Жизнь как пословица и как анекдот

Юрий Веселов, belrynok.by

Коллаж с сайта belrynok.by
Наступившая осень в политике и экономике Беларуси имеет китайский колорит. Очередной визит президента А. Лукашенко в Поднебесную империю многие провластные обозреватели окрестили историческим.

По их оценке Китай постепенно становится стратегическим партнером Беларуси вместо погрязшей в «вечной стагнации» и «гибридных войнах» со своими бывшими союзниками России.

В связи с этим знакомство с китайским фольклором становится не только занимательным для белорусов, но и полезным делом. Китайские фольклорные жемчужины: «Великий камень» и «Шелковый путь» становятся привычными маркерами тех изменений, которые, по мнению президента А. Лукашенко, сделают белорусскую экономику эффективной и конкурентоспособной.

По его мнению: «Все реформы сделаны. Задача лишь в том, чтобы совершенствовать имеющуюся экономическую модель. А ключ к решению проблем и движению вперед – в знаниях и технологиях». Такими словами глава государства акцентировал внимание членов правительства на текущих задачах в ходе обсуждения с ними в начале октября итогов работы экономики за истекший период 2016 года, а также проектов прогноза бюджета и денежно-кредитной политики на 2017 год.

При этом он указал на особую роль новых китайских инвестиций, договоренности о реализации которых были достигнуты им во время визита. Надежда на Китайско-белорусский индустриальный парк (КБИП) «Великий Камень» и глобальную логистическую систему «Шелковый Путь» из Китая в Европу как на будущие генераторы новых знаний и технологий, на мой взгляд, существенно преувеличена и недостаточно обоснована. Попробую обосновать свою точку зрения.

Вышеприведенная пословица – это не просто краткое изречение назидательного характера, в котором отражается мудрость китайского народа, его жизненный опыт. Любая пословица всегда несет в себе поучительный смысл. В данном случае его лучше формулирует уже русская пословица: «Сколько волка не корми – он все равно в лес смотрит». Так китайский фольклор корреспондирует с российским собратом в отражении белорусских реалий.

Ввязываясь в гонку за китайскими инвестициями (планируется около 9 млрд. долларов) в рамках действующей белорусской экономической модели, нелишне вспомнить о предшествующем опыте их применения в энергетике и цементной отрасли. Зачем повесили на бюджет долговой хомут в сотни миллионов долларов США связанного китайского кредита, если до сих пор нет рынков для экспорта продукции этих отраслей? Если нет возможности получить валюту для расчета с кредитором? Просто наращивать мощности и снижать коэффициенты износа действующих мощностей при отсутствии возможностей роста их загрузки выпуском экспортной продукции — такой задачи ни один нормальный инвестор никогда перед собой не ставит. Кроме белорусских чиновников.

Чиновник-инвестор — это вообще внерыночная категория. Сознание любого чиновника изначально запрограммировано на исполнение решений властных госорганов. Для этого ему нужны сметы соответствующих расходов. А сметы понятия «доход», как правило, не предусматривают. Поэтому доход как цель работы чиновника противоестественна его сознанию. Отсюда и привычка к освоению выделенных средств (в данном случае иностранных кредитов) на основе сметной технологии, а не к получению дохода в рамках бизнес-плана соответствующего инвестиционного проекта.

Подмена инвестиционного финансирования сметным его аналогом при модернизации белорусских госпредприятий уже привела к тому, что приходится срочно создавать специальные «мусорные банки-агентства» для таких кредитных обязательств по проектам, сроки окупаемости которых составляют не годы, а десятилетия. Как это произошло с проектами по модернизации девяти предприятий «Беллесбумпрома» и многочисленными модернизационными «провалами» в сельском хозяйстве.

Сдвинуть горы и повернуть реки вспять – задача для белорусского чиновника вполне посильная при наличии соответствующей сметы затрат. Интересно, а какие новые знания и технологии получили в свой арсенал работники белорусских предприятий при освоении китайских кредитов в энергетике и производстве цемента? Судя по оценке профильных экспертов-специалистов, хорошо знакомых с практикой реализации планов модернизации предприятий этих отраслей, никаких ноу-хау они изначально не предусматривали.

