Всякий тунеядец станет самозанятым

Константин Скуратович, belrynok.by

Многие самозанятые отказываются и от официального трудоустройства, поскольку реальные заработки во многих отраслях и на многих предприятиях, условия труда, жесткий регламент и требования дисциплины не стимулируют официальную занятость.

Михаил Мясникович, в настоящее время занимающий вторую по статусу должность высшей государственной иерархии – председателя Совета Республики Национального собрания, на деле подтверждает свои креативные способности и сохранившийся интерес к белорусам, которые, как ему кажется, достойны лучшей жизни.

На днях «главный сенатор страны» предложил ввести патентную систему для самозанятых. Мол, она позволит легализовать индивидуальную трудовую деятельность без открытия ИП:

«Надо вводить патент для самозанятости и определить статус самозанятого. Регистрация через покупку патента на самозанятость без постановки на учет в качестве безработных простимулирует предпринимательскую активность лиц, потерявших работу, выход из тени длительно не работающих, но вовлеченных в теневую деятельность людей».


Чеканная формулировка, красивая, следовательно, простая и в своей простоте – гениальная. Тем не менее, возникают вопросы. Самозанятые, которые отказываются от регистрации в качестве безработных, поскольку это не дает ни права на пособие, ни поблажек по социальным выплатам и платежам, на самом деле не являются официально безработными. При этом многие самозанятые отказываются и от официального трудоустройства, поскольку реальные заработки во многих отраслях и на многих предприятиях, условия труда, жесткий регламент и требования дисциплины, которых надо придерживаться, не стимулируют официальную занятость. То есть самозанятость имеет множество преимуществ, которым на самом деле можно противопоставить только достойные заработки и хорошие условия труда.

Г-н Мясникович подчеркнул, что в законодательстве отсутствуют термины «самозанятость» и «самозанятый», но в эту категорию можно отнести лиц, работающих по заявительному принципу без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя – это ремесленники, сотрудники сферы агроэкотуризма, работники личных подсобных хозяйств, лица, занимающиеся уборкой, бытовыми услугами. По его мнению, список самозанятых можно расширить, отдавая отчет, что многие неформально занятые (работающие в тени. – К. С.) люди не защищены, не могут отстаивать свои позиции в суде, не могут пользоваться услугами микрокредитования, безвозмездным доступом к консультациям и прочими услугами.

Это правда, но не вся. На самом деле законодатель давно составил подробный перечень видов деятельности, разрешенных гражданину без регистрации индивидуального предпринимательства. Можно выращивать сельскохозяйственную продукцию, можно заниматься дроблением зерна, выпасом скота, выгулом домашних животных и уходом за ними, реализацией котят и щенков при условии содержания домашнего животного (кошки, собаки).

Сурово! Получается, что цыплят продавать нельзя, поскольку курица не собака, и не кошка, приносит яйца. Но и молоко, выходит нельзя продавать от собственной коровы. Перечень включает и иные виды деятельности по оказанию услуг одними гражданами другим гражданам на возмездной основе без формальной ее регистрации. Как сговорились, так и работают. Убирают жилье, ухаживают за детьми и престарелыми, репетиторствуют, обеспечивают музыкой и конферансом свадьбы, фотографируют, присылают Деда Мороза и Снегурочку, предоставляют услуги, «оказываемые при помощи автоматов для измерения веса, роста».

На самом деле, при желании, список «самозанятых» можно расширять, учитывая усложнение экономической и социальной жизни, которое стимулируется продолжающемся НТП, в том числе и в нашей благословенной стране. Но регламентация за прогрессом не успевает, а традиционные формы трудовой самодеятельности населения не выходят «из тени» вопреки всем бюрократическим ухищрениям государства.

Взять для примера личные подсобные хозяйства, которые никогда не оставались только натуральными и порой конкурировали на рынках с колхозами, давно несколькими президентскими «декретами и указами», специальным законом получили государственные гарантии на поддержку, но на практике этими благами не пользуются. Любой такой государственный кредит на развитие оказывается непосильным для ЛПХ. В то же время, в стране официально насчитывается, думаю, около 1 миллиона личных подсобных хозяйств населения, статус которого позволяет производить самую разнообразную продукцию при условии выплаты предельно щадящего земельного налога, сохраняя полную хозяйственную самостоятельность. Сиречь, независимость от государства.

