Как Беларусь потеряла три миллиарда долларов

Дмитрий Заяц, Naviny.by

Валютная выручка Беларуси в первой половине года сократилась почти на 3 млрд долларов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Большие деньги страна потеряла в результате того, что мировые цены на сырьевые товары снизились. Однако списывать провалы лишь на внешнюю конъюнктуру не стоит — белорусский экспорт падает уже четвертый год подряд.


Стране нужна валюта, а ее все меньше

Валютная выручка Беларуси, по данным Нацбанка, составила в январе-июне 13,7 млрд долларов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года валютные поступления нашей страны сократились на 18%, или на 2,96 млрд долларов.

Отрицательный результат в основном связан с проседанием экспортной выручки страны. Так, валютные поступления от экспорта товаров и услуг в январе-июне составили 13,4 млрд долларов и снизились на 2,9 млрд по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.


В чем причина таких потерь?

Результаты внешней торговли дают достаточно точный ответ на этот вопрос. Экспорт белорусских сырьевых товаров (нефтепродуктов, калийных удобрений и нефти) в январе-июне составил 3,57 млрд долларов и сократился по сравнению с первым полугодием 2015-го практически ровно на 2 млрд долларов.

Привело к этому падение мировых цен на нефтепродукты и сокращение спроса в мире на удобрения.

В дополнение к сырьевым товарам отрицательная динамика наблюдается и по другим направлениям. Так, экспорт белорусской сельскохозяйственной продукции и продуктов питания составил в первом полугодии около 1,9 млрд долларов и сократился на 307,4 млн долларов, или на 14%.

Экспорт услуг в целом также снизился в первом полугодии примерно на 150 млн долларов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Радуют в этом году только айтишники — экспорт компьютерных услуг в январе-июне составил 416,7 млн долларов и увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 12,5%.

Однако успехов, которых удалось достичь во внешнеэкономической деятельности некоторым белорусским компаниям, оказалось явно недостаточно, чтобы компенсировать трехмиллиардное сокращение валютной выручки Беларуси.

Многие министерства и концерны, которые отвечают за работу крупнейших госпредприятий страны, в первой половине года не справились с выполнением доведенных правительством заданий по росту экспорта. Так, например, предприятия Минпрома по правительственному плану должны были увеличить экспорт на 5,9% в первой половине года, а в действительности снизили его на 7,8%.

Премьер-министр Андрей Кобяков на прошлой неделе в очередной раз потребовал от чиновников обеспечить рост экспорта. «Стране нужна валюта», — подчеркнул белорусский премьер и поручил наращивать экспорт за счет увеличения физических объемов продаваемой на внешних рынках продукции.

Возможно ли это?


Валютная выручка сокращается четвертый год

Стоит отметить, что сокращение экспорта в Беларуси наблюдалось не только в первой половине 2016-го, а отмечается уже четвертый год подряд. Начиная со второй половины 2012 года, когда Беларусь по требованию России прекратила растворительный бизнес, других драйверов белорусского экспорта не появилось. Как следствие, начиная с 2013 года белорусский экспорт товаров и услуг сокращается.

В 2013-м по сравнению с 2012-м экспорт снизился на 15,1%, в 2014-м — на 1,7%, в 2015-м — на 24,2%, а за первую половину 2016-го экспорт товаров и услуг сократился на 16,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В результате валютные поступления Беларуси в первом полугодии 2016-го опустились до упомянутых 13,7 млрд долларов. Если сравнивать валютные поступления за последние годы, то приходится констатировать, что в первой половине нынешнего года выручка Беларуси снизилась до минимального с 2010 года уровня.

Динамика валютной выручки Беларуси в январе-июне 2010−2016 гг. (в млрд долларов)


Как Беларусь потеряла три миллиарда долларов

Иллюстрация: Naviny.by

Белорусские экономисты выделяют две причины падения валютной выручки. Первая — снижение цен на мировом рынке на нефтепродукты и сокращение спроса на калийные удобрения, то есть на сырьевые товары, которые экспортирует Беларусь.

«Другая причина сокращения валютной выручки имеет более глубинные корни и связана с падением конкурентоспособности белорусских предприятий», — считает ведущий исследователь Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Екатерина Борнукова.

Вступление России в ВТО в 2012 году, констатирует эксперт, привело к тому, что конкуренция на основном рынке сбыта белорусской продукции возросла, и нашим экспортерам стало сложнее ее туда продавать.

С целью повышения конкурентоспособности отечественной продукции белорусские власти поставили в феврале нынешнего года перед госпредприятиями задачу снизить себестоимость продукции на 25%. Однако, как констатировал на прошлой неделе Андрей Кобяков, «это требование в первом полугодии пока не выполнено».

У наблюдателей существуют сомнения в том, что амбициозная задача по снижению на четверть себестоимости продукции может быть в принципе решена в нынешних экономических реалиях.

«Для снижения себестоимости продукции нужны серьезные инвестиции, сокращение избыточной занятости на предприятиях, отказ от перекрестного субсидирования (когда для предприятий устанавливаются завышенные тарифы на энергоресурсы), но пока эти вопросы остаются нерешенными, поэтому не совсем понятно, каким образом себестоимость продукции может сократиться на четверть», — отмечает Екатерина Борнукова.

В общем, перспективы повышения конкурентоспособности белорусской продукции пока весьма туманны, а вот снизившаяся валютная выручка — факт, которым правительство явно недовольно, и это объяснимо.

Валюта сегодня нужна крупнейшим госпредприятиям, совокупные обязательства которых (по оценке МВФ) составляют более 50% ВВП Беларуси. Кроме этого, отмечают экономисты, валюта необходима и государству, чтобы платить по накопленным долгам.

«Поэтому правительство и говорит, что стране нужна валюта — государству и предприятиям она необходима, чтобы рассчитываться перед кредиторами», — говорит финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

От того, добавляет эксперт, будет ли в стране достаточно валюты, зависит стабильность обменного курса белорусского рубля.

В первой половине 2016 года средний курс доллара в Беларуси практически не изменился — в июле он был таким же, что и в январе. Произошло это во многом благодаря населению, считают белорусские экономисты.

«В прошлые годы высокий спрос со стороны населения на иностранную валюту провоцировал ослабление белорусского рубля. В 2016-м мы видим обратную картину — население за январь-июль продало иностранной валюты почти на 900 млн долларов больше, чем купило, и это способствовало стабилизации обменного курса белорусского рубля», — говорит Александр Муха.

По мнению специалистов Нацбанка, которое разделяют и другие наблюдатели, в нынешнем году население тратит валютные вклады и продает ранее накопленную иностранную валюту, чтобы поддерживать качество жизни на докризисном уровне. Как долго этот тренд будет продолжаться, предсказать не берется никто.

«Если население перестанет выступать чистым продавцом на валютном рынке, динамику курса белорусского рубля будут обуславливать внешнеэкономические операции, а именно — какой объем иностранной валюты страна сможет зарабатывать и какие суммы (с учетом платежей за импорт и по долгам) должна будет выплачивать», — объясняет Александр Муха.

Последние четыре года показывают, что Беларуси все сложнее зарабатывать валюту. К каким последствиям в будущем может привести этот тренд — вопрос риторический. Власти в программе социально-экономического развития на 2016−2020 гг. написали, что рост экспорта необходим для обеспечения стабильности на валютном рынке. Не слукавили…

Новости по теме

Новости других СМИ