Связанные кредиты никогда не преследуют решение задач инновационного характера у их получателя. Это традиционный инструмент сбыта уже освоенных технологий и оборудования серийного или массового типа производства. В результате этой модернизации ни новых знаний, ни новых технологий белорусские предприятия не получили. Получили новую для себя проблему, как рассчитаться по кредиту при отсутствии источников его погашения. Решать ее будут производственники в рамках глобальной задачи по снижению себестоимости продукции на 25 процентов, поставленной главным чиновником на 5 Всебелорусском народном собрании.

А его подчиненные уже перешли к решению новых судьбоносных проектов. По сообщению БелТА Министерство промышленности РБ и китайская корпорация Weichai Power Co.Ltd планируют создать в Беларуси производство дизельных двигателей. Оказывается, на Минском моторном заводе разработана стратегия развития до 2030 года, а также программа по развитию дизелестроения от 10 до 1500 л.с., согласно которым ведется разработка новых образцов техники с целью создать всю линейку двигателей. Но мощностей и некоторых компетенций на это пока не хватает.

Вот и решили привлечь китайского инвестора. Завод появится на территории КБИП. Конкретные суммы инвестиций пока не раскрываются, но обычно такие проекты оцениваются примерно в 50 млн. USD и выше. Совместный проект позволит Беларуси иметь силовые агрегаты (двигатель, сцепление, коробка передач) отечественного производства, тогда как сейчас МАЗ вынужден закупать вышеупомянутые узлы и агрегаты за рубежом, что повышает стоимость его продукции.

Как это все соотносится с первоначальной миссией парка, сформулированной в его Концепции? С каких это пор дизель стал продукцией 5 технологического уклада, на которую изначально рассчитана продукция предприятий — будущих резидентов КБИП. Уже сейчас видны акценты китайских партнеров в его строительстве. Приоритет отдан строительству крупного логистического хаба на территории парка, как узлового пункта перевалки грузов из Китая на рынок ЕС.

В результате на входе в парк получаем тривиальную логистическую структуру и завод по производству дизелей с технологическим потенциалом 4 уклада и неизвестным трудовым потенциалом. А кто будет на них работать? Своих логистов со знанием китайского или английского языка мы не имеем. Конструкторов и технологов по дизелестроению для нового завода тоже. Остается рассчитывать лишь на китайцев. Благо соответствующие нормативно-правовые акты по привлечению иностранной рабочей силы на государственном уровне уже приняты.

Подобное творчество чиновников-инвесторов стало нормой в белорусских условиях. Имитация рынка под лозунгами импортозамещения на основе иностранных инвестиций продолжается. Богатый русский фольклор имеет пословицу и на этот случай: «Черного кобеля не отмоешь добела». Другими словами — сознание чиновников изменить нельзя.

ЖИЗНЬ КАК АНЕКДОТ

Анекдот из недавнего советского прошлого. Идет поезд вперед к коммунизму, и вдруг закончились пути. Поступает руководящее указание сверху: стоять на месте, шторки на окнах задернуть, вагон раскачивать вручную и всем говорить, что едем вперед. Экстраполируя этот анекдот на белорусскую действительность можно идентифицировать его полное соответствие нашим реалиям. Экономика даже не стоит на месте, а стабильно падает, что подтверждает новый доклад МВФ «Перспективы развития мировой экономики. Ослабленный спрос. Симптомы и лекарства».

По оценке МВФ, только 4 страны (Венесуэла, Южный Судан, Экваториальная Гвинея и Беларусь) в период 2015 -2017 г.г. демонстрируют сокращение ВВП три года подряд. Факт 2015 года – 3,9%. Прогноз МВФ по Беларуси в 2016 году — падение ВВП на 3%. В 2017 году на 0,5%.

