Адвокат: "Брать у Мамиашвили и Аксентьева миллионы без намерения возвратить — самоубийство"

Ольга Лойко / TUT.BY

В суде Центрального района Минска продолжается рассмотрение резонансного дела по обвинению в мошенничестве Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. В пятницу продолжились прения — выступили адвокаты обвиняемых.

В четверг гособвинитель, выступая в прениях, переквалифицировал действия Владимира Япринцева на ч. 1 ст. 405 (Укрывательство преступлений) и попросил назначить ему наказание в виде штрафа в размере 1000 базовых величин (21 тысяча рублей, 10,5 тысячи долларов). Для Казбека Япринцева и Александра Арабяна, обвиняемых по ч. 4.ст. 209 Уголовного кодекса (Мошенничество), прокурор попросил 9 лет лишения свободы с отбыванием его в колонии в условиях усиленного режима, с конфискацией имущества.

При этом представитель потерпевшего Рабцевича с такой переквалификацией не согласился, он настаивает, что мошенничество совершено группой лиц по предварительному сговору, в том числе при участии Владимира Япринцева. Потерпевший и его представитель настаивают на том, чтобы всем обвиняемым назначили наказание, предусмотренное статьей 209, — от трех до десяти лет. Остальные потерпевшие с переквалификацией согласились.

Адвокат Япринцева-старшего Сергей Буякевич подчеркнул, что обвинением не было представлено доказательств совершения Владимиром Япринцевым преступления как по ст. 209, так и по ст. 405. «Даже в момент задержания Владимир Геннадьевич не мог предполагать, что действия сына и партнеров содержали какой-то состав преступления, выходя за пределы обычных бизнес-практик и обычного коммерческого риска», — подчеркнул адвокат.

Он обратил внимание на то, что с момента задержания его подзащитный давал показания о непричастности к любым противоправным действиям, он также ходатайствовал о допросе с использованием полиграфа, но получил отказ. Показания логичны и не противоречат показаниям других обвиняемых, материалам следствия, частично — показаниям потерпевших. «Он не имел никаких бизнес-отношений с потерпевшим Юрием Савяком, деньги от него не получал, ими не распоряжался. Гарантийные письма, подписанные от его имени, проходили регистрацию, ни от кого не скрывались. Он был уверен, что у сына обычный бизнес, со взлетами и падениями, прибылями и убытками», — отметил защитник.

По его мнению, в ходе следствия не было установлено, что Владимиру Япринцеву было известно, что отношения сына с Савяком и Рабцевичем носили криминальный характер. «Есть только текстовые сообщения других участников процесса», — добавил он.

Адвокат напомнил, что его подзащитный дал подробные показания о том периоде, когда ему стало известно о проблемах сына (декабрь 2014 года, разговор с Мамиашвили). При этом нет доказательств того, что Япринцев-старший мог догадываться о том, что в момент получения сыном и его компаньонами средств у них был некий преступный умысел, уверен Буякевич.

«При этом отец предпринял все возможные действия для того, чтобы погасить долги сына, передавая наличные, отдав долю в компании „Трайпл“, причем ее стоимость превышала сумму долга перед кредиторами. Он выдал письменные гарантии кредиторам сына о погашении долга».

«Если бы Юрий Александрович (Чиж) изначально сообщил, что не будет оказывать помощь Владимиру Геннадьевичу и не дал согласие на отчуждение доли, мой подзащитный уверен, что нашел бы иные источники, обратился бы к своим многочисленным друзьям и решил бы вопрос погашения долга без передачи долей в их общем с Чижом бизнесе», — говорит адвокат. Но в итоге доля по номиналу, 100 долларов, досталась двум гражданам России. При этом Буякевич обратил внимание на то, что ни Мамиашвили, ни Аксентьева не удалось допросить, что не позволило точно выяснить, в счет каких обязательств отчуждена доля в «Трайпле».

При этом адвокат обратил внимание на вызывающий сомнения статус двух потерпевших, Савяка и Рабцевича, так как средства поступали от одного юрлица другому юрлицу, никаких документов о том, что, к примеру, компания Kersey как-то связана с Рабцевичем, нет — есть только доверенность на имя Рабцевича от самого Рабцевича, причем, по оценке адвоката, она выполнена разными шрифтами.

Сергей Буякевич назвал необоснованными финансовые претензии Рабцевича, которые в совокупности уже превысили 12 млн долларов, при том, что с его компании переведено было 2,8 млн долларов.

Буякевич напомнил про исключительные спортивные достижения Япринцева.

«Только Владимир Геннадьевич знает, что он пережил за этот год, познакомившись с материалами дела, увидев заявление его друга и бизнес-партнера Юрия Чижа. Этот год мой подзащитный выдержал с честью. Никого не обвинил, никого не оговорил», — подчеркнул защитник.

Адвокат попросил в отношении Япринцева-старшего вынести оправдательный приговор и отменить меру пресечения в виде содержания под стражей, а также отказать в удовлетворении всех исков. (Аплодисменты в зале.)

