"К тому времени, как количество недовольных клиентов вырастет, мы получим огромную прибыль"

Татьяна Емелина, ABW.BY

Главный обвиняемый по делу "Автокомпанисевен" – директор автохауса Дмитрий Довнар - дал показания в суде.

В ходе следствия его допрашивали около 700 раз, и каждый раз показания имели существенные противоречия между собой. На суде он должен был прокомментировать все нестыковки.


Кратко о деле "Автокомпанисевен"

Автохаус "Автокомпанисевен" работал в Минске в 2010-2014 годах на ул. Лобанка, 94, недалеко от торгового центра "Максимус". Работа была организована по принципу пирамиды: выплаты клиентам, срок договора которых подошел, осуществлялись за счет продажи ранее проданных автомобилей. Такая схема устраивала клиентов - она позволяла гарантированно получить деньги за свой автомобиль по истечении нескольких месяцев, не прикладывая никаких усилий. Поначалу у компании проблем не было - автомобили на комиссию принимались, деньги выплачивались. С конца 2013 года у фирмы начала образовываться задолженность перед клиентами, но автомобили на комиссию продолжали принимать. В 2014-м количество клиентов, договорные обязательства перед которыми не были выполнены, выросло, люди стали массово обращаться в суд. В начале июня 2014-го Дмитрий Довнар был арестован. Ему было предъявлено обвинение по части 4 статьи 209 УК РБ "Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере". В течение следующих трех месяцев были арестованы еще 4 человека, которые, по мнению следствия, имели отношение к деятельности автохауса.


"Как бы там ни было, сегодня я буду говорить только правду"

Перед началом судебного заседания Назыл Фазылов (охранник и автомойщик в одной из фирм Довнара. - Прим. ред.) подал ходатайство об отводе адвоката Дмитрия Довнара: "Мне сегодня стало известно, что адвокат продолжает влиять на процесс тем, что угрожает Довнару в СИЗО. Некоторое время назад Довнар пытался дать отвод адвокату, но его ходатайство было отклонено. Влияние выражается в том, что защитник оказывает на подзащитного психологическое давление и требует изменить показания. Об этом сказал мне сам Довнар".

На что судья отмечает, что если адвокат не выходил за рамки своих полномочий и разъяснил подзащитному санкции статьи, а также смягчающие и отягчающие обстоятельства, то это не причина для отвода.

"Как бы там ни было, сегодня я буду говорить только правду", - заявил Дмитрий Довнар. Хотя в самом начале от дачи показаний в суде Довнар отказался, заявив, что будет отвечать на вопросы только после того, как будут допрошены остальные обвиняемые, потерпевшие и свидетели, а также исследованы материалы дела.

Сначала был оглашен протокол допроса обвиняемого, составленный сразу после задержания Дмитрия 5 июня 2014 года. Во время допроса Довнар пояснил, что у него не было цели сделать компанию убыточной, - задолженность выросла в результате деятельности фирмы. Началом проблем стало то, что продажи автомобилей резко упали, а он, чтобы компенсировать убытки, пытался увеличить оборот средств, поэтому продолжал принимать автомобили на комиссию и продавать их "перекупам" по заниженной цене. Деньги, полученные от продажи автомобилей, Довнар вкладывал в СТО и автомойку, принадлежащие ему же, а также для выплат по договорам, срок которых подходил к концу. Прибыль, полученную от других его фирм, он также направлял на покрытие долгов "Автокомпанисевен". По его словам, 99% принятых на реализацию машин продавали по цене ниже их стоимости до 5%, сумма продажи некоторых снижалась на 20%.

"Иногда приходилось соглашаться с ценой, навязанной мне "перекупами", которые пользовались моим тяжелым положением. Но я не считал, что это слишком убыточная схема, так как нередко приобретал автомобили по срочному выкупу, а также автомобили, нуждающиеся в ремонте, и продавал их потом дороже. Деятельность я продолжал потому, что пытался таким образом оттянуть банкротство и надеялся со временем выбраться из долгов. К тому же я планировал продать часть принадлежащего мне бизнеса, чтобы рассчитаться с долгами", - пояснил Дмитрий Довнар.

