Монолог неуверенности Лукашенко

Валерий Карбалевич, Свободные Новости Плюс

Валерий Карбалевич
Дело не в том, что они глупее или недальновиднее нас…
А. Лукашенко о женщинах в выступлении перед депутатами 07.10.2016 г.


Впервые А. Лукашенко пришел в парламент в момент смены его состава и выступил с речью. Президент предложил сделать это новой традицией. Сам факт интересен. С чего вдруг?

Видимо, глава государства нуждается в понимании и согласии депутатов, что очень знаменательно. Значит, что-то не так в нашем королевстве, коль понадобилась поддержка людей, которых исполнительная власть сама же подобрала и направила сюда.

Выступление А. Лукашенко ценно тем, что оно было сумбурным, он много говорил от себя. Т. е. мы услышали не столько результаты труда спичрайтеров, сколько авторскую интерпретацию происходящих политических процессов.

Авторский монолог президента своеобразен тем, что он всегда насквозь полемичен. А. Лукашенко спорил с какими-то своими критиками, явными и неявными оппонентами. При этом, как принято, постоянно сам себя опровергал.

Как и следовало ожидать, начал он с прошедших выборов. «Нам предстояло разрушить сложившееся в западных странах предубеждение, будто в Беларуси во время всенародного голосования не соблюдаются демократические нормы», — заявил А. Лукашенко. И сделал вывод: «Мы рады возможности продемонстрировать мировому сообществу прозрачность нашей избирательной системы и легитимность органов власти». Как часто бывает, он выдал желаемое за действительное. Потому что на самом деле наблюдатели ОБСЕ констатировали: белорусские выборы не соответствовали демократическим стандартам.

Но А. Лукашенко не был бы самим собой, если бы тут же сам себя не опроверг. Он признался, что в руки оппозиции «я как действующий глава государства никакую власть отдать не могу». Кто бы сомневался. Но тогда зачем нужны выборы? Президент объяснил: чтобы понравиться международной общественности.

И еще любопытный сюжет. А. Лукашенко выразил удовлетворение, что треть депутатского корпуса составляют «наши прекрасные женщины». Он отнес это себе в заслугу. Ибо, по его мнению, если «пустить все на самотек», то женщины не могут на равных соревноваться с мужчинами (см. эпиграф). Здесь интересно не только, скажем мягко, специфическое отношение президента к женщинам. Более важным является признание, что выборы в Беларуси управляемые, состав парламента заранее подбирается согласно квотам.

Внимательно слушайте А. Лукашенко. Он выдает все тайны. Хотя то, что депутатов у нас не выбирают, а назначают, давно уже вовсе никакая не тайна. Но тем интереснее это услышать из уст президента.

Не менее любопытной оказалась тема экономических реформ в интерпретации А. Лукашенко. Из его речи выясняется, что народ выступает за реформы («Бродит этот вопрос в умах людей»), правительство — тоже, оппозиция — тем более. Правительство настолько распоясалось, что настойчиво предлагает создать наблюдательные советы на госпредприятиях. Т. е. оно хочет отказаться от ручного управления производством, а перейти к управлению капиталом и дать свободу директорату.

Получается, что против реформ только один А. Лукашенко. Потому-то он так отчаянно воюет, что один против всех. Почему же он против? И этот ответ есть в выступлении президента. Он утверждает, что оппозиция, предлагая реформы, хочет сломать существующее общественно-политическое устройство страны. В переводе на русский язык это означает, что реформы есть угроза власти.

Хорошей иллюстрацией к этому тезису стало выступление президента на совещании по вопросу переговоров с МВФ 3 октября. Больше всего белорусского лидера возмутило требование фонда запретить пересмотр итогов приватизации после определенного срока (три года). То есть МВФ требует создать внешнее ограничение его власти. Ведь он здесь в Беларуси чуть выше Бога, выше закона и Конституции. Вождь властен национализировать любую частную собственность, даже если она принадлежит иностранцу. И вот вдруг МВФ хочет поставить закон выше воли и желания единоличного властителя. Он может примириться с чем угодно, но только не с посягательством на его власть.

Поэтому он применяет излюбленный прием. А. Лукашенко стремится окарикатурить реформы и их сторонников. Приватизация в его интерпретации — это дележка госсобственности между родственниками. В наблюдательных советах предприятий почему-то непременно окажутся жены и любовницы начальников. Реформы приведут, по его уверениям, к платному образованию и здравоохранению, хотя одно к другому не имеет никакого отношения.

И основной вывод: «Так зачем ломать сегодня существующее положение вещей, если реформы ничего не дают, лучше не становится? Я считаю — не надо... Давайте традиционными методами работать».

Уже давно А. Лукашенко так резко не высказывался об оппозиции. Он несколько раз возвращался к этому вопросу. После долгого самоограничения президент наконец-то дорвался до любимой темы, выпалив целый каскад обвинений. Оппозиция — снова враг. Она далека от народа, не знает, что делать во власти. Оппозиционеры хотят провести реформы «по-бандитски», требуют проведения люстраций, выступают против России.

Видимо, это связано с тем резонансом, который получился из-за появления в Палате представителей двух демократических кандидатов. Эта новость как бы политически реабилитировала оппозицию в глазах населения и номенклатуры, легитимизировала и легализовала статус оппозиции в обществе. Поэтому теперь А. Лукашенко пытается нейтрализовать этот эффект, показать всем, что статус оппозиции не поменялся, что «отморозки» остались отморозками.

Последний интересный сюжет из выступления связан с Россией. Фактически президент обосновывает свою политику медленного дистанцирования от РФ. «Мы должны забыть мышление «свой — чужой», «враг — друг», — утверждает А. Лукашенко. Дескать, нет друзей, есть интересы. В такую концепцию союзничество с «братской Россией» вписывается плохо.

В своем привычном стиле президент в очередной раз сам себя опровергает. Сначала утверждает: «И мы не балансируем, не сидим на двух стульях, как некоторые пытаются утверждать». И тут же дезавуирует собственное утверждение: «Мы вынуждены проводить такую политику, чтобы никого не обидеть, никому не навредить, чтобы устоять... Это что, неправильная точка зрения?»

Более того, он подводит концептуальную базу под политику балансирования: «Должен признать, что мы часто говорили о многовекторности, но в реальности все-таки летели больше на одном крыле. Однако жизнь показала, что в условиях кризиса в такой ситуации мы оказываемся слишком подверженными риску быть зависимыми от политических настроений в соответствующих государствах. Наша задача — добиться реального позитивного баланса в отношениях со всеми соседями, всеми ведущими геополитическими центрами силы».

В продолжение темы нефтегазовой войны А. Лукашенко идет на прямой шантаж России, пугая ее альтернативными поставками нефти. Оказывается, уже загруженный танкер идет в Одессу, ведем переговоры с Ираном, собираемся реализовывать проект строительства нефтетрубы с Балтики.

Возвращаясь к самому событию явления президента депутатскому корпусу, важно констатировать, что, очевидно, это игра. Он не собирается подключать парламент к реальному влиянию на политику. Но сам факт, что А. Лукашенко понадобилась такая игра, есть свидетельство его неуверенности в своей неуязвимости.

Новости по теме

Новости других СМИ