Семейная драма, за которой следил весь Байнет: хэппи-энд пока не случился

"Белорусский партизан"

Дмитрий Галко с сыном
Семейная драма белорусского журналиста Дмитрия Галко всколыхнула Байнет: сын журналиста Андрей из-за проблем с алкоголем ушел из реабилитационного центра в Житомирской области в неизвестном направлении. Отец искал его в Украине 4,5 месяца. Нашли парня под Одессой: его держали в рабстве.

Сейчас Андрей находится в белорусском ЛТП. "Белорусский партизан" узнал у Дмитрия Галко, зачем он решился открыть свою личную историю, почему Андрею не помогли в психиатрической больнице, а также с какими трудностями сталкиваются родители алкоголиков.

Напомним, сына журналиста должны были поместить в ЛТП, но отец решил свозить Андрея в Украину, сменить обстановку. Но проблема не исчезла. Зимой Андрей ушел из реабилитационного центра в Житомирская области, куда сначала добровольно поехал. 4,5 месяца искали парня. 5 июля журналист наконец встретился с сыном. Как выяснилось, все это время Андрея держали в Большом Дальнике под Одессой под охраной. Он работал на полях, на плантациях и овощной базе: сортировал свеклу, лук, обрабатывал поля химикатами. Денег не платили. Завербовали парня в Киеве. Сейчас Андрей находится в одном из ЛТП в Беларуси.

- Расскажите, пожалуйста, зачем Вы достали свои скелеты из шкафа, которые в нашем обществе обычно скрывают?

- На мой взгляд, такая психологическая закрытость - серьезный изъян нашего общества: проблемы стараются скрывать, заметать их под ковер, все время оглядываясь на то, а что "подумают люди". Сами проблемы от этого никуда не исчезают, наоборот, они только накапливаются и усугубляются. И в конце концов в один нехороший момент накрывает так, что ты лезешь в петлю или хватаешься за бензопилу...

Это не означает, что проблема обязательно исчезнет, если ее открыто обсуждать. В моем случае она никуда не исчезла. Но если бы она оставалась в узком семейном кругу, вреда от нее было бы еще больше. Так или иначе, в узком кругу проблема не решалась, мы бесконечно ходили по кругу и сходили с ума от неразрешимости.

- Как отреагировали на публичность в Вашей семье и Андрей?

- В семье реакция была разной. Иногда меня могли порицать за то, что я "все это" рассказываю. Но совершенно очевидно: выход за семейные рамки принес всем облегчение. Что касается Андрея, ему особенно не нравилось, когда кто-то мне давал жесткие советы на его счет.

- Некоторые интернет-пользователи винят именно Вас в том, что случилось с судьбой Андрея. Мол, крест вам нести всю жизнь и страдать с Андреем, ведь чудес не бывает. Какие мысли на этот счет? Ждете ли чудо-освобождения Андрея от алкогольной зависимости?

- Ну что значит "нести крест всю жизнь"? Звучит так, как будто в этой истории именно я главный персонаж, который должен отстрадать свои грехи. А мой сын - лишь средство для моего исправ я, тот самый крест. И неважно, что там с ним самим происходит.

Хотя свою часть вины я не отрицаю, думаю, важно как раз то, что происходит с ним. Мне не прожить за него его жизнь. Он должен сам взять ответственность за свою жизнь. Все зависи именно от его воли, а не от чудес.

- В одном из интервью Вы отметили, что "психиатрическая больница - бессмысленное учреждение". Мол, Андрею там не помогли.

- Если бы пытались помочь, но не смогли, то можно было бы понять. Но никто не пытался. Андрей просто "провалялся" там дважды. Он не только не получил никакой психотерапии, но даже не было попыток выяснить, что его толкнуло к асоциальному образу жизни, хотя бы диагностировать проблему.

Мои финансовые возможности, чтобы обратиться к частным психотерапевтам, были очень ограничены. К тому же, Андрей отказывался к ним идти по собственной воле. Те два раза, когда он попадал в отделение кризисных состояний, были единственными возможностями получить квалифицированную психотерапевтическую помощь. Очень ему нужную. Но выяснилось, что кроме как изолировать и штрафовать наше "социальное государство" ничего не может предложить в таких случаях.

- Вы говорили, что считаете ЛТП тюрьмой, откуда молодой парень выйдет полным маргиналом. Как считаете, каким образом в ЛТП могут помочь завязать с алкоголем?

- У Андрея только несколько дней назад закончился двухнедельный карантин, после чего он смог позвонить домой. Я пока не навещал его, собираюсь это сделать в ближайшее время.

Сейчас для него ЛТП не настолько страшен. Я имею в виду, после всех тех приключений, которые он пережил в Украине. Они его закалили определенным образом. Остается радоваться этому обстоятельству, так как других причин для радости здесь нет. Есть большие сомнения, что в ЛТП он получит помощь. Разве что почувствует наконец усталость от такой маргинальной жизни...

- Что делать родителям, чьи дети попали в ловушку "зеленого змия"?

- Прежде всего не доводить до момента, когда в жизни вашего ребенка образуется пустота, которую захочется заполнить простейшим образом. И реагировать на проблемы раньше, чем они станут неразрешимыми.

- Созависимым тоже нужна помощь, в первую очередь, психологическая. Что в этой ситуации для Вас самое трудное? Какие страхи? Как вы боретесь с ними?

- С одной стороны, вроде бы нет ничего проще, чем быть жестким. Но это если уже допекло, и жестокость уже ничего не изменит. Жестокость следует проявить раньше, когда еще совсем не хочется, а надо, так как она может оказаться спасительной. Мне кажется, чем раньше пережить неприятные последствия асоциального поведения, тем больший шанс, что они скорее станут непривлекательными. Жестокость, возможно, не панацея, но бесконечные "китайские предупреждения" в нашем случае, очевидно, завели в тупик и принесли немало вреда.

- Какие планы по возвращению Андрея с ЛТП?

- Все будет зависеть от его доброй воли. Безусловно, я помогу, если он попросит о помощи. Помогу изменить жизнь. Но не стану помогать вновь взяться за старое.

P.S. В Беларуси действуют десятки групп анонимных алкоголиков, которые помогают излечиться от болезни. Ознакомиться с принципами АА и найти группу можно на сайте.

Новости по теме

Новости других СМИ