"Кремль сделает шаги навстречу лишь при очевидных уступках Минска"

Татьяна Маненок, "Завтра твоей страны"

Иллюстративное фото
Нынешний газовый торг с Россией за более комфортную цену на газ Минск безуспешно ведет практически год – беспрецедентный случай в истории белорусско-российских споров.

Отметим, что и суть этого торга на протяжении этого срока тоже существенно изменилась. Если в конце 2015 года для белорусских переговорщиков важно было выторговать лишь скидку к цене на газ на 2016 год – как отмечали тогда белорусские чиновники, – примерно в 10 долларов за тыс. куб м, то позже белорусские претензии приобрели принципиально иной характер.


Затянувшийся спор

На фоне неблагоприятной для крупной страны-экспортера нефтепродуктов ценовой конъюнктуры на мировом рынке из-за падения цены на нефть, что повлекло к заметному снижению цен на природный газ, Минск стал настаивать на переговорах с РФ не просто на газовой скидке, а на пересмотре всего пакета газовых договоренностей с Россией. К этому времени маржа между ценой российского газа для европейских поставщиков и Беларуси сжалась до катастрофического минимума (30-40 долларов за тыс. куб. м., хотя еще недавно она превышала 200 долларов), а для российских потребителей цена на стратегическое топливо упала примерно в 1,5- 2 раза (в зависимости от региона) в долларовом эквиваленте из-за девальвации российского рубля (тариф на газ в Смоленской области составляет около 72 долларов за 1 тыс. кубометров, в Ленинградской области – около 90 долларов за тыс. куб м.).

Белорусская сторона посчитала такую ситуацию несправедливой и стала требовать пересмотреть формулу ценообразования на газ. Основания для такого торга нашлись. «Знаете, нам быть неправыми и выдвигать какие-то заоблачные претензии к России было бы смешно. Это как Слон и Моська. Вы, наверное, понимаете, что мы в абсолютном здравии, если мы чего-то требуем, значит, у нас есть железобетонная позиция», –заявил Александр Лукашенко журналистам 11 сентября.

Эта «железобетонная» позиция заключается в том, что на одном из этапов создания ЕАЭС страны-участницы договорились перейти к 1 января 2015 года на равнодоходные цены на газ (когда поставки газа на экспорт и на внутренний рынок имеют равную доходность). Таким образом, пока Беларуси была выгодна действующая формула ценообразования на газ (в привязке к стоимости газа в Ямало-Ненецком АО РФ), она не требовала ее поменять (как в свое время не сильно сопротивлялась оплате газа в долларах).

Однако когда ситуация изменилась, и Беларуси стало выгоднее покупать газ исходя из равнодоходных цен, Минск в одностороннем порядке привел новую формулу в действие с 1 января 2016 года. С этого времени Беларусь оплачивает российский газ не по той цене, которая прописана в контракте на 2016 год (примерно 133-135 долларов за тыс. куб. м. российский газ стоит для Беларуси на границе – без НДС, а с учетом наценки компании «Газпром трансгаз Беларусь», которая поставляет газ на внутреннем рынке потребителям ГПО «Белтопгаз» – 149,82 долларов за 1 тыс. куб. м.), а исходя из своих расчетных цен. Как следствие, РФ посчитала, что в результате недоплаты белорусский газовый долг достиг 270 млн долларов (белорусская сторона этот долг не признает).

Чтобы понудить союзника быстрее погасить долг и договориться по газу, РФ объявила, что в третьем квартале 2016 года Беларусь получит на 2,25 млн тонн нефти меньше (белорусские НПЗ перерабатывают около 5,8 млн тонн в квартал). Из-за нефтяного ультиматума отечественные НПЗ вынуждены были в 2 раза снизить переработку нефти. Более того, 3 сентября вице-премьер РФ Аркадий Дворкович сообщил, что график поставок нефти в Беларусь будет сокращен до конца 2016 года, если Беларусь не заплатит газовый долг. Угроза достаточно серьезная, если учесть, что обоим НПЗ сегодня очень нужны деньги для скорейшего завершения намеченных этапов модернизации. Поэтому понятно желание белорусской стороны приблизить финиш газового спора.

11 сентября Александр Лукашенко заявил, что Беларусь и Россия практически договорились о цене на газ. Как было сказано, накануне поздно вечером стороны на очередном раунде переговоров «нашли точки соприкосновения, нашли приемлемые развязки» и «создали некий документ, за ночь привели его в порядок» – он будет направлен российской стороне. По его словам президента, российская сторона «очень подвинулась в этом вопросе». «Важно одно – договоримся», – заключил Лукашенко.

