Лукашенко изображает из себя жертву


Снимок носит иллюстративный характер
Лукашенко призвал Россию определиться с будущим совместных интеграционных проектов и заявил, что Беларусь оптимизирует в них свое участие.

О чем свидетельствует такое заявление Александра Лукашенко? Действительно ли Беларусь решится отозвать своих представителей из интеграционных проектов или это блеф Лукашенко, чтобы выжать из России очередные бонусы за союзническую верность?

Андрей Суздальцев: Лукашенко, судя по всему, суетится

На эту тему в эфире радио "Свабода" рассуждают журналисты Виталий Цыганков, Олег Груздилович и Дмитрий Гурневич.

Виталий Цыганков: 20 сентября Александр Лукашенко выступил с критикой действий российских властей, которые никак не могут договориться с Беларусью о цене на газ, из-за чего сократили поставки нефти для Беларуси.

Напомним, что еще 12 сентября Лукашенко дал вице-премьеру Семашко два дня на то, чтобы договориться с Россией о цене на газ. Но по состоянию на 21 сентября договор пока не заключен, то есть поручение главы государства Семашко не выполнил.

Как мы и прогнозировали ранее, если не получается договориться на уровне соответствующих министров и ведомств, - тогда в бой идет тяжелая «политическая артиллерия». А именно сам Лукашенко начинает оперировать политическим шантажом в целях добиться определенных экономических уступок от России.

На этот раз Лукашенко заявил следующее: «То, что я сказал, ни в коем случае не означает, что мы будем сворачивать интеграционные проекты, но свое участие в этих проектах мы будем оптимизировать. Я дал такое распоряжение правительству и Администрации президента. Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться - зачем нам там держать кучу чиновников? ...Нарушается все, о чем договорились».

Поддастся ли Москва на этот политический шантаж? Мне кажется это очень маловероятным. В вопросе цены на газ Россия ведет себя довольно жестко, хотя в определенном смысле резон и логика на стороне официального Минска.

Ведь мировые цены на газ за последние два года радикально уменьшились, и Минск естественно требует уменьшить их и для Беларуси. Но Россия знает о 100%-ой зависимости Беларуси от российского газа и поэтому ведет себя с позиции силы.

Заметим, кстати, что Лукашенко специально напомнил, что не так далеко уже в России президентские выборы, и мол, нам надо на этом фоне мягко решать совместные вопросы. Такой намек, что российскому руководству не стоит ссориться с Беларусью, так как это будет негативно воспринято «широкими народными массами» в России.

Экономических аргументов не хватает, и Лукашенко вынужден прибегать к политическим. Но надо смотреть на вещи реалистично - никто сегодня не верит, что нынешнее руководство Беларуси может отменить свое участие в различных интеграционных объединениях и образно говоря, развернуться на Запад.

Определенное психологическое давление на Россию слова Лукашенко окажут, но там к такому уже привыкли, и конечно, паниковать не будут.

Олег Груздилович: Добавлю, что Лукашенко и на этот раз адресует свои спичи не только России, но и внутренней аудитории. И это не только такое банальное впечатление, которое должно повлиять на обычный его электорат. Мол, смотрите, а наш снова как дал этим москалям! Не это главное.

Полагаю, среди белорусской аудитории его речь адресована, во-первых, нашим чиновникам, которые обосновались в Москве и там прекрасно чувствуют себя, но при этом ничего не делают.

Их там действительно несколько сотен, их становится с каждым годом все больше и больше, их содержание, судя по нервной реплике Лукашенко, требует значительных денег, а отдачи от них он не видит. Поэтому заодно он и их предупреждает: ребята, смотрите, работайте лучше, иначе сокращу ваши зарплаты, уменьшу ваше количество в разы.

Также он предупреждает и чиновников, и простых людей в Беларуси, что дела идут плохо, но это из-за России, а не из-за нас, и что нужно больше работать.

При этом он умалчивает тот факт, что у нас основные потери не от поставок «молочки», которую якобы Россия блокирует, а связаны с другими товарами.

На российском рынке идет прочный процесс выдавливания основных брендовых белорусских товаров, таких, как автомобили, тракторы, другая техника. Беларусь по продаже этих товаров постепенно проигрывает конкуренцию российским фирмам и фирмам из других стран, прежде всего из Китая.

Наши «МАЗы» вытесняются «КАМАЗом», с тракторами и «БелАЗами» удачно конкурируют китайцы. Дошло до того, что военную технику, шасси для тягачей ракет стали заменять на собственные модели.

То есть Беларусь теряет российский рынок, но при этом не приобретает другие. Вот польские продавцы овощей и яблок, от которых отказалась Россия вследствие эмбарго, говорят, что благодаря этому уже переориентировались на другие рынки, в Азии и Африке, и закрепились там, а белорусы этого не сделали.

Вот Лукашенко и нервничает, что теряется время, теряются позиции, а взамен ничего не приходит.

Что касается его риторики - то эта корзина, в которой угрозы сочетаются с клятвами в вечном братстве - это раньше было и сейчас повторяется, как привычный отработанный прием.

С одной стороны - пустой шантаж, что мы оттуда уйдем, отсюда уйдем, а с другой стороны - риторика, что мы живем в одном доме, пусть и в своей маленькой квартире, но в одном доме, и куда мы денемся.

В том-то и дело, что никуда он не денется, а ситуация в его маленькой квартире все хуже. Он это понимает и поэтому нервничает, что мы сейчас и увидели.

Дмитрий Гурневич: Это показывает блеф или, иначе говоря, политическую игру, которую ведет Лукашенко. Один из элементов этой игры - объявить себя жертвой. С такой позиции гораздо проще вести игру, ибо тебя начинают жалеть, сочувствовать тебе.

Лукашенко такую тактику использовал уже не раз. Угрозы закрывать двери, умереть в холоде без газа, апелляция к Второй мировой войне даже. Во время одного из конфликтов с Россией Лукашенко даже пустил в ход аргумент, мол, мы гнили в окопах во время войны, а Кремль сейчас к нам так относится.

Но, по сути, Лукашенко может хоть на голову стать. Эти так называемые аргументы на Путина не действуют, так как Москва слезам не верит. Есть отношения между государствами, они регулируются договорами, общей политикой, экономическим расчетом.

А вопли и плачи - это самая обычная форма, а не содержание. И я убежден, что вопрос все равно будет решен в экономически-политическом ключе.

Проблема в том, что никто из нас не знает, о чем стороны договариваются на самом деле, на каких условиях. То, что нам говорят, это разговоры в пользу бедных.

То же самое с заявлениями о пересмотре интеграционных проектов. Эти соглашения сегодня выгодны официальному Минску: и в политическом плане, и в экономическом.

Самый дешевый газ в регионе при таком уровне потребления, который имеет Беларусь, спасает так называемое белорусское экономическое чудо. Лукашенко даже если бы и хотел отказаться от интеграционных процессов, кто его оттуда пустит? Это все очень далеко зашло.

Да и куда Лукашенко пойдет? В Евросоюз? Там есть высокие стандарты по экономике и политике, и эти стандарты далеки от ценностей официального Минска. В Китай? Китай заинтересован раздавать кредиты, за которые бы Беларусь покупала китайские товары.

Поэтому Россия была и будет главным союзником Лукашенко пока он руководит Беларусью. Ведь если бы России что-то сильно не понравилось, то он уже мог и не быть руководителем Беларуси.

Новости по теме

Новости других СМИ