В экономической теории это состояние называется устойчивая рецессия. Это надо постараться в условиях ручного управления уникальной белорусской моделью падать три года, в то время как у 95% стран мира экономика растет. А по среднегодовой инфляции за период 2014-2016 г.г. Беларусь вошла в число лидеров. Уже 4 года подряд инфляция у нас превышает 10%.

Шторки белорусской статистики плотно задернуты. Ни один любознательный инвестор не может увидеть реальное состояние дел в вагоне. «Творческий подход» чиновников к статистике как к «политической арифметике» уже никого не удивляет.

Чего стоит только практика исключения с 2010 года амортизации из текущих затрат на производство продукции и трансформации ее в инвестиционный ресурс. Подобная управленческая инновация по упразднению износа как физического явления достойна внимания комитета по Шнобелевским премиям, несомненно, сказалась на «чистоте» подобного статистического эксперимента. Показатели стали лучше и приятнее для их восприятия лауреатом этой премии 2013 года. Даже переход с 2017 года на международные стандарты финансовой отчетности белорусских ОАО на основе МСФО не позволит иностранным инвесторам точно диагностировать их финансовое здоровье, если первичный статистический учет будет искажаться подобными чиновничьими новациями.

Раскачивать вручную вагон белорусской экономики можно бесконечно долго, пока хватить сил у чиновников и терпения у народа. А пока имеем самые низкие темпы роста экономики среди стран ЕАЭС. Альтернатива данной ситуации – переставить белорусский вагон из тупика на другой путь. Но этот путь надо проложить точно, минуя возможные тупики. Вот для этого и нужны новые знания и технологии.

Рассчитывать на то, что «наши хлопцы — крепкие хозяйственники» с опытом социалистического хозяйствования в рамках уникальной белорусской модели смогут его проложить и переставить вагон из тупика на новый путь, безусловно, нельзя. Пользоваться астролябией рыночного характера в институте переподготовки Академии управления при президенте РБ их так и не научили. Причина банальна — учителей в данной области науки там просто нет. Действующая идеология не допускает формирование у носителей власти рыночного мировоззрения.

Многие науки объясняют, почему так происходит. И здесь снова на помощь приходит народный фольклор: «Можно легко вывести девушку из деревни. Но вывести деревню из девушки практически невозможно». Социальная психология гласит, что наши привычки и ценности формируются нашим происхождением, опытом, образованием и социально-экономическим фоном. Ценности, или то относительное значение, которое мы придаем вещам и явлениям, ориентируют и направляют руководителей, когда они сталкиваются с необходимостью принятия критических решений. Практика современного менеджмента подтверждает, что стратегическое поведение руководителей находится под влиянием их ценностных ориентаций, отдавая им предпочтение при принятии управленческих решений, даже если результатом их реализации будут потери, а не выгоды.

Так случилось в Беларуси, что управленческая элита «президентского призыва» в последние двадцать лет формировалась исключительно за счет чиновников и директората из «глубинки». Посмотрите биографии топ-чиновников и топ-директоров. И вы увидите их сельские корни. Президент, девять из десяти работавших до последнего времени глав Администрации президента, Председатели правления Нацбанка, члены правительства. Для них «дух коровы», как и запах металла для производственника-машиностроителя не является неким умозрительным фактом. Поэтому чаяния о надоях в 10000 литров молока от коровы в год из общего стада в 2 миллионов буренок бывшего обладателя 20 должностей одновременно чиновника — многостаночника П. Прокоповича были настолько естественны и понятны всем.

Имеющиеся знания и технологии были почерпнуты большинством действующих белорусских управленцов в советских вузах, производственных предприятиях, полях и фермах. Поэтому сельская философия и соответствующий уклад жизни до сих пор превалируют в их сознании. Советские ценности малоэффективного, но стабильного рабочего места с низкой квалификацией, производительностью труда и соответствующей зарплатой до сих пор главенствуют над дилеммой современного конкурентного рынка: «Меняйся или умри». Любые реформы рыночного характера, как изменения, нарушающие пресловутую стабильность, воспринимаются как покушение на самое святое, что у них есть. На их власть. Прав основоположник Давосского всемирного экономического форума, профессор Клаус Шваб: « Современная экономика – это на 90 процентов психология».