На следующий день, 12 сентября в ходе рабочей встречи с вице-премьером Владимиром Семашко Лукашенко поставил задачу в течение 2 дней достичь окончательной договоренности с российской стороной по поставкам энергоносителей. Можно предположить, что этот посыл был адресован, скорее, российской стороне. Однако не сработало – 15 сентября стало известно, что переговоры РФ и Беларуси по цене на газ завершились безрезультатно.


Цена торга

Минск долгое время не озвучивал переговорные позиции по условиям поставок газа. Поэтому любая информационная «утечка» по этой теме вызывала повышенный интерес.

Газета «Коммерсант» 21 июля написала, что Беларусь согласилась в ближайшее время погасить долг за поставки российского газа, но настаивает на том, чтобы в существующей формуле была снижена оплата транспортировки газа – до 65,5 доллара за тысячу кубометров, а также не учитывались расходы «Газпрома» на продажу газа и на хранение в подземных хранилищах газа (ПХГ). При этом белорусская сторона намерена решить газовый вопрос в стратегическом для себя ключе. Дело в том, что ранее стороны договорились о том, что в ЕАЭС уже с 2019 года заработает единый рынок электроэнергии. Однако белорусская сторона убеждена, что создать единый электроэнергетический рынок невозможно, пока не будет создан единый рынок газа (а его создание ожидается к 2025 году), ибо из-за более высоких цен на газ белорусская генерация электроэнергии окажется неконкурентоспособной на общем рынке. Поэтому она предложила РФ поставлять газ для белорусских электростанций уже с 2017 года по более низкой цене.

В конце августа «Коммерсант» сообщил, что Россия и Беларусь предварительно согласовали новую схему ценообразования на российский газ: стороны договорились отвязать газовую цену от доллара и привязать к российскому рублю. Формироваться она будет умножением среднероссийской цены на коэффициент 1,48, сообщили источники издания. В результате стоимость 1 тыс. куб. м. для Беларуси должна составить USD 100 за 1 тыс. куб м. При этом Беларусь погасит долг за газ и пени по старой цене. К 2025 году, когда должен заработать единый рынок электроэнергии, стоимость газа в России и Беларуси должны сравняться. Однако вице- премьер Аркадий Дворкович 8 сентября опроверг эту информацию, заявив, что переговоры продолжаются.

Сейчас можно предположить, что газета, скорее всего, озвучивала некоторые рабочие версии достижения газового компромисса. По сути это подтвердил белорусский вице-премьер Владимир Семашко по итогам встречи с Лукашенко 12 сентября.

Он отметил, что есть три альтернативных варианта решения газового спора. Наиболее выгодным для Беларуси был бы вариант равнодоходных цен, который в том числе заложен в ранее подписанных соглашениях. Второй компромиссный вариант состоит в привязке к внутрироссийским ценам при выполнении ряда условий. В этой связи вице-премьер напомнил, что к 1 июля 2019 года в ЕАЭС должны создать единый рынок электроэнергии, а к 1 января 2025 года – единый рынок углеводородов. «Встает вопрос, как можно прийти к единому рынку электроэнергии, если цена газа на электростанции в Беларуси будет по меньшей мере в два раза выше, чем в России. И мы будем неконкурентоспособны. Мы тогда вынуждены будем всю электроэнергию импортировать. А мы такие деньги вложили в станцию (АЭС – прим. автора), мы, наоборот, полагаем, что можем претендовать и на экспорт», – сказал вице-премьер. Третий вариант, который предложила рассмотреть Россия, предполагает определенные субсидии. «Три этих варианта мы должны обсудить и выбрать главное», – констатировал Семашко.

Белорусская сторона настаивает на наиболее выгодном на данном этапе варианте формирования цены на газ – исходя из равнодоходных цен. Согласится ли с таким подходом российская сторона – большой вопрос, поскольку это потребует корректировки уже подписанных документов, а, самое главное, – дополнительных энергосубсидий для Беларуси. Учитывая, с какими трудностями правительство России сегодня верстает бюджет-2017, можно предположить, что Кремль сделает шаги навстречу лишь при очевидных уступках Минска и «железобетонных» гарантиях стабильности дальнейших правил игры на энергетическом рынке. Тем более, как заявляет российская сторона, прежде Беларусь должна погасить накопившийся газовый долг, что для Минска сегодня также весьма проблематично.

Так что, скорее всего, нынешний газовый спор будет решаться в Кремле. «Когда появился этот вопрос, я лично отправил телеграмму по спецсвязи президенту России в нескольких буквально строчках. Он отреагировал мгновенно. И мы договорились – раз есть проблема, ее надо решать», – рассказал Лукашенко 11 сентября. Теперь, похоже, газовую проблему правителям придется обсуждать не по спецсвязи.

Новости по теме

Новости других СМИ