Учет автомобилей, полученных на комиссию, велся с помощью заключенных договоров, а вот учета авто, приобретенных перекупщиками, не было. Как говорилось в протоколе, Довнар иногда даже не знал, кто из перекупщиков какую машину забрал. Ему звонил менеджер и сообщал стоимость, за которую перекупщик был готов приобрести автомобиль. Если сумма устраивала Довнара, он давал согласие на продажу данного автомобиля и оплату его стоимости наличными деньгами. По словам Довнара, всего компания работала примерно с 20 "перекупами", но их контактов у директора не было - с ними общались менеджеры, а он только принимал решения о продаже.

"К тому времени, как количество недовольных клиентов вырастет, мы получим огромную прибыль"

В марте 2014 года у компании возникли долговые обязательства перед 150 клиентами, договоры которых истекли. Некоторым были произведены выплаты полностью, некоторым - частично. После этого появились слухи о банкротстве фирмы, поток клиентов резко сократился. За последний месяц деятельности в "Автокомпанисевен" на реализацию было принято 54 автомобиля.

После оглашения протокола допроса Довнара вопросы обвиняемому задавал Сергей Руклецов, который в свое время официально по договорам займа под проценты предоставил Довнару деньги для организации бизнеса в сфере комиссионной торговли автомобилями. При этом на сегодняшний день Довнар остался должен ему около 400 тысяч долларов, что ранее и подтверждал в ходе предварительного следствия.

-- Подтверждаете ли вы, что в конце февраля получили от меня 150 тысяч долларов? Почему тогда во время разговора вы не уведомили меня о состоянии дел в компании и образовавшейся задолженности?

-- Подтверждаю, деньги я брал. Не уведомил вас о задолженности, так как вы никогда не интересовались состоянием дел и не спрашивали меня об этом и в тот раз. Я на тот момент не представлял, какие у меня долги, я не пытался скрыть состояние дел. Работа шла, машины принимались, покупались, много машин было в залогах. Я не проводил аудит и не думал, что ситуация настолько серьезная. По отношению к вам я на протяжении четырех лет в полном объеме соблюдал договорные обязательства. В то время в фирме машин на реализации стояло много, были автомобили, которые остались нереализованными на рынках, имелось имущество других принадлежащих мне предприятиий. Та сумма, которая оглашается, почти 10 миллионов долларов, неточная. Надо учесть, что есть клиенты, которые получили деньги за свои автомобили и обратились в суд за повторной компенсацией.

-- В конце декабря 2013 года у "Автокомпанисевен" скопился долг около миллиона долларов. Вы же утверждаете, что финансовое положение предприятия в тот период было стабильным, а долг скопился только в апреле 2014-го.

-- В конце года активы позволяли перекрыть долг - тогда было много непроданных автомобилей. В последующем эти автомобили были реализованы, деньги выплачены, а работа в компании не останавливалась.

-- Зачем при наличии долга вы продолжали привлекать транспортные средства и продавать их дешевле? Вы осознавали, что увеличивали свой долг?

-- Я покупал авто по срочному выкупу, скупал битые машины, ремонтировал и продавал, тем самым пытался выйти из сложившейся ситуации до последнего дня. Только посидев в тюрьме два года, я понял, что увеличивал все время долговые обязательства. Тогда я думал, что делаю все правильно.

-- Изначально в показаниях идет речь о 50-70 пострадавших, потом их становилось все больше, в результате их стало 500. И вы об этом не знали?

-- Порядка 300 договоров закончились уже после того, как я оказался в тюрьме, а на момент окончания деятельности компании их было 50 или 70.

-- То есть вы хотите сказать, что могли исполнить обязательства, если бы остались на свободе?

-- Мог! Продал бы предприятия, залоговые машины, те, что не продались на рынке, что-то бы смог. Хотя бы уменьшил, а может, и увеличил бы, не знаю.


"К тому времени, как количество недовольных клиентов вырастет, мы получим огромную прибыль"

Через два месяца после своего задержания Довнар излагал следователям совсем иную версию происходившего.

Начинал работу автохаус по следующей схеме: если автомобиль продавался, клиенту выплачивали деньги, если нет - возвращали автомобиль. Это не устраивало многих клиентов. В конце 2012 года Довнар узнал, что в России автомобили продают на условиях выкупа, то есть клиент получает свои деньги независимо от того, продан автомобиль или нет. Эта схема была альтернативой срочному выкупу, когда автохаус выплачивает клиенту деньги при приеме автомобиля.