Архаика сельского сознания подавляет в белорусской системе управления потребности в новых знаниях и технологиях. Это подтверждают результаты обследования 30 стран, опубликованных в докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Уровень финансовой грамотности в Беларуси — один из самых низких в мире, следует из доклада. Самые высокие результаты — у Франции, стран Скандинавии, Канады и Гонконга. При этом, по мнению международных экспертов, знания в финансовой сфере у белорусов — самые низкие в Европе. Если сравнивать с миром, результаты хуже только у жителей Малайзии и Виргинских островов.

На вопросы об инфляции, несложных инвестициях, кредитах и депозитах, т.е. о тривиальных рыночных категориях, смогли ответить меньше половины опрошенных белорусов. Исходя из доклада, белорусы знают о своих скудных знаниях: уровень самооценки своей финансовой образованности также один из самых низких в мире.

Экономическая и управленческая «трасянка» как своеобразный диалект сразу выделяет большинство белорусских чиновников и руководителей госпредприятий на любом коммуникационном уровне. Бренд страны с нерыночной экономикой дорого обходится в современном мире. Иностранные инвесторы обходят ее стороной. Даже такой «интеллектуальный заповедник» как Парк высоких технологий (ПВТ), выросший благодаря беспрецедентным льготам, предоставленным президентом страны его резидентам, не мотивирует иностранных инвесторов на полноценное участие в этом проекте. Годовой экспорт программного обеспечения «под заказ» достигнет в этом году почти миллиард долларов США. Но такие высокие по мировым меркам результаты не могут снять опасения иностранных инвесторов стать очередной «Коммунаркой» в припадке возможной национализации.

Они же видят, что собственная страна в лице ее чиновников — распорядителей так и не может сформулировать свой заказ. Что она хочет получить от ПВТ? Их компетенция пока не позволяет понять и освоить такой мировой тренд как «Экономика 4.0», которая подразумевает проникновение информационных технологий во все традиционные сферы бизнеса — от сельского хозяйства и промышленности до торговли и сферы услуг.

Компании – резиденты ПВТ уже стали центрами разработки и компетенций продуктовых моделей концепции семейства 4.0, но их вовлеченность в цифровую трансформацию нашей экономики остается на крайне низком уровне. Государство — заказчик пока не созрел для такой экономики. Решения 4.0 не только дороги для отечественных госпредприятий, но и требуют высокого уровня вовлеченности и заинтересованности белорусского заказчика.

Проблема оторванности отечественной IT-сферы от внутреннего рынка в перспективе может сыграть негативную роль для экономики в целом. Взятый резидентами ПВТ акцент на создание высокотехнологичных и высокооплачиваемых рабочих мест в контексте падающей традиционной экономики уже приводит к раздражению чиновников от Минтруда и МНС.

Почти десятикратная разница в оплате труда работников бюджетного сектора и резидентов ПВТ не дает им покоя. Отсюда попытки лишить последних установленных льгот налогового характера. Социалистическое сознание белорусских чиновников от сохи постоянно борется с природой и законами рыночной экономики. И как показывает практика, к сожалению, часто их побеждает.

При таком варианте исхода борьбы чиновников — защитников интересов народа с ПВТ будем иметь очередную волну «утечки мозгов» в страны ЕС, аналогичную «философскому пароходу 1922 года в РСФСР». Это уже не народный фольклор, а суровая реальность, имевшая место в стране первого в истории человечества «государства для народа».

Выбор как жить, то ли как в пословицах и анекдотах, то ли по законам и на основе ценностей высокоразвитого цивилизованного государства всегда встает перед гражданами каждой страны в процессе поиска ее места в мировом сообществе. Доверять этот выбор только чиновникам – выходцам из народа, по крайней мере, недальновидно. И, как показывает история, опасно.

Новости по теме

Новости других СМИ