Адвокат: "Брать у Мамиашвили и Аксентьева миллионы без намерения возвратить — самоубийство"

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Адвокат Казбека Япринцева Ольга Славинская обратила внимание на отсутствие в материалах дела всех счетов компаний ее подзащитного и его партнеров, что не позволяет проследить все сделки и поставки, создает ложное впечатление о том, что деятельность фактически не осуществлялась. «Анализируются только проблемные поставки, при том что было множество благополучно выполненных контрактов и обязательств. А по итогам года их деятельность была прибыльна до последнего года», — обратила внимание защитник.

Она также пояснила, почему Казбек отказался комментировать переписку WhatsApp, извлеченную из его телефона. Все обвиняемые использовали телефоны Apple. Судя по материалам дела, все телефоны обвиняемых, в том числе Япринцева-старшего, были вскрыты с использованием одного пользовательского пароля, хотя обвиняемые уверяют, что пароли были разные. Адвокат настаивает, что вскрыть Apple, не зная пароля, невозможно. Но в итоге только из одного телефона извлечь информацию так и не смогли — настройки сбросились до заводских. Это заставило обвиняемых усомниться в том, что в деле содержится их реальная переписка.

Славинская проанализировала все проблемные контракты в рамках дела и отметила, что «нет объективных достоверных доказательств того, что в момент заключения контракта мой подзащитный и его партнеры не намеривались выполнять обязательства».

Она подчеркивает, что один из контрактов, фигурировавших в деле, в реальности был исполнен, а компания Савяка реально была прокладкой, а поставки на нее — прогонками. К примеру, согласно материалам дела, в один день от офшора обвиняемых на компанию Савяка приходят деньги по контракту на поставку нефтепродуктов, в тот же день он якобы продает те же нефтепродукты уже на другой офшор обвиняемых, получая при этом «прибыль» в размере 700 тысяч. Адвокат подчеркивает: это доказывает, что реальных поставок между обвиняемыми Казбеком Япринцевым и Арабяном не было и не планировалось.

«Брать у Мамиашвили и Аксентьева миллионы долларов без намерения возвратить — это самоубийство. Деньги работали, проценты платились. Что не вернули — это форс-мажор», — подчеркнула Ольга Славинская.

Адвокат попросила Казбека Япринцева оправдать за отсутствием состава преступления, иск Савяка и Рабцевича оставить без рассмотрения.

Как ранее сообщалось, 4 июля в суде Центрального района Минска начался суд по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна.

Один из потерпевших — проживающий в Польше 36-летний директор компании «Газтранс» Андрей Рабцевич, которому обвиняемые должны были поставить топливо на 3 млн долларов: деньги получили, но обязательства не выполнили. Второй потерпевший — известный спортивными успехами Андрей Михневич, ущерб которому составляет 440 тыс. долларов, однако в ходе процесса он засомневался, что в отношении него совершено мошенничество, и отказался предъявлять обвиняемым иск о возмещении ущерба. Основной потерпевший, российский бизнесмен Юрий Савяк, потерял около 27 млн долларов. Он уже дал показания в суде, а накануне прений внезапно предложил обвиняемым заключить мировое соглашение по возмещению ущерба, хотя это и невозможно в уголовном процессе.

Полученные деньги, по оценке гособвинителя, обвиняемые тратили на собственные нужды, в том числе на возврат долгов и исполнение прежних обязательств перед другими лицами и субъектами хозяйствования. По оценке, озвученной гособвинителем, офшорные компании Strawfield и Edena, связанные с обвиняемыми, фактически осуществляли свою финансовую и хозяйственную деятельность по принципу финансовой пирамиды.

Япринцевы и Арабян не признают свою вину, утверждая, что не пытались завладеть чьим-то имуществом, обманывая и злоупотребляя доверием. При этом они признают долги и предпринимали до своего задержания все возможные усилия по их возврату.

Как ранее сообщалось, совладелец холдинга «Трайпл» Владимир Япринцев и его сын были задержаны 11 августа 2015 года. Глава Комитета госбезопасности Валерий Вакульчик сообщил журналистам, что заявление о противоправной деятельности Владимира Япринцева поступило в КГБ летом 2015 года от белорусского бизнесмена Юрия Чижа и двух его партнеров из России. Позже был задержан и сам Юрий Чиж.

Как выяснил «Ежедневник», на начало февраля 2016 года в головной компании холдинга ООО «Трайпл» Юрий Чиж был собственником контрольного пакета — 66,5%. Остальная доля крупнейшего многопрофильного частного холдинга Беларуси, прежде принадлежавшая Япринцеву-старшему, была поровну поделена между известными россиянами — Иосифом Аксентьевым и Михаилом Мамиашвили (по 16,75%), однако ни одного из них в суде так и не увидели. Первого вызывать и не планировалось, а Мамиашвили заявил, что занят подготовкой и участием сборной России в Олимпиаде, и в суде были озвучены его показания с весьма поверхностного допроса в день задержания Япринцевых год назад.

Новости по теме

Новости других СМИ