Беларусь — Россия: оптимизация братства

Юрий Дракохруст, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Глава Беларуси обрушился на дорогого союзника с резкими и разнообразными обвинениями, он припомнил Москве все...

«Да какой такой газовый конфликт, нет никакого конфликта, есть шероховатости, рабочие моменты в отношениях хозяйствующих субъектов, все это клевета врагов нашей братской интеграции», — уверяли почтенную публику со страниц государственных газет и на своих сайтах придворные политологи.

При этом коронным аргументом было то, что президент Лукашенко на этот счет не высказывался, значит, никакого межгосударственного конфликта нет и в помине.

Отрицать очевидное — миссия, может, и почетная, но трудная. Сегодняшние заявления президента, сделанные во время беседы с генеральным секретарем Союзного государства Беларуси и России Григорием Рапотой, делают эту миссию невозможной.

Глава Беларуси обрушился на дорогого союзника с резкими и разнообразными обвинениями, он припомнил Москве все — и многомесячный спор о газовых ценах, и снижение поставок нефти, и ограничения на импорт в РФ продуктов питания. Все эти шаги российских властей Лукашенко расценил, как давление на Беларусь.

Это еще не определение «терроризм на высшем уровне», как президент Беларуси расценил в феврале 2004 года прекращение поставок российского газа, но и не очень далеко от того. По крайней мере, на высшем уровне заявлено, что конфликт межгосударственный и не вчера начавшийся.

При этом Лукашенко не ограничился жалобами безответному г-ну Рапоте. В июне 2009 года в ответ на «молочную войну» Лукашенко пригрозил пересмотреть обязательства Беларуси в рамках военно-политического союза ОДКБ. Сейчас угроза касалась другого любимого интеграционного детища Кремля — Евразийского экономического союза: «То, что я сказал, ни в коем случае не означает, что мы будем в каком-то плане сворачивать интеграционные проекты, но свое участие в этих проектах мы будем оптимизировать. Я дал такое распоряжение правительству и Администрации президента. Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего, в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться — зачем нам там держать кучу чиновников? По-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов? Мы лучших туда отдали. Мы им найдем работу здесь, а то, что там будут приниматься решения, мы с ними согласимся, потому что их практически нет. Мы нарушаем все, о чем договорились».

Беларусь — Россия: оптимизация братства

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Такая вот формула оптимизации братства в стиле героя Ильфа и Петрова — у меня не будет денег, у вас не будет стульев, в смысле лелеемого вами проекта славянского единения под эгидой белого царя. Все та же описанная ранее «дипломатия скандала». И вопрос стоит задавать, не почему он разразился, а почему он не разразился гораздо раньше. А и правда — почему?

На избирательном участке 11 сентября Лукашенко сообщил о телефонном разговоре с Владимиром Путиным и заявил, что газовый спор будет решен в течение двух дней. Смелое заявление в отношении конфликта, который не решался 8 месяцев. 12 сентября Лукашенко дал поручение вице-премьеру Владимиру Семашко окончательно решить вопрос… опять же в течение двух дней. Ну не будем придираться — день туда, день сюда. Но с тех пор прошло не два дня, а неделя. Соглашения, как можно догадаться, нет как нет.

Вряд ли заявления Лукашенко 11 и 12 сентября про двухдневный дедлайн были чистым блефом. Блеф ему совсем не чужд, но блеф, разоблачаемый через два дня, оставляет невкусный осадок. У публики может создаться впечатление, что кого-то ловко «кинули». По-братски так. Или что кто-то что-то не так понял. Что в двусторонних отношениях бывало и не раз. Но повторение все равно неприятно.

Иными словами, перед 11 сентября из разговора с Путиным Лукашенко, скорее всего, вынес твердую уверенность, что вопрос решен, и он может говорить об этом публично. Ну, а позднее оказалось, что все не так просто. В итоге вопрос так и не решен, а престиж слегка подмочен. Такие вещи требуют ответа, который и был дан в беседе с г-ном Рапотой.

В принципе, этого объяснения вполне достаточно. Но можно привести и несколько дополнительных, по которым Кремлю будет вдвойне непросто отмахнуться от претензий союзника.

Белорусский спортивный чиновник, который пронес российский флаг на открытии Паралимпиады в Рио, вызвал прилив симпатий к Беларуси в России. Симпатий того самого путинского большинства, которое так ярко продемонстрировало себя на последних выборах в Думу. Симпатий, подогретых и усиленных российским агитпропом.

И тут вождь этих самых любимых белорусов сообщает, что их очень сильно обижают, с ними не считаются. Они честь России отстояли, а их обижают. И кто — российское начальство. Упс. Некрасиво как-то получается. И некрасиво с самой что ни на есть русской державной точки зрения. Почему хорошего человека обидели?

Словом, просто так не отмахнешься, не скажешь, что больно много Лукашенко хочет и что российская казна не резиновая.

Ну и совсем уж косвенный мотив — выборы в Беларуси прошли в смысле демократических стандартов очень так себе, но смотря с чем сравнивать. Вот в России на думских выборах вообще ни один непрокремлевский оппозиционер не прошел, а в Беларуси — целых два. Должен ведь Запад это цветение демократии как-то отметить?

Вообще-то не должен. Но может. А тут еще очень своевременно миссия МВФ приехала. Тоже как бы ничего не должна. Но тоже может.

Словом, особенности ситуации демонстрируют, что на Москве свет клином не сошелся. Или не весь по крайней мере. Что придает дополнительную уверенность в нападках на нее.

Поиронизировав вначале над коллегами из придворного цеха, должен и сам покаяться. В предыдущей статье «В огороде — дешевый газ, а в Киеве — Макей», доверившись информации «Коммерсанта», я несколько погорячился, посчитав, что конфликт разрешен. На самом деле, как видим, именно сейчас он входит в самую острую фазу.

Но означает ли это, что это разрыв, что отношения навсегда отравлены и никогда не будут прежними? Нет, не означает. Конечно, все когда-то происходит в первый раз, но Беларусь слишком сильно пока зависит от России и слишком слабо связана с Западом, чтобы совершить крутой поворот. И не выйдет Беларусь из ЕАЭС, ну может отзовут пару членов Евразийской комиссии, потом вернут на место. И придут к некоему компромиссу, возможно, менее выгодному Беларуси, чем хотелось бы.

Очередной цикл проклятий-объятий. Сколько раз такое было.
Иное дело, что, как говаривал старик Гегель, количество переходит в качество. Необходимость слишком часто оптимизировать братство порождает сильное подозрение, что возможно дело не в неудачных предыдущих оптимизациях, а в самом братстве.

Новости по теме

Новости других СМИ