В огороде — дешевый газ, а в Киеве — Макей

Юрий Дракохруст, TUT.BY

Как сообщила российская газета «Коммерсант», Беларусь и Россия близки к заключению сделки, которая разрешает газовый спор, тянущийся с начала года.

Как и можно было предположить, односторонняя трактовка Минском своих обязательств по газовому контракту принята не будет, задолженность примерно в 300 миллионов долларов, образовавшуюся с начала года, придется все же погасить.

Однако дальше начинаются уступки Москвы. Цена на газ «отвязывается» от доллара и начинает исчисляться в российских рублях. Это страхует белорусскую сторону от потерь в результате падения курса российского рубля относительно «зеленого друга».

Цена снижается со 132 долларов за тысячу кубометров хотя и не до 73-х, что считает справедливым Минск, но до ста, что тоже представляет собой существенный выигрыш.

Одновременно возобновляются в прежнем объеме российские нефтяные поставки, урезанные в июне за упрямство Беларуси в вопросе газовых цен.
Цены на газ для Беларуси остаются выше внутрироссийских, но в соглашении есть обещание российской стороны выровнять их до 2025 года.

Теперешний, августовский проект соглашения не содержит в явном виде пожелания или требования к Беларуси создать СП с Россией на базе пяти системообразующих белорусских предприятий.

«Коммерсант», сообщая о деталях проекта соглашения, отмечает, что Россия в нем пошла на большие уступки, чем было предусмотрено проектом июльского соглашения, выработанного по итогам переговоров первого вице-премьера Беларуси Василия Матюшевского и вице-премьера РФ Аркадия Дворковича.

Почему? Минск в спорах с Москвой ссылался на то, что Россия обещала перейти на так называемые «равнодоходные цены» на газ к 2015 году, когда был торжественно образован Евразийский экономический союз. Но не перешла. Поэтому, мол, Минск перешел на них явочным порядком. Трудно сказать, насколько этот аргумент оказался неотразимым, но стоит заметить, что его весомость никак не изменилась с начала 2016 года. Если Москва не принимала его во внимание тогда, могла бы не принимать и сейчас.

Судя по всему, решающим фактором оказалось упрямство белорусской стороны в сочетании с «дипломатией скандала» и особым характером двусторонних отношений. Отказ платить цену, обусловленую контрактом, был позицией запроса, которую сдали в обмен на реальные уступки.

Разумеется, такая тактика вряд ли сработала бы, используй ее, например, Украина. Но Беларусь — часть величественного плана создания Евразийского союза, геополитического центра силы и мощи, символа вставания России с колен и т.д. Ну, Крым и Сирия, конечно, тоже символы, и может более весомые, но демонстрировать величие России одной силой как-то скучно. По Тютчеву, «но мы попробуем спаять ее любовью, и там посмотрим, чья прочней».

То есть хотелось бы, чтобы хоть кто-то и любил. Отсюда в практической плоскости не следует пошлый вывод, что за любовь надо платить, следует лишь, что с субъектом и объектом этом любви нельзя обходиться совсем уж строго и непреклонно. Истерики, уговоры, скандалы, битье посуды — да на тебе на эту проклятую шубу. Если подумать, то не такая она и дорогая.

Этой логике семейных отношений не чужда и международная политика. Что для России по большому счету миллиард-другой? Нет, много, конечно, но не критично. Чечня, Крым, Донбасс, Сирия тоже не в 5 копеек обходятся. У американцев вот тоже лукавых союзников хватает — платят же. Надо соответствовать. Бремя русского человека, перефразируя Киплинга.

Есть и иная интерпретация российской щедрости, согласно которой Беларусь в обмен уступила нечто, дорогое сердцу каждого белоруса. Такие объяснения возникают всякий раз при капитальных российских уступках. В данном случае оно представляется особенно правдоподобным с учетом острой военно-политической ситуации в регионе. Согласно недавно опубликованному докладу белорусских политологов Юрия Царика и Арсения Сивицкого «Беларусь в контексте противостояния Россия-НАТО: Угрозы и вызовы для суверенитета, независимости и национальной безопасности. Стратегические выводы и рекомендации» Москва оказывает беспрецедентное давление на Минск, «для реализации стратегического замысла Москвы требуется превращение Республики Беларусь из донора безопасности и стабильности в источник множественных вызовов и угроз безопасности и стабильности странам НАТО и Украине».

Если гипотеза Царика и Сивицкого справедлива, то не исключено, что платой за щедроты в газовой сфере может быть отказ Минска от политики балансирования и стойка «смирно» в российском военно-политическом строю. Впрочем, красивой схеме не очень соответствуют факты.

Появление в «Коммерсанте» публикации о белорусско-российской газовой сделке по времени почти совпало с визитом министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея в Украину. Совпадение случайное — визит был приурочен к 25-летию независимости Украины, но оказывшееся символичным.

Стоит напомнить фон визита — резкое обострение украино-российских отношений, российские обвинения в адрес Киева в диверсиях в Крыму, отказ Путина от встречи в «нормандском» формате, фактическое снижение уровня дипломатического присутствия России в Украине, заявления о возможности разрыва дипотношений. Ну и многое другое.

И вот приезжает в Киева Владимир Макей. Встречается с президентом Порошенко, дарит тому слуцкий пояс, благодарит за содействие диалогу между Беларусью и ЕС, заявляет, что «за независимость надо бороться», что в отношениях с Украиной Беларусь «будет руководствоваться только своими национальными интересами», отмечает, что «между Беларусью и Украиной нет неразрешенных проблем».


Фото пресс-службы президента Украины

То есть Путин обвиняет украинские власти в терроризме, не желает встречаться и вообще общаться с украинским руководством, а у Беларуси с этим самым руководством даже нет неразрешенных проблем. То есть балансирование Украины на грани полномасштабной войны с ближайшим союзником Беларуси — это не проблема для Беларуси. Как же так? А вот как-то так.

Дело даже не в оценках заявлений Макея, сделанных в Киеве: приверженцев нерушимого братства Беларуси и России они, наверно, огорчат, людей иных политических воззрений — порадуют. Дело в том, что после них будет политически и психологически трудно осуществить поворот на 180 градусов, о котором пишут в своем докладе Царик и Сивицкий. Этот поворот и сам по себе был бы сопряжен с изрядной потерей лица, а после визита Макея в Киев и произнесенных им там заявлений — вдвойне.

Если бы собирались поворачивать, если бы это было частью согласованной газовой сделки, в Киев послали бы третьестепенного клерка из МИД или просто сдержанное поздравление президента.

Любители конспирологии могут, конечно, усмотреть в визите главы белорусской дипломатии изощренную византийскую хитрость — сегодня подарить слуцкий пояс, а завтра вонзить нож в спину. Ну бывает и такое. К тому же хорошо скроенную теорию невозможно опровергнуть никакими фактами.

Но все же если от пристрастия к излюбленным теориям отрешиться, то жест Минска в отношении Киева скорее опровергает предположение, что за газовую сделку пришлось заплатить капитальными уступками в военно-политической сфере. Может, к ним Москва когда-нибудь Беларусь и принудит, но не сейчас и не в обмен на дешевый газ.


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Новости по теме

Новости других СМИ