Тараканьи бега

Валерий Карбалевич, СН-плюс

Фото: svaboda.org
Вот и закончилась очередная политическая кампания под названием «парламентские выборы». Прошла как обычно, с песнями и плясками.

Это такой национальный «вид спорта» — политические тараканьи бега. Белорусские власти категорически отказались выполнять рекомендации ОБСЕ, вносить изменения в избирательное законодательство, чтобы сделать выборы действительно демократическими.

Поэтому кампания прошла по традиционному белорусскому сценарию. Большинство людей на уровне политических ощущений чувствуют, что это не настоящие выборы хотя бы потому, что понимают: депутаты в Беларуси — это не совсем власть, а так, пятое колесо в государственной телеге. Всем было понятно, что в Минске, крупных городах будет проблема с явкой.

А. Лукашенко накануне голосования, принимая Л. Ермошину, дал, как обычно, противоречащие одно другому указания. Он потребовал не загонять людей на участки и одновременно добиться, чтобы на выборы пришло как можно больше людей. А как можно обеспечить высокую явку, не применяя административное насилие? Президент не объяснил.

В итоге избирательные комиссии завышали цифры явки. По оценкам независимого наблюдения, в ходе досрочного голосования превышение составляло 13—14%, что выше, чем в 2012 году. В итоге в Минске, судя по оценкам наблюдателей, в реальности выборы не состоялись, на участки пришло меньше половины избирателей.

Согласно данным ЦИК, за пять дней досрочного голосования проголосовало 31,3% избирателей. По новому законодательству теперь для победы в округе не нужно набирать свыше 50%, достаточно простого большинства. Если, как это обычно происходит, все бюллетени досрочного голосования удивительным образом оказываются в пользу кандидата от власти, то 30% вполне достаточно для того, чтобы объявить нужного чиновника депутатом.

Для того чтобы создать кандидатам от оппозиции новые препятствия, власти на этих выборах отказались от государственного финансирования агитационной кампании. Поэтому претендентам пришлось самим искать деньги, причем легальным образом, все анонимные пожертвования запрещены. Понятное дело, что не все оппозиционеры нашли нужные ресурсы даже на листовки.

На этих выборах количество зарегистрированных кандидатов увеличилось почти в полтора раза в сравнении с предыдущей парламентской кампанией. Во-первых, за счет того, что в государственных структурах проявилась конкуренция различных властных кланов. Правда, она быстро исчезла. 40 кандидатов, которые сами снялись с выборов, это, в основном, представители власти, не сумевшие пролоббировать свои кандидатуры на самом верху. Во-вторых, в ходе этой кампании оппозиция фактически не агитировала за бойкот, все оппозиционные организации, имевшие свои реальные структуры, в выборах участвовали.

Оппозиция имела возможность навязать властям серьезный бой. Для этого она должна была объединиться, выступить с единым посланием, выдвинуть в каждом округе по одному кандидату, чтобы получить кумулятивный эффект. Но она этого не сделала, пошла на выборы разными колоннами, каждый оппозиционный кандидат говорил о своем. Что размыло общее впечатление обывателя от оппонентов режима.

Власти от начала до конца провели кампанию по своему сценарию. Пожалуй, никогда ранее не было такой войны с независимым наблюдением. К середине дня 11 сентября, по предварительной информации, 32 независимых наблюдателя были удалены с избирательных участков, чтобы не мешали «правильно» считать.

Однако в этот раз власти преподнесли всем сюрприз. В двух округах победителями объявлены представители оппозиции. Член Объединенной гражданской партии (ОГП), юрист и предприниматель Анна Канопацкая получила больше всех голосов по Октябрьскому округу в Минске. А заместитель председателя Таварыства беларускай мовы, научный сотрудник Института языкознания Академии наук Елена Анисим объявлена победительницей в Столбцовском округе.

Поскольку выборы от начала до конца контролировались властями, то эта неожиданность стала итогом политического решения на самом верху. Любопытно, что информацию об итогах выборов по Октябрьскому округу Минска Л. Ермошина озвучила в момент, когда результаты по другим округам еще были неизвестны.

Появление оппозиции в парламенте должно, по логике руководства, решить по крайней мере две задачи. Во-первых, нейтрализовать позицию правозащитников, независимых экспертов и оппозиции, утверждающих, что выборов в Беларуси нет. Дескать, смотрите: оппозиционеры будут заседать в Палате представителей, какие вопросы? Во-вторых, это решение должно стать дополнительным аргументом для наблюдателей ОБСЕ, доказывающим, что в белорусских выборах есть прогресс в сторону демократии.

Но здесь интересен выбор кандидатов, предполагающих политическую альтернативу. Он показывает логику мышления людей, принимающих решения. Елена Анисим будет олицетворять идею мягкой белорусизации, которая начала осторожно реализовываться властью после Крыма. Она будет ратовать за повышение статуса белорусского языка и национальной культуры в обществе.

Анна Канопацкая объявлена победителем в округе, где также выдвигались экс-кандидат в президенты, лидер «Говори правду» Татьяна Короткевич. Участницу президентских выборов власти пропустить в парламент не могли. Потому что она уже имела определенный политический вес. Находясь в Палате представителей, Т. Короткевич только наращивала бы свой политический вес. А действующему президенту опасные конкуренты не нужны.

А. Канопацкая, с одной стороны, представитель реальной, может быть, даже радикальной оппозиции. Это ОГП, а не какая-нибудь ЛДП имени Гайдукевичей. Здесь Запад не скажет, зачем вы нам подсовываете фуфло. И лидеру ОГП А. Лебедько немножко сложнее будет уверять политиков ЕС, что выборов у нас нет.

С другой стороны, А. Канопацкая — человек в политике новый, никому не известный. И становиться политической фигурой ей предстоит с нуля. Т. е. власти пока не видят в ней какой-то большой опасности.

Однако сам факт появления оппозиции в Палате представителей — это определенный шаг в сторону усложнения политической системы. До сих пор она была простой и ясной, исходила из того, что весь народ поддерживает власть, оппозиции в стране нет, есть только «отморозки». И вот теперь появление «отморозков» в парламенте несколько меняет всю картину и официальный идеологический конструкт. Это определенный вызов для властей.

Если же оценивать прошедшую избирательную кампанию в целом, то она лишь зафиксировала социальное и политическое статус-кво, законсервировала застой в стране. Когда в течение 20 лет в государстве нет смены элит, заблокированы социальные лифты, то оно не имеет перспектив. Создается тромб, блокирующий всякое развитие. Ибо отнимая выбор у общества, политическое руководство не оставляет выбора и себе. Остается только цепляться за власть любой ценой.

Выросло целое поколение людей, не знающих и не понимающих, что такое выборы, воспринимающие их не как реальное избрание власти, а как техническую процедуру голосования и больше ничего. Так крепостные избирают своих помещиков.

Новости по теме

Новости других СМИ