Недотунеядили

Ярослав Романчук, БелГазета

Прошло уже почти 1,5 года с момента принятия скандального декрета президента N3 от 2.04.2015г. «О предупреждении социального иждивенчества». Этот акт законодательства не имеет аналогов и конкурентов в плане абсурдности, опасности и несвоевременности.

Минтруда и соцзащиты как основной лоббист этого аморального акта стыдливо прячется от откровенного разговора по результатам принятия декрета. Министр Марианна Щёткина, очевидно, за достижения в сфере трудового и пенсионного законодательства отправлена в почетную ссылку в Совет Республики. Рынок труда - хуже некуда. Пенсионеры стонут и с тревогой смотрят в будущее, а ответственное за такое состояние лицо отправлено выполнять другую, не менее ответственную работу.


ДЕКРЕТ СЛЕПИЛИ НА КОЛЕНКАХ

На декрете о тунеядцах, как в зеркале, видно отношение политиков и чиновников к научному, аналитическому обоснованию законодательной деятельности. В правительстве уже слышали такое понятие, как «оценка регуляторного воздействия» (ОРВ) нормативного акта. Его еще никто толком не применял, да и методику оценки наверняка сделают так, что мощные отраслевые лоббисты и чиновники, которые их поддерживают, будут всегда правы. «Нарисовать» бумажку, представить расчеты при определенных заданных параметрах - это власти давно научились.

Теперь только вся их алхимия финансов и управления на этом этапе будет проходить под лозунгом «ОРВ». К длинному списку необходимых для получения господдержки документов будет добавлен еще один. Однако, судя по тому, как составляли бизнес-планы и инвестиционные стратегии отраслевые лоббисты, справиться с ОРВ для них не составит труда.

Прежде чем дойти до ОРВ, важно четко определить проблему, представить ее в количественных показателях, а также выбрать критерии успешности выполнения принимаемого нормативного акта. Например, если правительство дало около $3 млрд для деревообработчиков под инвестиционные проекты, то критериями успешности их реализации должны быть прибыльность инвестиций, сроки возврата основной суммы и процентов в бюджете, динамика объема чистой прибыли, динамика выручки, изменение доли на рынке реципиента господдержки, динамика экспорта, а также производительности труда и в условиях нормальной рыночной экономики - динамика стоимости акций.

В случае с декретом N3 должно было быть то же самое. Это же нормативный акт, предполагающий денежные отношения, а также учет самых разных экономических показателей и отношений. При его принятии дисижнмейкеры должны были четко сформулировать проблему, определить механизмы и инструменты ее решения, а также описать, что будет в результате их применения. По истечении полутора лет можно сделать определенные выводы.


ОТМЕНИТЬ, ЧТОБЫ НЕ ПОЗОРИТЬСЯ

Во-первых, описание проблемы, а также контекста ее возникновения было сделано, как любит говорить Александр Лукашенко, на коленках. Цифры взяты с потолка, издержки оценены от балды.

При принятии декрета власти исходили из того, что тунеядцев, согласно их определению, около 10% населения. В 2015г. трудовые ресурсы составляли 5944,2 тыс. человек, а трудоспособное население в трудоспособном возрасте - 5513,4 тыс.

Получается, что сторонники обложения высоким налогом так называемых тунеядцев рассчитывали на то, что его плательщиками с учетом освобожденных будут 400 тыс. человек. Расчет был такой: примерно $210 (20 базовых величин) в год с одного тунеядца х 450 тыс. = $94,5 млн.

Поскольку эти деньги должны были компенсировать затраты здравоохранения и образования на оказание услуг этим тунеядцам, которые на халяву потребляли услуги госучреждений, то, объективности ради, нужно было показать реальные затраты этих учреждений на оказание услуг тем, кто якобы не платит в бюджет. Такая работа проведена не была. Оценки на глазок оказались достаточными для того, чтобы ПП НС в едином порыве (один голос, правда, был против) приняла точку зрения правительства и президента.

Власти не принимали во внимание издержки выполнения декрета. Они не удосужились учесть изменения на рынке труда, а также влияние этого нормативного акта на мотивацию людей. Тяпнули-ляпнули, пообещали Лукашенко усиление трудовой дисциплины и порядок на рынке труда. После полутора лет очевидно, что случился сильный законодательный конфуз.

Пока правительство идентифицировало только несколько тысяч тунеядцев. Даже если предположить, что до ноября 2016г. их наберется примерно 10 тыс., то все равно это будет в 45 раз (!) меньше, чем рассчитывали авторы и лоббисты декрета.

То же самое касается денежных поступлений от так называемых тунеядцев. Они мизерны, а ситуация на рынке труда резко ухудшилась. Желающих работать не прибавилось.

В июле 2016г. в экономике Беларуси было занято 4392,8 тыс. человек. В 2014г., который учитывало правительство при принятии декрета, их было 4550,5 тыс. человек, или на 157,7 тыс. человек больше.

Только за январь-июль 2016г. было уволено на 81998 человек больше, чем принято на работу. Нет оснований считать, что в ближайшие годы ситуация на рынке труда улучшится. С учетом оценки лишней рабочей силы от ЕФСР, нашего кредитора, в 800 тыс. человек, процесс разложения рынка труда Беларуси только начинается.

Мало того, что власти своим «мудрым» централизованным планированием и канализацией огромных денег в государственные инвестиционные программы довели экономику до кризиса, так они всё еще намерены заставить жертв своего асоциального, аморального эксперимента платить налог. Более абсурдную и социально опасную ситуацию трудно себе представить.

Если контролеры начнут в ручном режиме вылавливать сотни тысяч тунеядцев, то в условиях высокой безработицы и острого дефицита работы с зарплатой хотя бы $300 в месяц мы можем стать свидетелями повышенной уличной активности обозленного пролетариата.

Недотунеядили


1 - численность работников, принятых на работу, чел.
2 - из них на дополнительно введенные рабочие места, чел.
3 - численность уволенных работников, чел.
4 - разница между числом принятых на работу и уволенными (знак «минус» - больше уволенных), чел.
5 - соотношение принятых работников и уволенных, %

Недотунеядили

Новости по теме

Новости других СМИ