Сенатор Мясникович предлагает (он говорит о работниках ЛПХ, хотя обращается к их главам. – К. С.) купить у государства патент на самостоятельное производство зерновых, бахчевых, плодово-ягодных и прочих культур, выращивание разнообразной живности и ее переработку в разных целях, на что право у крестьянина было до реформы 1861 года, подтверждено после реформы, гарантировано большевиками, ликвидировано при колхозах и возрождено Кодексом о земле РБ в 1992 году. То есть вновь «свободным хлебопашцам» предлагают купить патент у социального (народного) государства право на хлебопашество.

Мясникович, предполагает, что «фискальный эффект будет невысоким, но он перекрывается по значимости социальным эффектом. Самозанятый не будет получать социальное пособие, но он не деградирует, он обеспечивает себя работай, кормит семью (до этого многие считали, что всех кормит Лукашенко. – К. С.), оказывает значимые услуги или производит востребованные товары. В социальном плане он не безработный, что также важно для человека».

Как говорится, полностью согласен, в то же время, удивлен идеологической эволюции г-на сенатора, который, будучи премьером, еще два года назад называл этих людей «тунеядцами» и требовал введения специального налога для них. Утверждал, что деньги в бюджет поплывут. А сейчас, получается, не поплывут. Но если хотя бы половина собственников ЛПХ купит у государства патенты, которые подлежат ежегодному продлению, то какой-никакой экономическими эффект от этого получится.

Примечательно, что Мясникович в перечень самозанятых включил «лиц, занимающихся уборкой», а кроме них назвал представителей ограниченных групп. «Уборщицы», по моему мнению, это домашняя прислуга высокопоставленных чиновников. Они их знают больше, чем других. По прежнему (досоветскому) «табелю о рангах» прислуга (челядь) относилась к сословиям подлым (за челядью следовали батраки, сезонные рабочие и прочие проходящие мимо барских имений производители всяких услуг), их называли приживалами, а сегодня предлагается повысить их социальный статус за их же счет. Чтобы они не слыли «тунеядцами», в действительности служа нашим «вельможам».

Как всегда, добровольно, но принудительно, поскольку теперь без патента никто прислугу на службу не примет, если у той нет государственного патента. Впрочем, тот, кому это требовалось, тот уже давно зарегистрировался в качестве самозанятого. Их не меньше, и не больше, чем может быть. Поэтому не прав Мясникович, сетующий, что «в свое время был расчет на ремесленническую деятельность», а сегодня ремесленников только 6636 человек. А он думает, что свободно занятых слесарей должно быть не меньше нескольких десятков тысяч? Современная техника, в отличие от советской, так устроена, что после первого подключения прибора к сети его нормальное функционирование гарантируется только в случае неприменения к нему квалифицированных «слесарских услуг».

Все изменилось во всем. Но главное осталось неизменным. Выступление г-на сенатора начиналось как манифест, как декларация самозанятого и самосозидающего человека (с Б. буквы. – К. С.), а завершилось скромной просьбой к более полномочным товарищам, которые работают в местных советах депутатов, в областном и минском городском советах депутатов: «Упростите, уважаемые коллеги, соответствующие порядки». Мол, принимайте меры к улучшению условия для новых предприятий, расширяйте старые, поскольку реальная занятость в экономике падает. Меняйте терминологию, жонглируете понятиями, чтобы каждый перед собой вместо безработного увидел самозанятого, вместо тунеядца – почтенного обывателя.

И не вредно для психики, и надежда на пользу для казны.

…История эта началась, когда у нас никакой истории еще не было. В одном полку жил-был полковой парикмахер, называемый в то время брадобреем. И однажды командир приказал ему (вероятно, министерскую проверку ждали. – К. С.) брить тех и только тех, кто не бреется сам. Брадобрей, получив приказ, сначала обрадовался, потому что многие солдаты умели бриться сами, побрил тех, кто бриться сам не умел, а потом присел и задумался: а что ему с собой-то делать? Если брить себя – приказ нарушишь не брить тех, кто бреется сам. Хорошо! Но если себя не побрить, то окажешься среди тех, кто сам не бреется. А если побриться?.. В общем, такие ситуации, когда начальники грешат многословием и отдают диаметрально противоположные указания, регулярно повторяются.

И всегда ясность в дело вносит внятное волевое командирское решение. Петр I, который хотел видеть окружающих бритыми, ввел налог на бороды. Со временем с пользой для казны на петровские «ассамблеи» все приходили бритыми. Сталин, одержимый финансированием победы над мировым капитализмом, обложил ЛПХ колхозника натуральным и денежным налогом – каждую курицу и куст крыжовника. И добился своего – исчезли со двора и куры, и крыжовник. А Мясникович постоянно путает рамсы, пробует забрать взятку в проигранной игре.

Новости по теме

Новости других СМИ