие политес и язык жестов на этом уровне, — это опять-таки говорит гораздо больше, чем любые сказанные слова.

И это, конечно, прокол, который является гораздо большим аргументом в подтверждение тезиса о том, что элита Беларуси уже определилась с преемником Лукашенко и только ждет своего шанса, чем даже представление о Путине как Ельцине-2. Хотя. может Алексей Дзермант и прав, и два полковника — один КГБ, а второй ГРУ — гораздо лучше поймут друг друга. А все сказанное про Владимира Макея в предыдущем тексте — просто феноменологическая ошибка, не стоящая и трех трубок Холмса.

Новости по теме

Новости других СМИ