Реформы. 25 лет спустя

Александр Румянцев, БелГазета

Институт Катона (США) опубликовал исследования на тему 25-летия реформ в посткоммунистических странах. Тема избитая, однако многие все еще спорят о том, как скорость и интенсивность реформ влияет на их эффективность. Учитывая актуализацию дискурса вокруг реформ в самой Беларуси на фоне экономического кризиса, исследование американцев пришлось как нельзя кстати. Тем более президент РБ не раз отмечал, что никаких радикальных преобразований ожидать не стоит, только постепенные, эволюционные изменения, или по-научному градуализм.

В качестве основы для анализа были выбраны количественные показатели, основанные на популярных индексах и некоторых характеристиках экономического и социального развития. Новшеством исследования стала классификация: все показатели были разделены на две группы. В первую группу вошли показатели, изучение которых позволяет оценить экономическую стратегию государства, скорость и глубину реформ. Во вторую включены показатели социального и экономического развития государства, оценивающие успешность реформ.

Страны были разделены на несколько групп в зависимости от скорости трансформации в первые годы после распада СССР. В группе аутсайдеров, ограничившихся незначительными реформами, компанию РБ составили Туркменистан и Узбекистан. Наиболее «быстрыми» реформаторами признаны страны Балтии, Польша, Чехия и Словакия. В России, отмечает исследование, стремительные преобразования были прерваны, а в Грузии и Украине ставка сделана на постепенные реформы. Такая классификация была построена на основе индекса прогресса трансформации (Transition Progress Index, TPI), разрабатываемого ЕБРР. Он оценивает 6 показателей шкалой от 1.0 до 4.3 - от «отсутствия изменений» и до «стандартов современной рыночной экономики». Например, индекс Беларуси равен 2.2, Эстонии - 4.1.

Реформы. 25 лет спустя


ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

Первым фактором, определяющим вектор развития, был выбран уровень демократизации. Для подобного измерения наиболее подходит индекс от Freedom House. Здесь страны Балтии и Центральной Европы на голову опережают всех. Беларусь в составе группы аутсайдеров проваливает этот тест. Примерно аналогичная ситуация со вторым фактором - рейтингом качества госуправления от Всемирного банка (World Governance Indicators, WGI). По индикатору «верховенство права» страны Балтии и Центральной Европы значительно опережают конкурентов, а Беларусь замыкает рейтинг. Индекс восприятия коррупции от организации Transparency International - третий фактор - показывает аналогичную картину.

Первоначально выбранные в качестве флагманов трансформации государства действительно соответствуют данному статусу. Однако результаты не могут не настораживать, ведь основа для вывода была взята из многочисленных рейтингов, каждый из которых имеет свои ограничения.

Справка «БелГазеты». Доклад «Свобода в мире» и индекс Freedom House, делящий страны на свободные, частично свободные и несвободные с присвоением соответствующих рейтингов, готовится на основе «сообщений местных и международных СМИ, данных правозащитных групп и личных наблюдений экспертов». Индекс восприятия коррупции Transparency International составляется на базе «данных опросов, проведенных среди экспертов и в деловых кругах». Общая причина падения доверия к индексам и рейтингам некоммерческих НГО - их подчеркнутый субъективизм, обусловленный методологией и идеологией.


ПОЛУЧАЕМ РЕЗУЛЬТАТ


Перейдем к результатам. Показатель ВВП на душу населения подтверждает наличие фундаментальной разницы в результатах развития в зависимости от стратегии реформ. Данный показатель в среднем среди стран Балтии, Чехии, Польши равен $27363, в то время как в Беларуси он всего $17660. Показатель совокупного притока прямых иностранных инвестиций как индикатор инвестиционного климата также отмечает наличие различных результатов между странами, проводивших медленные и быстрые реформы. С 1989г. по 2012г. его уровень в группе аутсайдеров составил всего $1888, в странах Балтии - $7012.

Уровень социального развития исследуется с помощью Индекса человеческого развития. И здесь виден один из проколов в выборе американскими исследователями показателя: среди аутсайдеров Туркменистан и Узбекистан заняли соответственно 109-е и 114-е места, Беларусь - 50-е. Среднее значение индекса у этих стран равно 0,72. А группа стран с градуалистскими, или медленными, реформами обладает средним показателем в 0,71. Авторы кивают на газовую ренту Туркменистана и различного рода субсидии РФ Беларуси. Однако даже это не до конца объясняет относительно высокий показатель качества жизни в странах-аутсайдерах. Впрочем, авторы заявляют о незначительности такого несоответствия для исследования.

Аналогичные огрехи методологии заметны и в оценке уровня бедности. Она основывается на критерии Всемирного банка - ежедневном доходе ниже $1,9. В Беларуси уровень бедности, по данным банка, в 2010г. составил 5,2%, однако средний уровень бедности в группе аутсайдеров равняется 25%! Похоже, наша страна по этому критерию однозначно должна покинуть названную группу. Однако исследователи решили пренебречь этим несоответствием и оставить Беларусь в компании Туркменистана и Узбекистана. Таким образом, как в части оценки вектора развития, так и при подсчетах социально-экономических итогов реформ авторы исследования приняли чересчур много ложных допущений.


ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

По итогам исследования авторы отмечают, что за исключением Беларуси все неазиатские страны прошли путь от социалистического режима к рыночной капиталистической системе. Разница между самыми успешными реформаторами и градуалистами действительно велика и продолжает увеличиваться. Однако то, какие страны преуспеют в реформах, а какие отстанут, определилось в первые 5 лет после обретения ими независимости. За одним исключением - Грузия, где глубокие реформы начались только после Революции роз в 2003г. На пути либерализации страны Балтии и Центральной Европы достигли куда большего уровня демократизации, чем остальные. Главный вывод исследования: страны, осуществившие в первые годы независимости максимально быстрые и глубокие реформы, достигли самых высоких показателей в экономическом и социальном развитии.

Однако методология исследования оказалась довольно спорной. Сами авторы признали, что работа не отражает действительной ситуации в Грузии, и хотя включение Беларуси в группу аутсайдеров имело достаточные основания, в некоторых показателях ее позиция не укладывалась в условную матрицу для этой группы. Очевидно, в подобных исследованиях не учитываются политические особенности развития регионов и государств. Однако с основным тезисом спорить сложно: наиболее решительные и целеустремленные государства, уверенно шагая по дороге реформ, в итоге добились своего.

Новости по теме

Новости других СМИ