Он решил организовать деятельность своей фирмы таким же образом. Но в этом случае деньги выдавались по окончании действия договора и могли некоторое время участвовать в обороте фирмы, то есть это была схема срочного выкупа с отсрочкой платежа. Клиентов было очень много. Им предлагалось отдавать автомобили по минимальной стоимости, но чем дольше они не требовали свои деньги, тем больше были их проценты. Также было решено производить расчеты наличными, так как это позволяло использовать деньги в любой момент.

"В то время я занимался бизнесом, связанным с продажей автомобилей, - продавал автомобили на авторынке "Малиновка", - зачитывает государственный обвинитель показания Довнара. - Я знал Фазылова, а тот познакомил меня с Руклецовым. Фазылов узнал, что я ищу денежные средства, и посоветовал обратиться к Руклецову, который, по его словам, предоставлял денежные займы под проценты. От него я получил первый заем под 10 процентов в месяц. Со временем у "Автокомпанисевен" сложилась хорошая репутация. Руклецов часто посещал стоянку. Во время одного из таких посещений он предложил изменить схему деятельности работы "Автокомпанисевен", чтобы увеличить прибыль. Для этого нужно было увеличить количество принимаемых на комиссию автомобилей и увеличить сроки выплат по договорам вплоть до полугода. Руклецов пояснил: чтобы увеличить прибыль, нужно увеличить количество продаваемых автомобилей, а рассчитываться с клиентами частично. Чтобы продавать автомобили быстрее, нужно было делать это по цене ниже рыночной, а вырученные от продажи таким образом деньги пускать в оборот, увеличивая прибыль. Так в схеме нельзя будет усмотреть признаки правонарушения, а к тому времени, как количество недовольных клиентов вырастет, мы получим огромную прибыль. Руклецов при возникновении спорных ситуаций обещал решить все проблемы, и я доверился ему".

После того как показания были оглашены, обвиняемый пояснил, что большее из того, что было зачитано, говорилось им, чтобы оговорить Руклецова и попытаться выпутаться из ситуации самому: "Я оговорил Руклецова специально, чтобы привлечь, притянуть к себе. За это мне было обещано со стороны сотрудников правоохранительных структур минимальное наказание вплоть до того, что будет изменена мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Но меня обманули. Вторая причина, по которой я оговорил Руклецова, заключалась в том, что я надеялся, что он предоставит мне адвоката, но он этого не сделал. Сейчас бы я так не поступил, прошу прощения у Руклецова, что оговорил его".

Кроме того, выяснилось, что финансовые вопросы не решены и между самими обвиняемыми. На момент задержания Дмитрий Довнар признавал, что остался должен Руклецову порядка 400 тысяч долларов. Однако, уже находясь в тюрьме, он посчитал, что переданное по доверенности, выписанной на имя Сергея Руклецова, имущество достаточно по стоимости для погашения имеющейся перед ним задолженности. К тому же, по словам Довнара, когда он узнал о том, что Руклецов стал вывозить оборудование с его СТО, он изменил свое отношение к партнеру и вместо того, чтобы выписать доверенность на оставшийся бизнес на его имя, выписал ее на другого человека. Все вышесказанное, по словам Довнара, стало причиной дачи им ложных показаний против Руклецова.

"Это, а также телефонные разговоры, услышанные мной в ходе следствия, стали причиной потери доверия к вам. Я хотел бы извиниться за то, что давал ложные показания, мне не стоило этого делать".

Адвокат адвокатского бюро "Дубовец и партнеры" Артем Дубовик, осуществляющий защиту одного из обвиняемых, отметил, что говорить об исходе дела пока рано:

"Данное многоэпизодное и сложное уголовное дело - около 500 потерпевших и более 1000 свидетелей - вызвало широкий общественный резонанс. С одной стороны, в ожидании предстоящего судебного решения находятся все без исключения лица, признанные органом уголовного преследования потерпевшими по делу, заявившие исковые требования о возврате либо автомобиля, либо денежных средств по заключенным договорам комиссии. С другой стороны, пристальное внимание к данному процессу приковано со стороны юридических лиц, оказывающих на профессиональной основе аналогичные услуги в данном сегменте потребительского рынка. На сегодняшний день состоялось более ста заседаний, судебное следствие находится в завершающей стадии. Планируется, что в конце сентября стороны перейдут к прениям".

Новости по теме

Новости других СМИ