Лукашенко пока не чувствует необходимости запускать механизм передачи власти


Лукашенко пока не чувствует необходимости запускать механизм передачи власти, он уверен, что проправит еще не один год. Вопрос в том, кому белорусский правитель пожелает передать власть, и станет ли белорусское общество терпеливо ждать естественного конца Лукашенко.

Засекреченная смерть 78-летнего президента Узбекистана Ислама Каримова вызвала жестокую борьбу за власть, которая может обернуться дестабилизацией ситуации в стране. А ряд внешних и внутренних угроз (неоимпериальная политика России) может ввергнуть Узбекистан в долгий период нестабильности и конфликтов.

Как ни странно, между азиатским Узбекистаном и «европейской» Беларусью страшно много общего: Ислам Каримов выстраивал «узбекскую модель» с 1989 года, Александр Лукашенко строил белорусскую с 1994 года. Итог один: упадок и бесперспективность. Проблема в том, что диктаторы приходят и уходят, а страны остаются их заложниками.

Кто и как придет после Лукашенко?

Доктор политических наук Павел Усов рассказал Беларускай праўдзе о возможных последствиях смены власти в Узбекистане и узбекских уроках для Лукашенко.


«Кто первый, тот и победитель»

- Смерть Каримова вызвала если не ступор, то явное замешательство во властных эшелонах Узбекистана. Последние дни жизни Каримова покрыты полным мраком, а после его ухода Узбекистан может оказаться объектом геополитической борьбы. Какие угрозы для страны несет внезапная смерть диктатора?

- Как ни парадоксально звучат слова о внезапности, смерть диктаторов действительно всегда внезапна. Их долгое правление формирует в сознании людей представление о том, что эти, на первый взгляд, всемогущие люди будут жить вечно. Их кончина — это своеобразный шок для сторонников и для противников таких правителей: все они привыкают жить в неизменной действительности, определяемой диктатором, которая вдруг разваливается, приводя граждан в замешательство. Люди теряются перед будущим.

Кончину Каримова вряд ли можно назвать внезапной. Информация о его тяжелой болезни и даже смерти появлялась в Узбекистане на протяжении последних лет; наиболее интенсивными такие вбросы были перед президентской кампанией 2015 года, когда Каримов довольно продолжительное время не появлялся на публике. Поэтому уход Каримова был делом времени, а его ближайшее окружение, скорее всего, успело подготовиться к такому сценарию. По крайней мере, борьба за наследие Каримова велась достаточно давно и довольно жестко.

- Кто имеет шансы занять кресло Каримова?

- Как известно, у Каримова нет сыновей, поэтому власть и деньги оказались в руках у дочерей, Гульнары и Лолы Каримовых. Гульнара в 2013 году полностью потеряла свое влияние и бизнес. Скорее всего, ее падение стало результатом деятельности ближайшего окружения Каримова, которое убирало конкурентов. Хотя общество Узбекистана довольно консервативно, и приход к власти женщины был маловероятным, Гульнара могла бы побороться за президентство. Вторая дочь Каримова — Лола менее активна и не имела больших политических амбиций. Поэтому, скорее всего, передача власти будет реализована по «туркменскому сценарию», т.е власть перейдет к какому-нибудь из высокопоставленных чиновников.

Сейчас, в соответствии с конституцией, функции президента исполняет глава Сената Юлдашев. Поскольку любой авторитаризм построен по принципу «кто первый, тот и победитель», скорее всего, Юлдашев и станет будущим президентом страны.

- Чем может закончиться передел власти в Узбекистане?

- Безусловно, смерть Каримова повлечет ряд негативных последствий для политической системы. Главным образом следует ожидать масштабных чисток «людей Каримова», передела собственности и сфер влияния, развенчания культа личности Каримова, — а это может отразиться на внутренней стабильности в стране. Даже при жизни Каримова Узбекистан не отличался устойчивостью из-за этнического разнообразия и бедности страны. Достаточно вспомнить события в Андижане в 2005 году, когда вспыхнувший в городе бунт власти смогли подавить только при помощи вооруженных войск.

Другим нестабильным регионом является Каракалпакская республика, где в последнее время все громче звучат призывы о независимости.

Сильная напряженность существует и в отношениях с соседними странами: Киргизией и Таджикистаном. Отношения с Россией также трудно назвать хорошими: в 2012 году Узбекистан вышел из ОДКБ и начал процесс сближения с Западом. Поэтому целый ряд внешних и внутренних угроз (неоимпериальная политика России) может ввергнуть страну в долгий период нестабильности и конфликтов.


«Дружба диктаторов» — это редкость

- Лукашенко назвал бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова блестящим лидером. Погововаривают, именно политическое долгожительство узбекского руководителя и стало примером для Лукашенко, однако личные отношения между двумя руководителями не сложились. Почему?

- Я не стал бы переоценивать влияние Каримова на Лукашенко, это спекуляции. Более эффективную систему среди постсоветских диктатур выстроил Нурсултан Назарбаев; стабильный авторитарный режим удалось сформировать Рахмону; стабильностью отличается Туркменистан; успешный процесс передачи власти имел место в Азербайджане. Судьба же Узбекистана пока непредсказуема.

А что касается личных отношений, то «дружба диктаторов» — это редкость, тем более, что «Восток – дело тонкое»: у азиатских диктаторов свои нравы. К тому же Каримов стремился ограничить экономическое и политическое влияние Москвы.

- В современной Беларуси, как и в Узбекистане, не сформирован механизм передачи власти. Лукашенко является единоличным правителем Беларуси, а потому повторение узбекского сценария вполне вероятно. Способен ли Лукашенко извлечь уроки из «узбекской ситуации»?

- Я считаю, что механизм передачи власти вполне сформирован и четко прописан в Конституции — как в Узбекистане, так и в Беларуси. Точно такой механизм работал в Азербайджане. Вопрос в том, будут ли приемники диктатора включены в этот механизм. Я уверен, что если бы у Каримова были наследники-сыновья, а не дочери, то ситуация развивалась бы иначе. К примеру, президент Рахмон уже запустил необходимые процессы, чтобы его сын Рустам в случае смерти отца мог взойти на президентский престол: именно с этой целью в 2016 году были внесены изменения в конституцию и понижен возрастной ценз кандидата в президенты.

Лукашенко пока не чувствует необходимости запускать механизм передачи власти, он уверен, что проправит еще не один год. Вопрос в том, кому белорусский правитель пожелает передать власть, и станет ли белорусское общество терпеливо ждать естественного конца Лукашенко.

Новости по теме

Новости других СМИ